Новости партнеров

Инновационная древность

Почему новый античный зал в Херсонесе так важен для современного Севастополя

Фото: Михаил Марковский / Фотобанк Лори

В музее-заповеднике «Херсонес Таврический» после 12 лет ремонта открылся античный зал, посвященный истории города в древнегреческую и римскую эпоху. «Лента.ру» оказалась в центре событий и выяснила, чем этот зал отличается от большинства аналогов и почему открытие новой экспозиции стало важной вехой для развития туризма в Севастополе.

Большая и, наверное, самая яркая часть истории Херсонеса приходится на античную эпоху. Город был основан в V (по другой версии в VI) веке до нашей эры и просуществовал до VI века уже нашей эры. За античное тысячелетие город переживал и годы наивысшего расцвета, и трудные времена, но ни разу не был захвачен или разрушен врагами.

Прежде всего именно античные артефакты привлекают туристов в музей и город. Но на протяжении последних двенадцати лет, гостям приходилось довольствоваться лишь памятниками древней архитектуры на городище. Экспозиционный зал, посвященный античности, был закрыт на ремонт. И наконец, свершилось долгожданное чудо: зал открылся, причем в совершенно новом, удивительном облике.

У долгостроя есть объективные и субъективные причины. Ремонт ведь начался сразу по закрытии зала в 2005 году, но оказалось, что косметическими мерами не обойтись: здание монастырской трапезной дореволюционной постройки серьезно обветшало. Пришлось полностью переделывать крышу, а самое главное, менять перекрытия между цокольным этажом (там сейчас расположены фонды) и самим помещением зала, где должны были стоять тяжеленные каменные экспонаты. Естественно, пол тоже пришлось настилать новый. В итоге выделенные на ремонт деньги были не раз «освоены» (о добросовестности подрядчиков умолчим), но внешне дело с мертвой точки не двигалось. Существенную материальную помощь музею оказал кипрский благотворительный фонд А.Г. Левентиса, правительство Украины тоже вроде бы в стороне не стояло, однако зал по-прежнему был далек от открытия. К 2014 году уже была готова концепция зала, даже заказаны в Киеве специальные витрины, и тут Крым вернулся в родную гавань. Витрины застряли в «незалежной», с финансами снова возникли проблемы.

За счет личных связей уже готовое оборудование сотрудникам музея удалось вызволить — витрины контрабандой вывезли в Севастополь под видом частной мебели, а финансирование наладилось после того, как музей стал федеральным. На заключительном этапе еще были трудности с некомпетентностью поставщиков, сложностями коммуникаций с материком и прочими банальными крымскими реалиями, но героическими усилиями коллектива их удалось преодолеть. И вот зал открыли. Что важно, это было не формальное торжественное перерезание ленточки к красной дате календаря с последующей доработкой, а полноценное открытие абсолютно готовой экспозиции. Эмоциональный итог работы подвела директор музея Светлана Евгеньевна Мельникова:

«У меня такое чувство, как будто я первый раз пошла в первый класс. За сорок лет работы в музейной сфере я никогда не сталкивалась с тем, чтобы целый город и все музейное сообщество ждали открытия одного зала. Это чувство непередаваемое. С другой стороны, ответственность — люди ожидают чуда. Я очень переживала, но потом успокоилась, когда поняла одну вещь: это чудо люди давно сделали, задолго до нас. А нам осталось только достойно все показать. Показать, что на этом месте была великая цивилизация, которая принесла свою культуру, градоуправление, свое понимание прекрасного, философии, театрального искусства. И хотя прошли века, многое из этого наследия в Херсонесе сохранилось».

Экспозиции бывают разные. Просветительские, развлекательные, тематические, научные. Они могут включать условные картины из прошлого, как, например, в созданном 150 лет назад Историческом музее, или наглядные, но условные реконструкции. Подобное годится для обычного музея, но не для научного центра мирового уровня, коим является Херсонес.

Новую экспозицию античного зала готовили ученые-археологи, посему здесь нет места не аутентичным экспонатам: все, что представлено, — это подлинные вещи, найденные в Херсонесе. Вот что говорит об этом куратор экспозиции, руководитель античного отдела музея археолог Виктория Нессель:

«Экспозиция включает около трех тысяч экспонатов и значительную долю составляют находки из раскопок последнего времени как на территории заповедника, так и за его пределами, на памятниках ближней и дальней хоры. Многие находки были не в лучшем состоянии, но нашим реставраторам удалось их восстановить. И мы теперь можем познакомить посетителей с великолепными образцами греческой коропластики, предметами повседневного быта и вещами, связанными с культами».

