Ни поплавать, ни поездить

Самые странные санкции и неожиданные проблемы из-за них

Фото: Reinhard Krause / Reuters

Ровно неделю назад, 20 июня, власти США одобрили очередное расширение антироссийского санкционного списка. Замглавы МИД России Сергей Рябков по этому поводу заметил, что «американцы теперь фактически обвиняют в украинском кризисе, среди прочих, московский байк-центр и известную компанию, занимающуюся кейтерингом». «Абсурдность такого рода решений сопоставима разве что с прошлогодним включением в американские санкционные списки московского бассейна "Чайка", — отметил дипломат. — Видимо, тогда повод нашли в местоположении бассейна — рядом с Крымским мостом через Москва-реку». Год назад это и в самом деле многих позабавило. «Лента.ру» вспомнила и о других самых удивительных санкциях и их неожиданных последствиях.

Алло, бассейн

В сентябре 2016 года в очередном американском черном списке обнаружился спортивно-оздоровительный комплекс «Чайка», известный своим бассейном под открытым небом.

Санкции против бассейна вызвали ожидаемую реакцию в Москве. Андрей Костин, глава ВТБ, которому принадлежал бассейн, заявил, что «санкции приобретают уже карикатурный характер».

«То, что принадлежащий ВТБ бассейн "Чайка" попал в санкционный список, — это такой смешной случай, который дает нам лишний раз немножко поиздеваться над этой системой, — отметил Костин. — Не знаю, в чем эти санкции могут выражаться. Запретить продажу билетов за доллары?»

Самое забавное, однако, в том, что на момент введения санкций «Чайка» ВТБ уже давно не принадлежала. Еще в июне банк продал спортивно-оздоровительный комплекс компании «Перспектива». Тем не менее бассейн в санкционном списке значится и по сей день.

Странный инструмент

Санкции сами по себе — достаточно непредсказуемый инструмент, который в большинстве случаев не работает или работает не так, как задумывалось.

Когда в 1935 году Италия вторглась в Абиссинию (нынешнюю Эфиопию), Лига Наций ввела против режима Муссолини санкции, запретив импорт угля и нефти. Это была первая попытка политического давления посредством международных ограничительных мер. И кончилась она оглушительным провалом: итальянцы просто вышли из Лиги Наций, заключив отдельные торговые соглашения с англичанами и французами. Несколькими годами позже санкции, введенные Вашингтоном против Токио, — запрет на поставки нефти и бензина — подтолкнули Японию, на 80 процентов зависевшую от американского нефтяного импорта, к войне.

Санкции подразумевают, что народ, страдающий от бедственного положения в экономике, тем или иным способом заставит власти пойти на уступки. Однако на практике санкции чаще всего бьют именно по тем, кого с их помощью пытаются защитить — так, от международного давления на ЮАР в годы режима апартеида страдали в основном чернокожие. Сами же власти, как правило, чувствуют себя вполне комфортно: многолетние санкции против Саддама Хусейна отнюдь не привели к падению его режима.

Исправить ситуацию попытались при помощи так называемых адресных экономических санкций. Первой их на себе довелось испытать Северной Корее.

Без часов и «мерседесов»

Часы Rolex и снегоходы, аквабайки и коньяк «Хеннеси» — всех этих простых радостей северокорейцы в одночасье лишились после того, как Совбез ООН единогласно проголосовал в 2006 году за резолюцию 1718 в ответ на северокорейские ядерные испытания.

Каждая страна-производитель товаров категории luxury, поддержавшая санкции, составила свой перечень товаров, запрещенных к продаже в КНДР. В списке в итоге оказались мощные мотоциклы и гоночные машины, дизайнерская одежда, мраморная говядина, дорогие сервизы и ковры, японские фотоаппараты и американские айподы, LED-телевизоры и меха, компьютеры, бриллианты, вино и пиво, сигары и шоколад, мячи и клюшки для гольфа.

По замыслу администрации Буша-младшего, которая разработала этот проект, ограничения должны были нанести тяжелый удар персонально по Ким Чен Иру. «Пока большая часть северокорейцев страдает от крайней бедности, северокорейский лидер Ким Чен Ир живет в роскоши и богатстве, — утверждалось в докладе комитета по разведке американского Конгресса. — Ким Чен Ир — главный покупатель коньяка "Хеннеси" в мире, он тратит на него 720 тысяч долларов в год, а также владеет парком автомобилей Mercedes S-класса суммарной стоимостью 20 миллионов долларов».

Рикошетом санкции били и по северокорейским гражданам, наиболее лояльным режиму. «Величайшая награда, которую может получить житель КНДР — подарок от Кима», — рассказал один из перебежчиков.

Однако санкции не сработали. По двум причинам: во-первых, представления об изысканных вкусах Великого Руководителя и Яркой Звезды Пэктусана американская и южнокорейская разведка черпали в основном из показаний перебежчиков, которые многое додумывали от себя. И во-вторых, в барьере санкций практически сразу обнаружилась дыра размером с Китай. Хотя Пекин ввел собственный список ограничительных мер, Китай практически не препятствовал доставке предметов роскоши в Северную Корею. На возмущения Вашингтона, Сеула, Токио и Брюсселя Пекин, как правило, отвечал, что перечисленные в западных списках предметы в Китае к категории luxury не относятся.

