Красный снаружи

Грудинин любит Сталина и ненавидит геев. Но это не делает его коммунистом

Павел Грудинин
Фото: Сергей Карпухин / Reuter

Кого в России называют левыми, а кого правыми? Зачастую в нашей стране эти политические термины наполняются особыми смыслами, которые сильно отличаются от тех, что приняты в западной классификации. Например, можно ли считать кандидата в президенты от КПРФ современным левым политиком? Если не коммунистом, то хотя бы социалистом. В особенностях российской политической таксономии разбиралась «Лента.ру».

Правые и правые

В июле 2014 года писатель и публицист Виктор Шендерович в программе «Особое мнение» на радио «Эхо Москвы» говорил о политическом активисте Алексее Гаскарове как о человеке «совершенно системных, западных, правых убеждений». Что, конечно же, не соответствовало действительности, поскольку Гаскаров — левый общественный деятель, антифашист.

Каким образом Шендеровичу вообще это пришло в голову? Дело в том, что до этого он упоминал Сергея Удальцова. Для писателя все было предельно ясно: вот Удальцов топит за «славное прошлое», заводы — рабочим, землю — крестьянам, когда-то был ярым сталинистом. Конечно он левый. А Гаскаров? Приличный молодой человек, «вернуть все взад» не требует, да еще и в институте социологии РАН работал, исследования проводил. И тут все понятно: он наш. А наш — значит правый, часть тех сил, которые когда-то, еще в СССР, называли «демократами», не особо задумываясь, что формально Советский Союз был как раз «самым демократическим государством» (ключевое слово — «формально»).

Впрочем, революционеры, создававшие Советскую Россию, а потом и СССР, видели государство совсем не таким, каким оно было в свои последние годы. Первое на планете социалистическое государство должно было стать передовым во всех смыслах: как в плане социальной политики, так и в плане соблюдения прав человека. В то время когда в Америке была жесткая расовая сегрегация, Советы пропагандировали дружбу народов. Когда в большинстве западных стран гомосексуальность считалась заболеванием или даже уголовным преступлением, в законодательстве СССР не было статьи за мужеложство — вплоть до 1934 года, когда сталинское правительство окончательно взяло курс на то, что сейчас называют «традиционными ценностями».

В результате этого поворота идеология Советского Союза к закату его существования представляла собой неудобоваримую кашу из ура-патриотизма и идей Маркса образца середины XIX века (практически без всякой поправки на современность), в которые, по-хорошему, практически никто не верил. Это, собственно, и есть та самая «левая идея», которую до сих пор так ненавидят условные старые «демократы», зачастую несколько наивно относящие себя к правому идеологическому спектру.

Тут можно задать логичный вопрос: а что же тогда представляет собой та же КПРФ? Увы, для Коммунистической партии Российской Федерации (а точнее ее пенсионеров-функционеров) идеи Маркса, Энгельса и даже Ленина уже давно играют исключительно роль мягкой обложки, под которой прячется далеко не «Капитал».

Лозунг «Религия — опиум для народа» давно забыт, а Зюганов сотоварищи давно являются завсегдатаями всевозможных церковных мероприятий. Ну а идеологию современной «коммунистической» партии не так давно, в 2016 году, озвучил сам главный «коммунист» на фотовыставке «Афон: Святая гора», приуроченной к тысячелетию присутствия русского монашества на Афоне.

По его словам, «наша тысячелетняя держава» стоит на нескольких «главных опорах». Во-первых, это сильная государственность с «умной и образованной властью», то бишь элитой. Во-вторых, духовность, которой «окормлены все наши дела и походы» и в которой «лежат чувства патриотизма и любви к нашей тысячелетней державе». И только третьей в списке стоит справедливость — да и упоминается она, опять же, в связи с противостоянием «нашествиям» вездесущих захватчиков.

Какая там мировая революция, построение общества с горизонтальными связями, материалистический подход… Эти принципы вполне могли бы лечь в основу любого авторитарного государства и являются махрово-консервативными. Вот так и получается, что в России нет ни одной крупной партии, представляющей хоть мало-мальски левую идею.

Крепкий хозяйственник

Годы идут, и электорат КПРФ не молодеет. На Сталине, попах, ностальгии далеко не уедешь, а молодой крови мало, что сказывается на рейтинге партии и ее результатах на выборах. Тем не менее незадолго до очередного съезда КПРФ, на котором должны были выдвинуть кандидата на президентские выборы, в Москве появились старые знакомцы — стикеры, призывавшие голосовать за Зюганова. В том, что именно он будет в очередной раз исполнять эту роль, мало кто сомневался.

