Эрдоган глобального масштаба

На международной арене Соединенные Штаты все чаще ведут себя как Турция

Фото: Jonathan Ernst / Reuters

Каскад взаимоисключающих обещаний и заявлений, звучащих из уст Дональда Трампа и членов его команды, заставляет задуматься: как вообще теперь можно строить отношения с Соединенными Штатами? Этот вопрос волнует все основные центры силы мировой политики — Китай, Россию и Евросоюз. Одним из ключей к пониманию нынешней внешнеполитической логики США служит анализ поведения Турции на международной арене.

В последние недели и дни США порадовали своих партнеров целым ворохом чудачеств, как на словах, так и на деле. Примером могут послужить противоречивые высказывания ключевых фигур администрации Трампа по таким вопросам, как судьба режима Асада, характер отношений с Китаем и Россией или значение для американских избирателей судьбы Украины. К числу непривычных действий относятся ракетная атака на почти пустой сирийский аэродром, резкий «отзыв из командировки» в Москву британского министра иностранных дел. Впрочем, как раз этот шаг можно счесть правильным: поскольку в вождистских системах старшие всегда играют доминантную роль, то раз уж с Россией нужно обсуждать что-нибудь серьезное, то делать это должен принципал, а не клиент.

Ну и как вишенка на торте, отправка авианосной ударной группы к корейским берегам. Как раз к отмечающемуся 15 апреля юбилею Ким Ир Сена и новым испытаниям Пхеньяном баллистических ракет. Для полноты картины в соцсетях были опубликованы недвусмысленные угрозы разобраться с «нарывающимся» северокорейским режимом. Последнее уже заставило затрепетать наших японских и особенно южнокорейских друзей. Что не удивительно: по мнению наиболее авторитетных аналитиков, вероятный ответный удар северян оставит от прекрасного Сеула или значительной его части груду дымящегося бетона.

Эта суета заставляет наблюдателей задуматься о том, что руководит действиями наших партнеров: безумие, организационный паралич или тонкий расчет? В России этот вопрос задается иногда вслух. В Европе или Китае — гораздо более уязвимых в экономическом отношении из-за тесных связей с Америкой — вполголоса. Но степень озабоченности у всех этих трех игроков примерно одинакова. Отличаются присущие традиции способы ее выражения. Аргументы в пользу каждого из предположений подобрать несложно. И все они должны быть рабочими версиями для других международных игроков.

Два с половиной десятилетия США могли позволять себе абсолютно безответственное поведение на международной арене. Затевать нужные и ненужные войны и игнорировать международное право. Американцы непринужденно смешивали внутреннюю и внешнюю политику, что до этого считалось верхом безнравственности в международных делах. В итоге это стало нормой в международном общении. Отсутствие физических ограничителей и внешнего контроля ведет к деградации политической системы. Не только внутри, но и вовне. А от этого всего лишь шаг до безумия — отсутствия логики или осторожности в действиях и словах.

Организационный паралич также не может аналитически исключаться из возможных причин текущего поведения важнейшего партнера Москвы, Пекина и европейских столиц. В Вашингтоне продолжается «гибридная гражданская война». Есть основания думать, что стрельба «Томагавками» и жесткие заявления в адрес Москвы только разожгут аппетиты непримиримых борцов с Россией. Налицо острая кадровая недостаточность во внешнеполитическом ведомстве. Крупнейшие чиновники, похоже, не очень слушают, что говорят их коллеги. Провалены два важнейших начинания — по ограничению въезда иностранцев и отмене закона о медицинском страховании. Хотя по бюджету все вроде бы пока складывается для администрации неплохо.

И наконец, вполне вероятной кажется версия, что дело не в безумии и организационном хаосе, а тонком политическом расчете, основанном на специфической системе ценностей. В этой системе конкретное тактическое решение важнее долгосрочного планирования и создания соответствующих институтов. Не удивительно, что первое и пока наиболее успешное деяние Трампа — развал транстихоокеанского торгового партнерства. Созданное командой прошлого президента, это партнерство могло вписать США и большую группу стран региона в действительно долгосрочный интеграционный проект. Но оказалось ненужным администрации Трампа.

