И стол, и дом

Чем удивили в Милане лидеры итальянского мебельного производства

Фото: пресс-служба Vitra

На миланском Salone del Mobile свои новинки продемонстрировали лидеры рынка — компании, способные приглашать для реализации своих проектов самых известных дизайнеров мира: Патрисию Уркиолу, Филиппа Старка, Пьетро Лиссони, Фабио Новембре и других. Эти бренды не боятся экспериментов и порой сотрудничают также с начинающими специалистами.

По словам Клаудио Лути, главы бренда Kartell, преуспевающие бренды, кода сами были начинающими, приглашали дизайнеров, которые делали первые шаги в индустрии. Однако в текущей экономической ситуации компании все же стараются подстраховаться и работают с проверенными дизайнерами или сужают ассортимент новинок: лучше меньше, да лучше. Компания Knoll, например, представила в Милане на Salone del Mobile три новых предмета, и все — авторства опытного Пьетро Лиссони. Это составная система диванов Avio, мраморный стол Grasshopper и системы хранения с приятно звучащим для русского слуха именем Matrioshka. Правда, общего с нашей страной и деревянными куклами у этих стеллажей немного: разве что материал и то, что модули хранения вдвигаются в раму стеллажа, как матрешки разного размера вкладываются одна в другую.

Особенность Grasshopper — контраст тяжелой столешницы с обманчиво легкой на вид опорой. То, что получилось, вызывает в памяти дизайнерские идеалы 60-х годов с их максимальным стремлением облегчить конструкции. Диваны Avio также соответствуют своему «воздушному» названию, а благодаря асимметричной форме оттоманки совсем не выглядят тяжеловесно-классическими.

Немалая часть ассортимента компании Zanotta — новые интерпретации моделей, запущенных ранее, в частности, в 2016 году. Например, кофейный столик Niobe в этот раз выполнен из мрамора и стали: легкая геометричная стальная опора и столешница из мрамора одного из трех видов: белого каррарского, темного марквина и несколько более светлого, теплых оттенков имперадора. Создательница Niobe, дизайнер Федерика Капитани прокомментировала свой выбор материалов так: «Новая модель демонстрирует нежность мрамора, элегантно заключенного в стальную раму».

Обновился и столик Emil по дизайну Франка Реттенбахера. Теперь столешница выполнена из массива дерева, а опоры на выбор могут быть стальными с отделкой под бронзу или под медь: по словам дизайнера, он целый год искал лучшие сочетания и пришел к выводу, что лучшей оправы для дерева, чем бронза и медь, просто нет. В этом решении тоже читаются мотивы ретро, причем куда более давнего, нежели 60-е: это из времен деревянного кораблестроения, когда дощатая обшивка судна контрастировала с медными деталями иллюминаторов и поручней. А самая остроумная, пожалуй, из новинок компании — ночной столик Taschino (в переводе с итальянского — «кармашек»): дизайнер Габриэле Роса переработал идею более ранней модели, письменного стола Calamo. К столу прибавился объемный карман из кожи, который сверху закрывается откидывающейся крышкой. Ее можно запирать на ключ. Идеальное решение для того, кто плохо спит, опасаясь, что воры утащат с тумбочки его часы.

Марка Vitra, базирующаяся в Швейцарии и Германии, вновь пригласила голландского дизайнера Хеллу Йонгериус для работы над новой версией ее кресла East River: теперь оно будет выпускаться и с кожаной обивкой на основе из светлого или темного дерева. Совершенно новый объект предложил дизайнер Антонио Читтерио. Его диван Grand Sofa, по мнению автора, призван изменить привычное отношение к дивану. «Если вы размышляете о диване, то это на самом деле размышления о том, как живут люди, — пояснил Читтерио. — 30 или 40 лет назад на диван усаживали гостей для светской беседы. В восьмидесятые диван стали использовать не только для этого, он приобрел больше индивидуальности. Сейчас диван — остров в центре общего для семьи жилого пространства, мягкая поверхность, которую мы используем множеством разных способов: смотрим телевизор, спим, едим».

Креативный директор марки Moroso Патрисия Моросо давно дружит с дизайнером-тезкой Патрисией Уркиолой. Как уже бывало прежде, Уркиола оформила стенд бренда на Salone del Mobile и разработала новые предметы мебели: так, серия Lilo пополнилась обитым кожей шезлонгом, вдохновленным, по словам самой Уркиолы, скандинавским стилем и интерьерами 50-х годов. Уютная изогнутая поверхность шезлонга покоится на массивной деревянной опоре.

Израильский дизайнер Рон Арад, известный своим пристрастием к простым формам, создал для Moroso новый диван Bell Lab. Он выглядит как несколько сложенных друг на друга цилиндров (или бревен, или бочек), которые приспособили под сиденье. Однако вдохновлялся Арад несколько более сложными вещами: диван назван по имени технологического и исследовательского центра в Нью-Джерси, а его формы навеяны зданием центра постройки Эро Сааринена.

Наконец, третья новинка Moroso нынешнего года, разработанная для бренда японским дизайнерским бюро Nendo, станет настоящим подарком взрослым, которые любят быструю езду, и детям, которые любят машинки, но не любят делать уроки: стол Highway своими очертаниями повторяет автомобильную эстакаду. Столешница — дорожное полотно, опоры — пилоны эстакады.

Урбанистика и индустриальный стиль вдохновили и дизайнеров, работавших на марку Magis. Джерзи Сеймур показал коллекцию Bureaurama: столы и табуретки, напоминающие конструкции из металлического профиля, а Константин Грчич — целую коллекцию мебели (скамьи, столы, табуреты), словно собранные из тяжелых чугунных деталей в слесарном или токарном заводском цеху. И название коллекции подобрано подходящее — Brut, от brutal — «грубый, жесткий»; при этом сам Грчич напоминает, что так же называется и сорт игристого вина: мол, мебель-то грубая, а идея — искрометная.

Относительный недостаток нежности у Magis восполнил Марсель Вандерс. Со свойственной ему иронией дизайнер назвал свое новое кресло Cyborg Daisy — это или «киборг по имени Дейзи», или «киборг-маргаритка» (женское имя Daisy совпадает с названием цветка). В любом случае подчеркнут контраст брутальности и нежности: опора кресла напоминает бытовой прибор или робота в представлении фантастов середины прошлого века, а ажурная спинка выглядит как кружево, вырезанное из металла.

Ценности00:0118 июля

Пора рожать

Младенцы зарабатывают для родителей миллионы. Звезды торопятся забеременеть