«Часы отвлекают от мира с террористическими атаками»

Жюльен Маршенуар, знаток старинных механизмов и созерцатель звезд

Жюльен Маршенуар
Фото: Vacheron Constantin

Мануфактура Vacheron Constantin, основанная в 1755 году, — одно из старейших часовых производств в мире, поэтому о сохранении традиций в компании особенно пекутся. Жюльен Маршенуар, директор компании по стратегии и наследию, во время Международного салона высокого часового искусства (SIHH) в Женеве рассказал «Ленте.ру» о том, почему растет популярность моделей в ретростиле и с астрономическими усложнениями, о новых декоративных техниках, использующихся в отделке циферблатов, и о том, чего на самом деле хотят женщины-коллекционеры часов.

Вы директор Vacheron Constantin по наследию — что такое в вашем понимании наследие часовой марки?

Жюльен Маршенуар: Если говорить именно о нашей мануфактуре, наследие — это очень широкое понятие. Широкое и многогранное. Это не только история компании — это история каждой модели, каждого механизма, технических достижений и декоративных техник. Каждый этап развития часового дела в XVIII, XIX и XX веке — это одновременно и часть наследия Vacheron Constantin. Важная часть наследия — архивы мануфактуры, которые позволяют нам лучше понимать и представлять себе, как выглядели и работали часы в тот или иной момент времени и как можно развить и интерпретировать тот или иной ретродизайн или элемент в современной коллекции. Это и символично, и рационально.

В современном быстро меняющемся мире демонстрация наследия придает бренду основательность, дает кредит доверия: у клиентов возникает ощущение аутентичности приобретаемого ими продукта и в то же время делает его интереснее. Мы живем в мире цифровых технологий, где, благодаря средствам связи, все могут быстро узнать все и обо всем, получить доступ к любой информации. И открытость наследия бренда, данных о нем позволяет убедиться в подлинности того, что бренд делает. Для многих это важно.

Вероятно, ваши клиенты больше интересуются классическими часами?

Клиентов интересует, конечно, не только историческое наследие, но и ультрасовременные, совершенно новые вещи. И мы показываем, что часы, которые мы производим сейчас, будут вполне актуальны и сегодня, и даже завтра. При этом декоративные техники, которым сто или двести лет, могут выглядеть современно в XXI веке. В отличие от модной одежды и аксессуаров, которые большей частью актуальны один сезон, часы должны сочетать привлекательный и интересный дизайн с более основательными достоинствами: точностью, сложностью, традиционностью и одновременно инновационностью.

Многие марки сейчас выпускают новые коллекции по мотивам своих архивных моделей — от 30-х до 70-х годов. Если пошла такая мода, то, возможно, клиенту проще пойти и купить винтажные или антикварные часы, они зачастую дешевле новых?

Знаете, я за оба этих подхода. Коллекционирование старинных, антикварных и винтажных часов — прекрасное увлечение, как и коллекционирование новых. Но нужно понимать, что это очень разные вещи. Покупая винтажные часы известной марки, нужно убедиться в их подлинности: не только корпуса, но и механизма. Это долгая процедура: авторитетные экспертизы, проверки. Затем надо учитывать, что какими бы качественными ни были эти часы «в молодости», за прошедшие годы механизм мог разладиться и нуждается в ремонте. Нужно учитывать, что ремонт и обслуживание давно снятых с производства часов может оказаться весьма затратным. В общем, дело непростое. Я бы не сказал, что такие часы выходят в итоге дешевле новых. Кстати, несколько лет назад мы начали собирать и приводить в порядок винтажные Vacheron Constantin: после проверки подлинности, репассажа, полировки мы предлагаем их избранным клиентам, которые хотят собрать историческую коллекцию наших часов 20-х или 50-х годов. Клиенты очень довольны.

Но появляются и новые часы по мотивам исторических?

Vacheron Constantin создает такие модели не только последние несколько лет, а на протяжении десятилетий. Они входят в коллекцию Historiques. Пример — хронограф Historiques Cornes de vache 1955, созданный по мотивам модели 1955 года, одной из самых популярных в истории марки. Мы выбрали его не только из-за самобытного дизайна, но и потому, что это был водонепроницаемый хронограф с антимагнитной защитой. Я хочу сказать, что, выбирая модель для создания ее обновленной версии, мы берем не любую, а выбираем ту, которая отражает время, в которое она была создана, актуальные на тот момент тенденции в дизайне, технические инновации.

А что вы изменяете в таких обновленных версиях?

Делаем корпус большего диаметра — все же сейчас носят более крупные часы, нежели полвека назад, слегка изменяем линии, применяем современные техники обработки материалов — ведь технологии шагнули далеко вперед.

