Страстный имам и его детка

В Индонезии проповедника шариата отдали под суд за принуждение к порносъемкам

Фото: Bagus Indahono / EPA

В Индонезии разгорается политический скандал: борец за нравственность и горячий сторонник законов шариата имам Хабиб Ризек отказался явиться в суд, чтобы ответить на обвинение в принуждении к порносъемкам. Имам сейчас проживает в Саудовской Аравии и не собирается возвращаться оттуда, пока страсти не улягутся. Сторонники Ризека утверждают, что обвинение сфабриковано полицией, противники злорадствуют: имам, яростно боровшийся с нарушениями исламских правил и традиций, сам оказался не без греха. В подробностях истории разбиралась «Лента.ру».

Детка индонезийского имама

«Детка, я подожду, хотя меня раздирает страсть… Давай, давай, не останавливайся... Пришли-ка мне фото, где ты сидишь голышом».

Этих трех фраз оказалось достаточно, чтобы полностью перевернуть расклад сил в индонезийской политике. Все дело в человеке, который их написал: Мухаммед Ризек Шихаб, более известный как Хабиб Ризек — горячий проповедник соблюдения мусульманского благочестия, борец с западными грехами и лидер движения за чистый ислам. Яростный поборник шариата сам неожиданно оказался не без греха.

В апреле неизвестные выложили в интернет скриншоты переписки двух влюбленных в WhatsApp. Женщина по имени Фирза Хусейн слала собеседнику свои фотографии без одежды и в интимных позах, а тот подбадривал ее, рассказывая о своей безумной страсти. Собеседником оказался Хабиб Ризек. Сама Хусейн — активистка «Фронта защитников Ислама», который возглавляет Ризек.

Разразился скандал. Хабиб Ризек, который в тот момент находился в Саудовской Аравии, заявил, что домой на суд не поедет, так как вся история с перепиской — провокация полиции.

«На меня клеветали много раз, — объяснил имам. — Говорили, что у меня шесть жен, что я занимаюсь сексом со своими последователями-мужчинами, что я растлеваю женщин, что я набрал взяток на 100 миллиардов рупий, что украл государственные земли, что подрываю основы государственности и отрицаю идею многообразия. Ничего нового».

Доля правды в его словах есть: без полиции точно не обошлось. Откуда бы еще в интернет могли утечь фотографии приватной переписки Хусейн и Ризека, учитывая, что Фирзу задержали в конце марта и изъяли у нее телефон. К тому же индонезийские власти давно точат зуб на Ризека, и оснований для этого у них хватает.

Богохульника под суд

9 мая 2017 у ограды джакартского суда собрались тысячи человек. Две огромные толпы — и несколько рядов полицейских между ними.

В суде в это время оглашали приговор бывшему мэру Джакарты Басуки Чахаю Пурнаме по прозвищу Ахок — этническому китайцу, христианину по вероисповеданию и соратнику президента Джоко Видодо. В сентябре 2016-го, в самый разгар предвыборной кампании, он обвинил своих оппонентов в том, что те используют в политических целях аят из Корана, запрещающий брать в союзники и покровители христиан и иудеев. В тот же день в интернете появилась запись речи Ахока, перемонтированная таким образом, что создавалось впечатление, будто он критиковал Коран, а не политических конкурентов. В ноябре на улицы Джакарты вышли полмиллиона человек, требовавших отставки мэра-богохульника. Пурнама проиграл выборы и был отдан под суд.

В любой западной стране дело бы рассыпалось еще в самом начале — но не в Индонезии. Не помогли ни извинения бывшего мэра, ни очевидная политическая подоплека обвинения. Ахока признали виновным в оскорблении чувств мусульман и приговорили к двум годам лишения свободы. И сторонники, и противники бывшего мэра перед зданием суда встретили приговор криками «Позор!»: первые требовали, чтобы Ахока освободили, другие — чтобы наказание ему было увеличено до максимальных пяти лет.

Я и мой друг Убей-Убей

Хабиб Ризек и был тем человеком, который вывел людей на улицы Джакарты в ноябре. Сын индонезийцев арабского происхождения, он с ранних лет подвизался при мечети, его первой книгой был Коран. В возрасте 25 лет он отправился в Саудовскую Аравию изучать богословие, где стал сторонником чистого ислама, убежденным, что в Индонезии нужно как можно скорее ввести шариат.

По возвращении домой в 1998-м он создал «Фронт защитников Ислама» (ФЗИ) — радикальную организацию, главной целью которой стало установление шариата в Индонезии. «Фронтовики» организовывали шариатские патрули, срывали концерты западных исполнителей и проверяли, не продаются ли в газетных ларьках распутные журналы, типа Playboy.

Сам Ризек не стеснялся призывать к насилию, в том числе против мусульман-раскольников из движения ахмадия (реформистское течение, появившееся в XIX веке в Индии): «Мы обращаем наш призыв ко всему мусульманскому сообществу. Ступайте на войну с ахмадия! Убивайте ахмадия везде, где встретите. Что с того, что кто-то говорит о правах человека? Права человека — это сатанинское изобретение, это просто куча экскрементов. Если вас спросят, кто понесет ответственность за убийство ахмадия, то говорите им, что это я, наш "Фронт" и другие мусульмане. Скажите, что вам приказали это сделать Собри Лубис (еще один популярный радикальный имам, известный под говорящим прозвищем Убей-Убей — прим. «Ленты.ру»), Хабиб Ризек и ФЗИ».

