Вскрытая угроза

Как беспечность инвесторов ведет мир к новой финансовой катастрофе

Фото: Lucas Jackson / Reuters

В последние месяцы на мировых финансовых рынках наступило необычное спокойствие. Фондовые индексы и другие индикаторы по всей планете держатся ровно, уровень их ежедневных колебаний очень невелик — это называется низкой волатильностью. Наступило финансовое «долгое лето». Именно в этом некоторые инвесторы видят основную опасность: рынок расслабился и забыл, что «зима» всегда близко.

Спокойствие, только спокойствие

Хедж-фонд Baupost Group, управляющий 30 миллиардами долларов, предупредил инвесторов, что низкая волатильность на рынках может привести к новому финансовому кризису. В условиях низкой волатильности инвесторы увеличивают леверидж (соотношение заемного и собственного капитала компании), что может быть чревато проблемами в будущем, пишет издание Business Insider, ознакомившееся с содержанием письма фонда своим клиентам.

Президент Baupost Джим Муни отметил, что чем ниже волатильность, тем больше рисков готовы взять на себя инвесторы. По сути, речь идет о том, что игроки набирают все больше долгов под низкие ставки, не опасаясь, что в один прекрасный день они пойдут вверх, а цена активов — вниз. Такой расклад — верный способ обеспечить массовую панику на рынке, ведь занятое придется отдавать.

Когда волатильность резко возрастает, на рынках начинается массовая распродажа активов — «возможно, на сотни миллиардов долларов», предупреждает президент Baupost Group. По словам Муни, ситуация может замкнуться в цикл: волатильность ведет к росту продаж, продажи ведут к росту волатильности, что ведет к новым продажам. Инвесторы не могут знать наверняка, приближается ли всплеск волатильности и будет ли он иметь серьезные последствия, но «никто не должен предаваться ложному чувству комфорта из-за иллюзии окружающей стабильности», говорится в письме.

При этом индекс VIX — так называемый индекс страха, измеряющий волатильность, — на прошлой неделе упал до минимума за последние 24 года. Таким образом, трейдеры полностью доверились «бычьему» рынку и не ждут никаких опасностей в будущем. Это и может оказаться ключевым условием наступления кризиса.

Спусковой крючок

Собственно, такое происходит не в первый раз. Аналогичная ситуация складывалась в середине 2000-х, когда период низких ставок привел к многолетней эпохе роста котировок. Кризис доткомов, разразившийся на рубеже веков, был довольно сильным, но коротким — вскоре инвесторы начали вновь наращивать вложения. Никто не ожидал опасности, и даже заговорили об эпохе Great Moderation («великой умеренности»), при которой серьезные кризисы должны прекратиться.

Настоящей насмешкой над этими прогнозами стал обвал рынка в 2008 году, который привел к краху казавшихся вечными финансовых институтов, падению фондовых индексов в два-три раза и самой тяжелой рецессии со времен Второй мировой.

Триггером для краха стал спад на чрезмерно раздутом американском рынке недвижимости. По идее, всем должно было быть понятно, что цены на жилье не могут расти вечно, но выяснилось, что кризиса никто не ждал, — об опасности предупреждали лишь некоторые экономисты и финансисты.

Что может стать спусковым крючком для нового кризиса? Вопрос этот пока остается без ответа, и профессионалы затрудняются выделить явную угрозу. «О новом очаге кризиса пока говорить трудно. Можно привести в пример Китай и "пузырь" в некоторых отраслях экономики Поднебесной, можно говорить об очередном кризисе на рынке сырья, однако все это пока не более чем спекулятивные слухи, цель которых — создать соответствующее движение на рынке», — рассказал «Ленте.ру» руководитель аналитического отдела Grand Capital Сергей Козловский.

«Я не жду какого-либо кризиса в семи крупнейших экономиках мира в ближайшее время, — поделился своими соображениями аналитик «Алор Брокер» Евгений Корюхин. — Долговой кризис еврозоны удалось нейтрализовать, Китай также стабилизировал свою финансовую систему после микрокризиса 2015 года. США растет, Индия находится в стадии активного роста — в этом году прирост ожидается на уровне более семи процентов ВВП. Но есть, конечно, на рынке и тревожные сектора — это сектор добычи сланцевой нефти и газа в США: по-прежнему участники генерируют убытки, и выйти из долговой ямы становится все сложнее. Поэтому необходимо поддерживать на достаточно низком уровне ставку рефинансирования — как в США, так и в других развитых экономиках, чтобы сохранить стабильность на рынке».