Vacheron Constantin ежегодно демонстрирует коллекцию моделей, выполненных в сложных декоративных техниках. Расскажите о новинках этого года.

Во-первых, это серия Métiers d'Art Villes Lumières — часы с видами ночных городов на циферблатах. Для их создания применялись традиционные эмальерные техники cloisonné и champlevé. В сочетании с ними впервые была использована техника ручного напыления порошка из золота, платины и жемчуга в исполнении приглашенной мануфактурой художницы Йоко Имаи, которая и разработала эту технику. Этот порошок идеально воспроизводит ночной свет на улицах с высоты птичьего полета.

Какие города будут в этой серии?

Мы только начали работу над ней, пока в коллекции только часы с циферблатами, изображающими фрагменты световых схем разных районов Парижа (который называют «Городом света»), Женевы и Нью-Йорка. Каждая модель уникальна, произведена в единственном экземпляре, работа занимает долгое время. Но у нас уже много запросов на такие часы, поэтому, возможно, появятся и другие города. Другой художественный запуск 2017 года — Métiers d’Art Copernicus celestial spheres 2460 RT, три модели, посвященные трудам Коперника. В оформлении циферблата использованы мотивы карты звездного неба Harmonia Macrocosmica Андреаса Целлариуса. По циферблату в виде барочной карты движется диск, изображающий Землю. Один циферблат демонстрирует эмальерную технику Grand Feu, второй — гравировку по белому золоту ramolayé, третий — объемную гравировку по сапфировому стеклу.

В последнее время все чаще появляются женские часы с усложнениями, как вы думаете — почему?

Женщины все больше интересуются сложной часовой механикой, высоким часовым искусством. Наверное, потому, что им хочется подлинности, аутентичности, технического совершенства, а не просто очередного браслета с бриллиантами и кварцевым механизмом внутри. Женщинам нравятся механические часы с автоматическим подзаводом, которые не нужно заводить ежедневно. Кстати, я бы не сказал, что этот интерес проснулся у женщин только сейчас: если посмотреть на историю нашей мануфактуры в XIX веке, оказывается, что многие модели, например, с репетиром заказывали именно дамы.

Ваша мануфактура также известна как создатель самых сложных в мире часов с астрономическими усложнениями. В 2017 году вы представили еще одну сложную новинку — Celestia Astronomical Grand Complication 3600.

Да, это, конечно, не 57 усложнений, как в модели 57260, но наша новая модель с 23 усложнениями тоже весьма впечатляюща, особенно для наручных часов. В механизме толщиной всего 8,7 миллиметра реализованы вечный календарь, прецизионный указатель фаз Луны, указатель возраста Луны, функция уравнения времени, индикация восхода и заката, длительности дня и ночи, солнцестояния и равноденствия, приливов и отливов, объемный указатель взаимного расположения Луны, Земли и Солнца и многое другое, и все это — при трехнедельном запасе хода. Особенно хочу отметить индикаторы гражданского, солнечного и звездного времени, работающие с помощью трех разных колесных передач. Так называемая «тропическая» передача, учитывающая длину тропического, а не календарного года, отвечает за функции, связанные с движением Солнца.

Другая наша сложная новинка — Les Cabinotiers Symphonia Grande Sonnerie 1860, первые в истории Vacheron Constantin часы с «большим боем». Клиенты смогут заказывать их в разных вариантах, например, выбирать материал корпуса и цвет циферблата.

В чем, на ваш взгляд, причина усиления интереса к астрономическим усложнениям?

Сейчас все происходит слишком быстро, в том числе процесс получения информации. Люди все узнают по смартфону, не задумываясь о природе постижения времени, астрономических процессов. Некоторым из нас хочется вернуться к истокам, когда еще до нашей эры появились первые обсерватории, люди узнавали время по звездам и движению светил. Наблюдение за звездами и отражение законов физики и астрономии в часовых механизмах — это нечто вроде сказки, фантастики. Хитроумные, сложные часы отвлекают от современного мира с террористическими атаками, экономическими потрясениями и прочими страшными вещами.

Вы любили астрономию в школе?

Мне она нравилась, но я не был в ней экспертом. Я был мечтательным ребенком, мне нравилось созерцать звезды, а не изучать. Многое, чего я не понял в школе, мне пришлось изучить, когда мы работали над астрономическими часами. Я вырос в большом городе, где звезды видны хуже, чем в Альпах. Там звезды кажутся больше и лучше видны — во-первых, из-за высоты, во-вторых, из-за чистоты воздуха и оттого, что ночное городское освещение не искажает восприятие. В городе даже ночью не бывает по-настоящему ночной темноты.

Ценности00:0217 июня

Бакинский папа

Женщины, богатства и дети бессменного президента Азербайджана. Почти как в кино