Эти призывы не пропали втуне: в феврале 2011 года толпа из тысячи «фронтовиков», вооруженных камнями и мачете, буквально растерзала трех ахмадия. Не раз сторонники Ризека нападали и на представителей других конфессий, включая христиан.

За свои речи Ризек уже не раз оказывался за решеткой, но всякий раз получал смешные сроки. Судя по всему, не в последнюю очередь из-за того, что у него есть могущественные покровители. Как следует из документов, опубликованных Wikileaks, многие политики и силовики, оппозиционно настроенные по отношению к нынешнему президенту Видодо, рассматривают «Фронт» как своего рода эскадрон смерти, позволяющий устранять соперников и при необходимости способный раскачать ситуацию в стране.

Умеренная мусульманская демократия

Формально Индонезия — светское государство. Фактически же разделение общества по религиозному признаку в стране доведено почти до предела. Согласно закону в Индонезии существует семь конфессий — ислам, буддизм, конфуцианство, индуизм, христианство протестантского толка, католицизм и добавленная в список в 2014 году вера бахаи. Исповедовать другие религии не запрещено, но объединения их последователей имеют статус не религиозных, а общественных организаций.

Конфессиональная принадлежность разделяет индонезийское общество невидимыми, но почти непреодолимыми барьерами. Каждый ребенок сразу после рождения оказывается приписан к той или иной религии, в обязательном порядке изучает в школе ее догматы, и в дальнейшем его жизнь протекает внутри своей общины. Межконфессиональные браки ограничены законом, прозелитизм запрещен, богохульство, какую бы религию ни оскорбляли, сурово карается.

Подобные жесткие законы, как считается, гарантируют права религиозных меньшинств в стране, где 90 процентов населения составляют мусульмане. Индонезийская модель «государства умеренного ислама» — идеальная модель «мусульманской демократии» с американской точки зрения, недаром ее хвалили и Хиллари Клинтон, и вице-президент Трампа Майкл Пенс.

Эта модель в целом устраивает большинство индонезийцев. Как показывают данные опроса, проведенного в мае 2017-го, жители страны не хотят, чтобы в стране был установлен халифат и введены законы шариата. Более 80 процентов негативно относятся к «Исламскому государству» (позитивно — три процента). При этом подавляющее большинство граждан выступают за сохранение обязательного религиозного образования, хотят, чтобы лидером страны был человек, который верит в Бога, и рассчитывают, что государство будет всячески способствовать распространению религиозных ценностей. Короче говоря, индонезийцам нужна умеренная мусульманская демократия. Те, кто хотят быть атеистами, пускай уезжают на бездуховный Запад, а для исламистов-чрезмерцев есть специально выделенная провинция Ачех, где действуют законы шариата.

Мученичество как путь к победе

До последнего момента индонезийским властям удавалось сохранить в стране это шаткое равновесие, но сейчас ситуация может измениться.

Число симпатизантов Хабиба Ризека и его «Фронта» медленно, но растет. Дело против Ризека — серьезный удар по имиджу самого имама, но в рядах созданной им организации хватает молодых и амбициозных претендентов, готовых занять руководящие должности. Да и сам имам еще может выйти сухим из воды.

«Если цель этой кампании — уничтожить "Фронт", то это серьезный просчет, — утверждает австралийский эксперт и политолог Иэн Вильсон. — Ризека уже дважды сажали за решетку, но каждый раз, когда он оказывался в тюрьме, в рядах организации наблюдался рост. Его воспринимали как мученика, как человека, готового пожертвовать всем ради дела, которому он служит».

Для властей Индонезии и президента Видодо лично рост симпатий к исламистам в стране — опасный симптом. Сотни тысяч индонезийцев сочувствуют радикальной организации «Хизб ут-Тахрир» (открыто действовала в стране до 8 мая 2017 года), «Исламское государство» открыло новый фронт на соседних Филиппинах, военные предупреждают: «спящие ячейки» боевиков-исламистов есть в каждой провинции. В этих условиях скорейшая ликвидация ФЗИ может стать для официальной Джакарты вопросом выживания.

Обсудить
Протоиерей Павел Хондзинский«Это что-то вроде саморефлексии Церкви»
Первый кандидат теологии о том, почему эта дисциплина достойна называться наукой
Владимир Путин в Национальном музее Республики Марий ЭлРекорд по самоварам
Зачем Путин предложил создать этнокультурные бренды
«Ощущение стабильности исчезло»
Почему россияне перестали верить в светлое будущее
Алексей Навальный«Пожалуйста, больше не обращайся в ЕСПЧ»
Как жалобы Навального могут помешать россиянам восстановить справедливость
Крепче стали
Еврочиновники вышли на тропу антидемпинговой войны с российскими металлургами
Чудо техники
Почему «Восточный Порт» называют лучшим угольным терминалом России
Не лезь в бутылку
Помогут ли безалкогольные выходные в борьбе с пьянством
Мясо в шоколаде
Какие продукты Россия продает загранице
Завтрак сумоиста
Фотоистория про закулисную жизнь хранителей древнего японского единоборства
Кто с мечом к нам придет
С копьем, абордажной саблей и клинком в зонтике — против бандитов и террористов
«В этой стране я ощущаю социальную стабильность»
История москвички, переехавшей в Бельгию
Любовница с процессором
Кому нужны секс-роботы и чем они могут быть опасны
«Я ничего не делаю, и мне это нравится»
Откровения москвички, которая сдает жилье и принципиально не работает
Зарыться в песок
Купить квартиру на море теперь можно за миллион рублей и дешевле
Входят и выходят
Самые известные, необычные и дорогие бордели мира
У вас упало
Что на самом деле происходит с ценами на квартиры в Москве