Партнерский материал

«Дабы не ослепила нас красота Ее Величества»

Эксперимент адмирала Дрейка по сохранению зрения команды

Кадр из телесериала «Сэр Фрэнсис Дрейк» (Великобритания, 1961)
Фото: Anthony Wallace / Associated Newspapers / REX / Shutterstock / Fotodom

Вовремя подняв руку можно изменить свою судьбу, историю мира — или создать прекрасный и существующий до наших времен обычай, как это удалось английскому мореплавателю адмиралу Дрейку. Главное — найти правильный повод и время. «Лента.ру» совместно с Rexona продолжает цикл партнерских материалов о знаменитых и необычных людях, которые уловили нужный момент или, наоборот, упустили свой шанс.

Утро 4 апреля 1581 году выдалось для команды пришвартованного в гавани Детфорда, что на правом берегу Темзы, галеона «Золотая лань» полным волнений и забот. Еще бы: вскорости ожидалось прибытие на борт самой королевы Елизаветы. Ее Величество собралась в Детфорд не из праздного любопытства — в этот день она должна была торжественно посвятить в рыцари командира «Золотой лани», вице-адмирала королевского флота Фрэнсиса Дрейка. Матросы наводили последний лоск на украшения, какими в те времена было принято обильно снабжать корабли, в тысячный раз драили палубу и сдували пылинки с роскошного ковра, расстеленного на том месте, куда должны были ступить ноги монархини.

Но никто не волновался больше, чем сам Дрейк. В свои 40 лет он уже был знаменитейшим мореплавателем мира, вторым в истории рода людского обогнувшим земной шар по водной глади, хитроумным стратегом, от одного имени которого дрожали испанцы и прочие враги Ее Величества, известным политиком и сердцеедом. Но при всем том он оставался сыном простого фермера из графства Девоншир — и бывшим пиратом, за голову которого испанский король Филипп II назначил награду в 20 тысяч золотых дукатов (примерно 6,5 миллиона долларов, если попытаться перевести в нынешние деньги).

Собственно, и кругосветное плавание Дрейка было совершено не в научных и не в торговых целях. Королева отправила бывшего флибустьера заниматься грабежом галеонов, перевозивших золото Вест-Индии (так тогда называли недавно открытую Америку) в сокровищницы Испании, злейшего врага Англии. Подобное занятие, именовавшееся каперством, было вплоть до XIX столетия вполне обыденным и даже почтенным — если обычных пиратов беспощадно вешали на реях и в официальных документах именовали не иначе как hostes humani generis («враги рода человеческого»), то держатели патента с печатью суверена могли спокойно брать на абордаж торговые суда противника, отдавая в казну долю награбленного.

Но, даже захватив битком набитый сокровищами галеон «Нуэстра Сеньора де ля Консепсьон», Дрейк не мог остановиться — и, за три года обогнув всю планету, изрядно потрепал испанские владения на суше и корабли на море, а попутно открыл пролив, впоследствии получивший его имя, и неведомую землю, названную им Новым Альбионом, но ставшую известной как Калифорния. На родину он вернулся, везя в трюмах золота и драгоценностей на сумму, вдвое превышавшую ежегодный доход английской короны.

Впрочем, сейчас адмиралу было не до воспоминаний. Он лихорадочно соображал, как бы еще угодить капризной и надменной королеве. Вдруг его осенило. Отдав приказ свистать всех наверх, он рявкнул своим могучим басом: «Слушайте, мерзавцы! Вскоре сюда прибудет наша государыня. И, дабы не ослепила нас красота Ее Величества, приказываю: при появлении королевы всем приложить ко лбу согнутую ладонь, словно бы укрывая глаза от солнца!»

Насколько Дрейк сам верил в свою выдумку, сказать трудно: доброй королеве Бесс, как ее звали в народе, было уже под 50, по меркам XVI века — старость. Главное, что в нее поверила его команда, так что когда сопровождаемая пышной свитой Елизавета ступила на борт, все, от простого матроса до самого адмирала, одновременно подняли руки и приложили ладони ко лбу. Королева благосклонно засмеялась — и так родилась военная традиция отдавать честь старшему по званию.

Сама церемония посвящения стала в последующие века сюжетом для множества картин, скульптур и гравюр (попала она и в несколько фильмов и два телесериала, снятых о жизни знаменитого адмирала, национального героя Великобритании). Все они изображают величественную королеву в роскошном платье, ударяющую мечом по плечу коленопреклоненного адмирала (как того требует и по сей день ритуал, именуемый, кстати, акколадой). На самом деле все было не совсем так: от имени Елизаветы акколаду провел французский посланник де Маршомон — так было нужно по хитрым политическим соображениям. Но истинной правдой остаются и прекрасное платье королевы, и поднятые к обветренным лицам огрубелые ладони, и девиз, полученный сэром Фрэнсисом вместе с фамильным дворянским гербом: Sic Parvis Magna — «Так великое растет из малого».

Подробнее на www.nepodvedimoment.ru

Rexona запускает проект, на котором вы можете поделиться своей историей о том, как вы не постеснялись протянуть руку обстоятельствам и остались в выигрыше. Регистрируйтесь на сайте и получайте призы от Rexona Men.

#неподведимомент #rexona

Ценности00:0118 июля

Пора рожать

Младенцы зарабатывают для родителей миллионы. Звезды торопятся забеременеть