И тут такой сюрприз — съезд выдвинул беспартийного директора подмосковного предприятия «Совхоз имени Ленина», производящего клубнику, Павла Грудинина, который, по его словам, представляет «широкий блок народно-патриотических сил». Всю жизнь проработал на земле, а теперь устроил почти социалистический рай в отдельно взятом совхозе: и зарплаты там высокие, и квартиру каждый работник получил, и соцобеспечение. Да и сам живет в одном доме со своими сотрудниками.

«Вы были в Швеции? Финляндии? Норвегии? Я считаю, что те социалистические принципы, которые провозгласил в том числе и Ленин, именем которого назван наш совхоз, они там реализовали», — говорил он в интервью РБК. Так и хочется сказать — наконец-то появился достойный кандидат от настоящих левых сил. И неважно, что до 2010 года он состоял в «Единой России», а на выборах 2000 года был доверенным лицом Путина — человеку свойственно меняться.

Неважно даже то, что его состояние составляет около 150 миллионов рублей — в конце концов, они заработаны честным трудом, и не такая уж это большая сумма для руководителя крупного предприятия. Что касается скандалов, связанных с якобы незакрытыми незадекларированными счетами на Западе, — можно с определенной долей уверенности говорить о том, что, если копнуть поглубже, что-то подобное удастся отыскать у каждого кандидата на этих выборах. Ну, или почти у каждого... Да и на подобные обвинения он приводит вполне убедительные контраргументы. Что там еще, неразбериха с недвижимостью? Ерунда. Нет, дело не в этом.

Сталин и шовинизм

Дело в том, что, несмотря на множество вполне здравых, хотя и наивных высказываний о том, каким должно быть государство всеобщего благосостояния, в его портфолио есть множество таких, которые совершенно не сочетаются с образом разумного евросоциалиста и вообще современного человека левых взглядов. Куда пойдет Россия под руководством Грудинина?

Неизвестно, действительно ли он так считает или просто пытается апеллировать сталинистскому ядру КПРФ, но директор совхоза вполне четко определил свой ориентир. И этот ориентир — Сталин, которого Грудинин назвал лучшим лидером страны за последние 100 лет. «Ну а какой еще? Если не считать Ленина — а он был больше теоретиком, ему не удалось претворить многие свои идеи в жизнь, ему не хватило жизненного пути», — говорит он. И роста ВВП на уровне 15 процентов Сталин добился, и медицина советская при нем была создана, причем «поразившая англичан и американцев».

Должна ли быть в прогрессивном современном социалистическом государстве свобода слова? Ответ на этот вопрос Грудинин дает тут же, говоря, что относится к цензуре «крайне отрицательно», но отъем прокатного удостоверения у кинокомедии «Смерть Сталина» считает соблюдением «правил приличия», так как ее создатели «издеваются над нашей историей». Хотелось бы задать вопрос: это единственный пункт «правил приличия» Павла Грудинина или список будет продолжен? И следовало бы немецким властям запретить многочисленные комедии, показывающие Гитлера в неприглядном свете? Ведь налицо форменное издевательство над историей.

От Гитлера можно плавно перейти к размышлениям относительно расового вопроса. Непредвзятое отношение к людям других национальностей, являющееся краеугольным камнем левой идеологии, точно не является сильным качеством Грудинина.

«Я говорю инвесторам, которые строят квартиры: смотрите на национальность, — заявляет кандидат в президенты от КПРФ в интервью «Русскому репортеру» 2011 года. — И если вы начнете продавать квартиры не тем людям, я с вами работать не буду. Есть такое понятие — "фейсконтроль", когда инвестор перед продажей квартиры лично общается с каждым. Фамилия Иванов — хорошо. Загорулько — хорошо. Лукашенко — ладно. Арутюнян — подумайте». Достижение! Даже великорусские шовинисты в основном достаточно лояльно относятся к армянам и не считают их чужеродными элементами российского общества. Но не директор «Совхоза имени Ленина».

Впрочем, не только расовый вопрос волнует Грудинина. ЛГБТ-браки он не считает даже темой для обсуждения. Да и вообще, по его мнению, «все без исключения в стране считают однополые отношения как минимум недопустимыми». Так и хочется спросить, а какая программа-максимум? То, что в сознании Грудинина представители сексуальных меньшинств обесчеловечены, понятно, осталось выяснить, не предполагается ли каких реальных действий и насколько решительными они будут.