В итоге Ким Чен Ир от санкций, похоже, не пострадал никак. В 2011 году радио «Свободная Азия» разочарованно констатировало, что в 2010-м северокорейский лидер раздарил своим друзьям и клевретам 160 «мерседесов». В декабре 2011-го Ким Чен Ир умер, его место занял Ким Чен Ын. Хотя санкции в отношении предметов роскоши действуют до сих пор, он, похоже, неплохо себя чувствует.

Ивановы, Ыны и Ахмеды

Персональные санкции несут еще одну опасность: в мире хватает однофамильцев, и в результате от ограничений могут пострадать (и чаще всего страдают) невинные граждане.

Американские санкции против бывшего главы президентской администрации Сергея Иванова, к примеру, больно ударили сразу по двум его тезкам, проживающим в Санкт-Петербурге: один не смог получить заказанные в США ботинки, а второму заблокировали банковскую карту, закрыли счет на PayPal и не пропустили через таможню посылку с компьютерными комплектующими. Ситуация в итоге разрешилась ко всеобщему удовлетворению: заказы удалось перерегистрировать на других лиц.

45-летней уроженке Южной Кореи по имени Ким Чен Ын повезло меньше. В 2016-м она отправила своей сестре в ЮАР 27 тысяч долларов на покупку дома — однако деньги так и не дошли до адресата. Американские банкиры заподозрили, что лидер КНДР от своего имени пытается финансировать террористов в Южной Африке. Южнокорейская Ким пыталась доказать, что к северокорейскому Киму она не имеет никакого отношения и что даже их фамилии в латинской транскрипции пишутся по-разному — Un и Yn. Однако бдительные американские финансовые службы стояли на своем: они заявили, что отлично осведомлены о том, что при написании корейских имен используется различная транскрипция.

Но самой парадоксальной, наверное, следует признать ситуацию с британцем сомалийского происхождения Исмаилом Ахмедом, которого многократно путали с одним из лидеров ХАМАС шейхом Ахмедом Исмаилом Ясином. Ему задерживали международные переводы, спецслужбы каждый раз допрашивали его в аэропортах — даже после того, как в 2004 году его тезка был убит ракетой с израильского вертолета. В течение трех лет после смерти шейха никто не позаботился изъять его имя из баз данных.

По иронии судьбы, Исмаил Ахмед был чиновником ООН и сотрудником миссии организации в Сомали. Таможенники говорят, что это неизбежная проблема, вызванная спецификой арабских имен. Стоит любому предполагаемому террористу Ахмеду угодить в санкционный список — и туда сразу попадают сотни и тысячи законопослушных крестьян, торговцев и погонщиков скота.

Богопротивное Lego

Впрочем, когда возникает нужда, многочисленные Ахмеды могут самостоятельно организовать бойкот, который причинит угодившей под него стране массу вреда.

В 2006 году в датской газете Jyllands-Posten были опубликованы 12 карикатур на пророка Мухаммеда. На следующий день миллионы оскорбленных в лучших чувствах мусульман вышли на улицы городов, в нескольких странах толпа атаковала датские посольства и консульства. Ливия, Саудовская Аравия, Иран и Судан отозвали своих послов из Дании, а ряд правительств мусульманских стран пригрозил ввести запрет на импорт продукции датских фирм. Самыми последовательными оказались суданские власти, запретившие не только датский импорт, но и въезд в страну всем подданным датской короны.

Тогда дело борьбы с врагами пророка взяли в свои руки широкие мусульманские массы. Уже через несколько дней один из ведущих датских производителей молочной продукции Arla Foods, ежедневно продававший на Ближнем Востоке товаров на полтора миллиона долларов, сообщил, что продажи упали практически до нуля. Тех, кто не хотел отказываться от датских продуктов и датских денег добровольно, заставляли силой: в Саудовской Аравии толпа избила двух сотрудников местного отделения фирмы.

«Это народное восстание, — заявил представитель Arla Луи Оноре. — Оно распространяется по всему региону подобно пожару, и бойкот стал практически стопроцентным».

Для Arla и других датских компаний это было настоящим шоком. Генконсул Дании в Дубае Томас Бэй объявил, что попытки переговоров с властями ОАЭ не возымели успеха — эмиры просто ничего не могут сделать с потребителями. Всего за неделю все датские товары, включая конструкторы Lego и жевательные резинки Dirol, исчезли с полок магазинов стран Залива, Египта, Сирии, Пакистана и Индонезии, а также некоторых европейских торговых точек, принадлежащих мусульманам. Муллы объявили, что мусульманские дети обойдутся без богохульных конструкторов.

После того как редакция газеты принесла официальные извинения, бойкот был постепенно снят, дипотношения восстановлены. Но осадок остался. Когда в феврале 2014 года одна из арабских газет вбросила утку про то, что в Дании запретили халяльный забой скота, в местной прессе зазвучали призывы преподать датчанам новый урок.

На этот раз датские чиновники и дипломаты оказались начеку. Министр сельского хозяйства королевства немедленно выступил с опровержением, а посольства в арабских странах в тот же день выпустили разъяснения с цитатами из министерской речи. Скандал удалось погасить в зародыше, но новый, как признаются сами сотрудники датских дипмиссий, может вспыхнуть в любой момент. И методы обхода народных санкций, в отличие от санкций государственных, еще не придуманы.