В каком-то смысле новая администрация США — это Эрдоган глобального масштаба и уровня решаемых задач. Политический игрок, в принципе игнорирующий институты — постоянные нормы и правила. Игрок, ориентирующийся только на свои инстинкты и текущие потребности, не задумывающийся о будущем. Но у США, как и у турецкого лидера, есть собственное представление о «прекрасном далеко». Однако только для себя и своих непосредственных клиентов. Поэтому помочь понять природу наших партнеров могла бы проекция на Соединенные Штаты поведения Турции в последние годы. К этому нужно добавить американские военные и экономические возможности. И затем оценить серьезность ситуации.

Новая американская внешняя политика подводит черту под вопросом о том, происходит ли осыпание международных институтов — единственного цивилизованного явления, которое подарил нам страшный ХХ век. Сейчас это явление уходит.

Не удивительна растерянность европейцев. Ведь они построили свое мирное будущее именно на правилах и нормах. Так же как немецкие пенсионеры построили свое будущее на самой стабильной системе социального страхования, защищенной от банкротства в результате финансовых махинаций. В систему этих правил и норм Европа пыталась втиснуть Россию, но та оказалась слишком велика. Попытка распространить эту систему привела к украинской трагедии.

Демонстрируемая американцами новая манера вести дела в мировой политике и экономике постепенно станет нормой. Уже становится. И важно понять, как странам отстаивать свои национальные интересы в более хаотичном и рискованном мире. Сейчас в России на глазах меняет свое значение слово «сделка», излюбленная формула описания желательных отношений с американцами при новом президенте. Теперь слово «сделка» становится неприличным. Или, по меньшей мере, публично откладывается как форма общения с американцами до лучших времен.

С этим трудно не согласиться. На масштабную сделку — решение всех проблем через определение «красных черт» и правил игры — действительно рассчитывать не стоит. Более того, вся трамповско-эрдогановская модель внешней политики не предполагает окончательных решений. Любое решение здесь конъюнктурно и временно. Впервые с начала XIX века мир — это больше не способ отношений, а пауза между конфликтами. И вот в такой системе «сделки» вполне возможны. Но не глобального характера. Нужно забыть про концерты наций или международные порядки. Мировая политика превращается, на неопределенный пока период, в сумму внешне хаотичных движений и микросделок. И каждая из этих сделок — это только новый эпизод. Но никогда не финал.

Обсудить
Мир00:02Сегодня

Они ушли

Русские покидают Сирию. Там остаются тысячи террористов, а войне не видно конца
«Если тебе не на работу — пей»
Почему русские рабочие не могут жить счастливо
Борис Ельцин«Это было время, когда делились огромные богатства»
Чем запомнился россиянам первый президентский срок Бориса Ельцина
Смеяться грешно
Кто надрывает животы на концертах Петросяна: беспощадный репортаж из преисподней
Вета Усольцева «Это лекарство — ее единственный шанс»
Раньше Вета мечтала стать певицей, теперь — просто вернуться домой
Дональд ТрампСвоих не бросаем
План Трампа: спасти богатых и сэкономить на бедных
Домашние заготовки
Почему российской строительной сфере не обойтись без отечественных алюминиевых панелей
Выплюнь бяку
Личинки, тараканы и ДНК человека — на что можно нарваться в батоне колбасы
Тест-драйв лучшей BMW M5
Знакомимся с первой полноприводной «эмкой» на серпантинах Португалии
Самые редкие версии BMW M5
Эксклюзивные M5 для пуристов, арабских шейхов и просто прогулок с ветерком
Невероятные стартапы, которые изменят жизнь водителей
Автомат по продаже машин, встроенный алкотестер и так далее
Самые необычные фары в истории
Головная оптика, от которой можно офонареть
«Меня не убили, просто развели»
Россиянка влюбилась по уши и лишилась жилья
Что-то встало за окном
Строения, вызывающие самые пошлые ассоциации
С собой не увезешь
Как живут российские олигархи за границей
Его ворсейшество
Бессмертные ковры возвращаются на стены российских квартир