Албанский Сталин

Диктатор Ходжа восседал на красном унитазе и заставлял всю страну рыть бункеры

Фото: Keystone Pictures USA / ZUMAPRESS.com / Diomedia

«Лента.ру» продолжает цикл статей о жизни диктаторов. На прошлой неделе мы рассказали о самом кровавом лидере Доминиканской Республики Рафаэле Трухильо. Всегда безупречно одетый, пользующийся дорогим парфюмом, он отличался пунктуальностью и беспощадностью. На этот раз речь пойдет о чудаковатом албанском вожде Энвере Ходже, который сумел рассориться со всем миром и так и не построил в стране социализм. Нынешние власти ломают голову, что делать с бункерами, которыми тиран буквально нашпиговал Албанию. Тем временем граждане страны тоскуют по временам его правления, несмотря на то что тогда запрещали иметь рояли, машины, пользоваться зарубежной косметикой и носить джинсы. В столь неоднозначной ситуации разбиралась «Лента.ру».

Здесь все готово к атомному удару: на пяти этажах, уходящих под землю, уютно расположились 106 комнат, оборудованных по последнему слову техники тех лет. Главные из них — спальня, рабочий кабинет вождя, зал заседаний парламента, хранилище боеприпасов и концертный зал. Особое внимание привлекает ванная комната с красным унитазом. Ходят слухи, что такое интерьерное решение предложил сам Энвер Ходжа. Казалось, что он собирается жить вечно и очень боится, что на маленькую Албанию кто-то нападет.

Без роялей

Возведение бункеров стало настоящей одержимостью вождя: албанские граждане в добровольно-принудительном порядке возводили их в любых местах, даже в море. Всего за время правления Энвера Ходжи было построено около 700 тысяч бункеров, практически по одному на каждую албанскую семью.

По словам подчиненных, Ходжа отличался отменным чувством юмора, а также умел мотивировать подчиненных. Стройку бункеров он контролировал лично. Однажды он приказал поместить в бетонное убежище инженера, ответственного за строительство, и выстрелить из танка. Бункер остался цел, инженер тоже. Заодно и получил награду: ему разрешили продолжить возведение подобных укреплений.

Страна всерьез готовилась к нападению: так, на большинстве домов не было номеров, сделано это было для того, чтобы запутать шпионов. Впрочем, подобная ситуация не касалась лишь одного элитного района, в котором проживал сам вождь и его окружение.

Это был настоящий город в городе с современной инфраструктурой, о существовании которой простые албанцы даже не подозревали. Известно только, что сам вождь вел роскошный образ жизни, который он предпочитал скрывать от простых албанцев. До сих пор сложно найти какие-либо правдивые описания того, как вождь на самом деле проводил свое время и на что спускал деньги.

Единственное, что выдавало его шикарный образ жизни — знаменитый 6-литровый Mercedes-Benz 600 W100. В то время, как сам глава государства рассекал по улицам Тираны на автомобиле с водителем, местным жителям было запрещено иметь машины, видеомагнитофоны, рояли, частную собственность, а также слушать рок-музыку, джаз, носить джинсы и пользоваться «вражеской» косметикой.

Женщины, вино и социализм

Родился Энвер Ходжа в начале ХХ века в семье торговца тканями в городке Гирокастра, входившем в то время в Османскую империю. В скором времени Албания получила независимость, что оказало большое влияние на дальнейшую судьбу Ходжи. Несмотря на то что он неплохо учился, парень так и не смог окончить университет во Франции. По словам официальных биографов вождя, это произошло из-за того, что Ходжа как раз в то время увлекся идеалами социализма. Однако по слухам — виной всему были алкогольные напитки и женщины, вскружившие голову молодому албанцу.

Впрочем, это не помешало ему в совершенстве выучить французский и турецкий, а также перечитать труды Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина.

Вернувшись домой, он стал преподавать французский. Но педагогом он работал недолго: в Албанию вторглись итальянские фашисты. Ходжа, отказавшись переходить на их сторону, лишился своего места. Тогда он ушел в подполье, где начал активно бороться с итальянскими оккупантами. Помимо этого, он открыл табачную лавку, где стали собираться коммунисты. Отточив свои ораторские навыки, он легко вошел в руководство Албанской Компартии, основанной в 1941 году. Через несколько лет албанцам удалось освободить территорию страны от оккупантов. В новом правительстве Ходжа стал премьер-министром и министром иностранных дел, а также верховным главнокомандующим.