У генерального директора инвестиционной компании «Форум» Романа Паршина некоторое беспокойство вызывает ситуация на рынке криптовалют и связанных с ними продуктов: «Для меня неким сигналом о том, что рынки действительно теряют здравое восприятие риска, является растущая популярность ICO, на которых команды программистов собирают за считанные часы десятки миллионов долларов — зачастую просто под идею или, в лучшем случае, некий набросок бизнес-плана. Данная сфера почти никак не регулируется, за исключением того, что буквально накануне американская Комиссия по ценным бумагам и биржам приравняла ICO к выпуску ценных бумаг. В других же странах понимания, как регулировать эту область, нет, и это приведет к тому, что многие частные инвесторы потеряют свои деньги». В то же время он считает, что «кризис на то и кризис, что появляется неожиданно для всех и всегда с новым сценарием, так что старые методы защиты не работают».

Оторвались от реальности

В целом ничего особенного сейчас не происходит. Однако многим инвесторам интуиция подсказывает, что в мировом финансовом королевстве что-то неладно. И эту настороженность можно объяснить некоторыми макроэкономическими показателями.

Достаточно посмотреть на экономику США — главную опору глобального финансового рынка. В посткризисные годы она растет со средней скоростью около двух процентов — на процентный пункт меньше, чем в годы подъема в предыдущем десятилетии. Между тем котировки рынка акций растут в 2010-е столь же быстро, как и в 2000-е. Заметим, все это происходит в режиме благоприятствования, который устанавливает ФРС за счет более низких ставок. Это первое подтверждение того, что фондовый рынок начал отрываться от реального сектора.

При этом устойчивый интенсивный рост в экономике возможен только за счет стабильного повышения производительности труда. Судя по хайпу вокруг «новой технологической революции», которая происходит у всех на глазах, можно предположить, что производительность растет небывалыми темпами. Но за последние годы ее рост в США составлял около 1 процента, тогда как в 2000-е он достигал 2,5 процента. Получается, что рост производительности отвязался от роста экономики, а последний — от роста финансового рынка. Весьма тревожная тенденция.

Но, быть может, центр тяжести мировой экономики переместился из США, и показатели их экономики не столь важны? Но и по всему миру блестящих успехов не видно. В 2000-е глобальная экономика росла в среднем на 3,5 процента в год. В 2015 году рост составлял 2,8 процента, а в 2016-м опустился до 2,4 процента. Таких слабых показателей на протяжении нескольких лет не было уже давно, а когда и случались — то в период кризисов, а не подъемов.

Подобное несоответствие порождает гипотезу о растущих дисбалансах в экономике, а дисбаланс — это всегда потенциальный кризис. Особенно пугает то, что на сей раз возможности центробанков мира бороться с финансовым крахом резко ограничены — им по сути некуда опускать ставки (в отличие от того же 2008 года). В общем, вопрос сводится лишь к тому, где и когда начнет раскручиваться спираль новой рецессии.

«Будьте настороже»

И вот здесь возникает вопрос: готова ли Россия к новым испытаниям? Наблюдения показывают, что нет. Негативно настроены и участники рынка.

«Что касается российской экономики — ни к чему она, к сожалению, не готова. Падение нефти незамедлительно в очередной раз девальвирует рубль. Паника на международных площадках приведет к распродаже активов развивающихся рынков, то есть российская "фонда" окажется под ударом. Любой относительно серьезный экономический кризис обязательно скажется на российской экономике», — рассуждает Сергей Козловский.

«Мы и из старого еще не вышли, не говоря уже о новом!» — воскликнул Евгений Корюхин. А по словам Романа Паршина, основная проблема России в том, что у нас постоянно растет роль государства. Это делает экономику страны негибкой и неадаптивной.

А пока финансисты выражают опасения относительно будущего. И среди них такие акулы Уолл-стрит, как миллиардер Джим Роджерс, старый партнер Джорджа Сороса. В интервью Business Insider он предрек, что грядущий кризис будет самым сильным за всю его жизнь (Роджерсу 74 года). Почему?

«В Америке финансовые проблемы случаются каждые четыре-семь лет. — пояснил он. — Последние были восемь лет назад. Это самый долгий период стабильности за все время, так что кризис уже близок».

По словам Роджерса, в 2008 году ситуацию спасли китайские деньги. Сейчас и сам Китай по уши в долгах. «Будьте настороже», — посоветовал он.

Обсудить
Ростов в огне: в городе горят десятки домов
Крупнейший пожар последних лет глазами горожан
Тайсон с Матвеевской
Агрессивный москвич отомстил дворнику за жену, выбив зубы и откусив ухо
«Из двух детей один обязательно заболеет»
Стоит ли удалять органы у новорожденных, чтобы уберечь их от рака
Бесоизвержение
Поп-экзорцист на черном Land Cruiser заставляет православных трястись и кричать
«Технари тусуются у левой колонки»
Полиция кормила посетителей фестиваля бульоном, но кто-то все равно умер
«Объявлен окончательный коммунизм»
2 важные старые книги: выбор Валентина Курбатова
«Изображать тупого иностранца и вести себя как дома»
Секрет датского счастья, или как выжить в Скандинавии: версия Майкла Бута
«После фон Триера не найти такие же рискованные роли»
Шарлотта Генсбур о «Призраках Исмаэля» и любви к провокационным проектам