Тираннозавр расправил плечи

Впрочем, ладно. Можно сказать, что человек наговорил лишнего, не подумал, да и взглядам его, как можно видеть выше, свойственно меняться. Тут важно пояснить, что последнее качество — вовсе не отрицательное, и оно чрезвычайно важно для любого мыслящего и умного человека, тем более для политика: изменять свои установки в зависимости от полученного нового опыта. Но вот программа развития страны, которую предлагает Грудинин, важна здесь и сейчас, в том варианте, в котором он ее предлагает. После ее чтения возникает первый вопрос: а Грудинина ли это программа? Потому что практически то же самое предлагал Геннадий Зюганов на выборах 2012 года.

Первым делом кандидат от КПРФ предлагает провести национализацию стратегически важных и системообразующих отраслей промышленности, электроэнергетики, железных дорог, систем связи, ведущих банков. Особенно отмечается необходимость вернуть государству монополию на производство этилового спирта.

Великолепное предложение, только возникает вопрос: а сейчас, ну если начистоту, эти отрасли разве не находятся в руках монополистов, подконтрольных государству? Чем эта концепция отличается от того, что есть? Вообще, каким образом будет проходить «национализация»? На предприятия заявятся революционные матросы и поставят на каждом по мини-Грудинину, честному и бескорыстному? Ведь можно же было предложить разумный выход: разбить монополии на несколько конкурирующих крупных компаний, что позволит понизить цены их услуг. А по сути предлагается то же самое, только под другим соусом. Ну, хорошо, монополии национализированы, первый пункт программы выполнен. Но в пятом Грудинин обещает «ограничить аппетиты естественных монополий». Так их же вроде больше нет? Это теперь уже аппетиты государства!

Еще Грудинин обещает довести «долю обрабатывающей промышленности с нынешних 15-20 процентов до 70-80 процентов, как в передовых странах мира». Дымят трубы заводов! Просыпаются по гудку рабочие и идут вкалывать на благо социалистической Родины! Проблема только в том, что в «передовых странах мира», многие из которых действительно приблизились к идеалу государства всеобщего благосостояния, давно никто не говорит об обрабатывающей промышленности. Это прошлый век передовых стран. Тут было бы уместно прочитать лекцию о постиндустриальной экономике, но результат не стоит трудов.

Поехали дальше. «Обеспечение продовольственной безопасности России, преодоление ситуации, когда значительная часть продовольствия ввозится из-за рубежа». Здесь даже комментировать ничего не хочется. Заморских гусей и так давим, чтобы свои лучше родились. А свой лосось и камамбер, хоть и втридорога, но тоже имеется. Вопрос, казалось бы, закрыт.

Следующий пункт. «Мы защитим духовное здоровье нации. Возродим отечественную культуру. Окажем всестороннюю поддержку музеям, театрам, библиотекам». Так наш Минкульт этим уже озабочен сверх всякой меры, постоянно рапортует о своих успехах. Что там еще? Гарантируем обороноспособность страны благодаря повышению боеготовности армии и развитию оборонной промышленности? А сейчас-то что?

И так до самого конца программы, состоящей из кучи разрозненных пунктов, половина из которых не изменилась со времен последнего выдвижения Зюганова, а вторая половина противоречит первой. Помимо вышеуказанных обещаний, «20 шагов Грудинина» содержат гору социальных обещаний: повышение минимальной заработной платы в несколько раз, восстановление системы народовластия, «обуздание жадности ростовщиков» (вроде бы в последний раз о ростовщиках в таком ключе говорили в Третьем рейхе) и так далее. И при этом отменить подоходный налог для малоимущих и вбухать еще больше денег в оборонку. Мы будем мыть сапоги в Индийском океане и при этом закусывать черную икру красной.

Среди всего этого абсурда можно выделить несколько «пунктов Грудинина»: сам Грудинин это не писал и не читал; те, кто писал и читал, надеются, что, кроме них, это никто читать не будет; никакой современной левой идеей тут и не пахнет. И, наконец, большая часть программы описывает не будущее России, а ее настоящее. Так зачем, спрашивается, избирать Грудинина, когда проще оставить Путина?

Россия00:02Сегодня

«Начали активно психологически давить»

Россия лишается старейшего научного издательства. Все ради американской мечты