Талонная бедность

Когда в России запустят программу продуктовых карточек

Фото: Александр Кряжев / ТАСС

Минфин поддержал запуск программы продуктовых талонов в России. Ожидается, что инициатива обойдется государству в 300 миллиардов рублей. Правительство надеется убить двух зайцев разом: оказать поддержку миллионам малоимущих и помочь отечественному производителю, подстегнув спрос на наши товары. Четкие параметры программы пока не определены. Эксперты полагают, что она начнет действовать не ранее 2018 года.

Назад в СССР

Подзабытые экономические инструменты советской эпохи постепенно возвращаются к жизни. Государство уже начало выпускать облигации для населения — у желающих снова есть возможность одолжить деньги правительству. Кроме того, в обозримом будущем нуждающиеся россияне получат на руки продуктовые талоны.

Обе программы — «народных облигаций» и продовольственных карточек — население чаще всего связывает с проблемами, что неудивительно. Первая напоминает о регулярных дефолтах, которые в прошлом допускало государство по своим обязательствам; вторая ассоциируется с тотальным дефицитом товаров и недостатками плановой экономической системы.

Но, как говорят власти, такие параллели проводить в современных условиях не стоит. Финансовая система России стабильна: госдолг находится на низком уровне, золотовалютные резервы превышают 400 миллиардов долларов, а пустых полок в магазинах давно не видели.

В таких условиях государство может себе позволить эксперименты, тем более что «советские» инструменты внедряются не только ради населения, но и ради поддержки и развития разных секторов экономики. Финансового — в случае с «народными ОФЗ», агропрома — в случае с талонами на питание.

Спираль бедности

Разумеется, одной только поддержкой сельского хозяйства дело не ограничится. В России действительно много людей, нуждающихся в помощи.

«По данным Всемирного банка, из-за инфляционного шока, девальвации и рецессии в 2015 году уровень бедности в России поднялся с 11,2 до 13,4 процента. Численность бедного населения увеличилась на 3,1 миллиона человек, достигнув в общей сложности 19,2 миллиона человек. Показатели 2016 года вряд ли сильно улучшились из-за продолжающейся рецессии», — комментирует аналитик «Финама» Тимур Нигматуллин.

Складывается рискованная ситуация. Рост уровня бедности ведет к тому, что все большей граждан выпадает из экономики, снижая уровень потребления. Это, в свою очередь, охлаждает саму экономику и замедляет ее рост. Далее как по спирали: без приемлемого роста ВВП благосостояние людей не восстановится.

«Кардинальному сокращению уровня бедности способствовал бы быстрый запуск системы продовольственных карточек. У малоимущих слоев большая часть расходов идет именно на продукты питания. Система поддержки способствовала бы существенному повышению их уровня жизни и возвращению людей в экономический оборот», — полагает Нигматуллин.

«Программа направлена на помощь семьям, которые за последние четыре года оказались за чертой бедности. Число таких семей продолжает увеличиваться. По предварительной оценке, талонами можно охватить 13 миллионов человек», — объясняет член экспертно-консультационного совета при Росимуществе, доцент МГИМО Алексей Михеев.

Покупай российское

Минпромторг — инициатор появления продовольственных карточек — заручился поддержкой Минфина и Минэкономразвития. Но пока не определена ни дата запуска программы, ни объемы трат государства.

«Очень рассчитываем, что в этом году мы стартанем с этой программой», — говорил в феврале министр промышленности и торговли Денис Мантуров. Его заместитель Виктор Евтухов оценивал стоимость выпуска талонов в 300 миллиардов рублей.

Предполагается, что обладатель карточки сможет купить определенные товары только отечественного производства. В список, одобренный Минздравом, вошли хлеб, мука, крупы, макароны, картофель, овощи и фрукты, сахар и соль, вода, яйца, растительное масло, мясо, рыба и молоко. Сигареты и алкоголь приобрести не получится.

«Живых» денег от правительства ни карточка, ни ее владелец не увидят: на нее будут перечисляться баллы. Накопить их не получится, непотраченные баллы сгорают. Так государство собирается стимулировать потребление скоропортящихся товаров, произведенных в России. По замыслу инициаторов, человек получает баллы, быстро их тратит и быстро потребляет продукты. У него остается больше свободных денег, его уровень благосостояния приподнимается, а сельхозпроизводители получают дополнительный драйвер роста.

Подарок к 2018-му

«Стартануть» с этой программой, если пользоваться формулировкой Мантурова, в 2017 году вряд ли удастся. Хотя Минфин и благословил выпуск продуктовых талонов, четкие рамки (окончательный объем ассигнований или, например, уровень материального достатка претендующих на помощь россиян) пока так и не заданы. Эксперты полагают, что государство запустит программу в 2018-м, увязав ее с выборами.

Тимур Нигматуллин из «Финама» допускает, что инициативу реализуют именно в следующем году. Он отмечает, что программа в большей степени является социальной, нежели экономической. «Ослабление рубля и продэмбарго в достаточной мере поддерживают отечественных производителей, их продукция получила существенное конкурентное преимущество на местном и глобальном рынках», — пояснил он.

Первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал согласен, что программа позволит смягчить общий уровень социальной напряженности: «Сейчас в России насчитывается около 23 миллионов малоимущих. Скорее всего, получателями помощи будут не все, в некоторых случаях программа будет оказываться адресно, на семью. Судя по всему, можно говорить примерно о 15 миллионах получателей. Стоимость реализации программы оценивается в 300 миллиардов рублей, это большие деньги для бюджета. Выделить такую сумму Минфин сейчас точно не сможет, если только ценой урезания других расходных статей. Но в 2017 году никто и не собирается вводить продуктовые карты, это сделают в 2018-м».

В целом Сигал оценивает программу продовольственной помощи положительно и считает ее одним из самых эффективных способов поддержки населения. «К минимуму сведена вероятность мошенничества и обналичивания. В ином случае правительству пришлось бы усиливать денежную помощь за счет пособий, но это весьма опасный вариант с точки зрения монетарной политики. Да и эффективность такой помощи относительно низка», — резюмировал эксперт.