За последние десятилетия археологами в Херсонесе действительно сделано много открытий. Здесь работали экспедиции из Киева, Харькова, Москвы, Санкт-Петербурга, Остинского (Техасского) университета, польских Варшавского и Познаньского университетов. И конечно, несколько своих херсонесских экспедиций. Ими были найдены, раскопаны и изучены уникальные памятники, ранее никому не известные или не исследованные. К таким можно отнести римский военный лагерь и святилище Юпитера Долихена в районе Балаклавы, городище Страбонов Херсонес на Маячном полуострове, комплекс 151 усадьбы в Юхариной балке и некоторые другие памятники. Находки из этих раскопок существенно скорректировали наши представления о реалиях того времени и дали новые материалы, которые и вошли в экспозицию.

Вот мнение заместителя директора музея-заповедника «Херсонес» по науке Ларисы Васильевны Седиковой: «Эта экспозиция — результат многолетнего труда археологов. 190 лет назад в Херсонесе начались раскопки, и, несмотря на революции и войны, они продолжаются до сих пор. Практически всю экспозицию нового зала составляют вещи, найденные сотрудниками музея-заповедника и нашими коллегами из Эрмитажа, Института археологии, из дальнего и ближнего зарубежья. Конечно, важно художественное решение, грамотный отбор вещей, но без археологов не было бы ни экспозиции, ни музея. Музейная функция Херсонеса очевидна, но не очень много музеев в стране, которые являются в то же время научными центрами. Ведь у нас работают не только привлеченные со стороны археологи, но и наши специалисты. Они ведут раскопки, публикуют статьи, участвуют в конференциях, выпускают книги. Они представляют нашу страну перед всей мировой наукой. Я считаю, что эта школа должна сохраниться, какие бы сиюминутные тенденции не возникали в музейном деле».

Открытая в Херсонесе экспозиция — это не просто собрание артефактов, а тщательно составленная специалистами научная коллекция, которая рассказывает о жизни людей в античную эпоху. Музеев с такой тематикой в мире очень мало, хотя это современная тенденция, и здесь мы оказались на самых передовых инновационных позициях. Может быть, это не бросается в глаза обычным посетителям, зато дает повод для гордости профессионалам. А художественное решение, рождению которого активно способствовало новое руководство музея, удачно дополнило концепцию и помогло сформировать целостную картину. В итоге мы получили зал, одинаково интересный как специалистам, так и простым любителям истории.

И последнее. Накануне официального открытия, новый зал посетили президент и премьер-министр нашей страны. А потом было совещание с научной и творческой общественностью, где прозвучали слова Владимира Путина о том, что «Херсонес должен стать русской Меккой». На совещании присутствовал и епископ Тихон Шевкунов, который представил президенту свою программу развития Херсонеса. Альтернативного варианта не предлагалось.

Стоит напомнить, что за последние годы это не первый случай попыток внедрения церкви в дела музеев. Два года назад настоятель местного собора Сергей Халюта даже был официально назначен директором «Херсонеса Таврического», правда, после поднявшейся бури негодования он был вынужден ретироваться из директорского кабинета. Но он по-прежнему на месте, и к нему все так же ездит байкер Хирург со своим богоспасаемым отрядом мотоциклистов. Минувшей зимой Халюта предпринял очередной «наезд», на сей раз пытаясь отобрать у музея бывшие монастырские здания. Патриархат от ретивого отца Сергия открестился, а епископ Тихон его поддержал. И похоже, для них это дело принципа — сдаваться они явно не собираются.

Что конкретно имел в виду Владимир Владимирович, когда говорил про «русскую Мекку», пока непонятно. Но очевидно, что если на одну чашу весов положить богатую событиями полуторатысячелетнюю историю Херсонеса, а на другую — один полумифический эпизод, случившийся здесь с князем Владимиром, то первая явно перевесит. Заодно напомним, что описан сей эпизод в одном-единственном довольно позднем источнике, и другими данными не подтвержден. А для развития туризма и городской инфраструктуры Херсонес как музейный и научный центр явно привлекательнее, чем монастырь и паломнический лагерь.