Спасибо товарищу Сталину

Умело лавируя между разными мировыми диктаторами, Энвер смог подружиться с югославским лидером Иосипом Броз Тито и Иосифом Сталиным. Связи с советским лидером лишь окрепли после того, как Югославия в 1949 году демонстративно покинула соцблок. Албания поддержала СССР, в ответ Москва стала направлять Тиране щедрые кредиты, продовольствие, оборудование, машины и медикаменты, а также геологов, нефтяников, преподавателей и врачей для развития отстающего партнера.

Ходжа провозгласил, что Албания пойдет по пути СССР: ей предстоит индустриализация, коллективизация и «культурное перевоспитание народов». Дружба с Советским Союзом закончилась после смерти Иосифа Виссарионовича. Отношения с Никитой Хрущевым у Ходжи, верного последователя Сталина, не заладились с самого начала, настоящая неприязнь возникла после ХХ съезда, на котором был развенчан культ личности бывшего советского вождя. В 1962 году Албания вышла из состава Совета экономической взаимопомощи, а потом и вовсе заявила, что не собирается отдавать Москве набранные у нее долги.

Тем временем Энвер Ходжа принялся с особым усердием выстраивать свой культ личности, получивший название «ходжаизм», который политологи сравнивают с северокорейской идеологией чучхе. В Албании свято чтили любое наследие, связанное со Сталиным, которым восхищался вождь. В стране сохранялись памятники Сталину, его именем назвали крупный город Кучова, а также десятки албанских улиц, отмечались день рождения и день смерти советского лидера.

Ходжа взял на вооружение сталинскую модель культа личности: повсюду были развешены портреты албанского вождя, его именем названы первый в стране автотракторный комбинат, заводы, колхозы, улицы, школы, горные вершины и столичный университет.

В качестве основной национальной идеи он выбрал курс на международную изоляцию. Албанский лидер убеждал, что страна находится в окружении, все остальные государства должны вот-вот напасть на Албанию. Запугивать население он принялся через единственный работающий в стране национальный телеканал. Все граждане страны с 18 до 56 лет, включая женщин, ходили на курсы военной подготовки.

С несогласными не церемонились, особенно доставалось тем, кто каким-либо образом был связан с СССР. Пытавшихся бежать из страны ожидал расстрел. Бороться с диссидентами помогала тайная полиция «Сигурими». Власти не гнушались политическими чистками. За годы правления Ходжи были убиты от 5 до 7 тысяч человек, еще более 34 тысяч были посажены за решетку, тысяча из них умерла в заключении.

Без бога и союзников

Управлять страной на протяжении 40 лет Ходже помогала любимая жена — Неджмие, возглавлявшая местный Институт марксизма-ленинизма. Именно ей он обязан своим безупречным образом: лидер, который днем и ночью работает на благо нации, убежденный коммунист, любящий семьянин.

Получив ее одобрение, он провозгласил атеизм в стране, большинство населения которой составляют мусульмане, а также проживают православные и католики. Вдохновленный китайской культурной революцией, тиран принялся конфисковывать имущество и здания церквей, монастырей и мечетей. Многие из них были снесены, из других делали склады, мастерские, кинотеатры. Родителям строго-настрого запрещали давать детям церковные имена. Строго карались попытки албанцев крестить своих детей или совершать обряды бракосочетания по христианским или мусульманским обычаям. Нарушителей антирелигиозных запретов ожидала смертная казнь.

Разругавшись с Югославией и СССР, Ходжа стал дружить с Китаем, однако продлилось это недолго. Когда Пекин решил укреплять экономику за счет развития связей с другими государствами, в частности, капиталистическими, Тирана обиделась на него. К концу правления Ходжи Албания и вовсе рассорилась со всеми государствами, сохранив в друзьях только Кубу и Вьетнам.

За долгие годы правления здоровье диктатора поистрепалось. После череды инфарктов и инсультов в 1983 году он покинул свой пост, поставив во главе государства своего преемника.

Через два года после этого 76-летний Энвер умер. С ним в течение девяти дней прощалась вся страна. На Албанию никто так и не напал. Громадный бункер диктатора в 2014 году было решено превратить в музей. Впрочем, что делать с остальными сотнями тысяч бункеров, которые разбросаны по всей стране, албанцы не знают до сих пор.

История Ходжи, как и любого другого диктатора, окутана тайнами, обросла небылицами и байками. При этом в стране с теплотой вспоминают его правление: именно при нем была полностью ликвидирована неграмотность. При нем в школах были бесплатные учебники и форма для детей. Помимо этого, повысилась рождаемость до самого высокого уровня в Европе. Женщина, родившая первого ребенка, получала 10 процентов прибавки к зарплате, второго — 15 процентов. В случае смерти одного из супругов, его семье в течение года отдавали зарплату или пенсию умершего.