Время падать

Российские самолеты никому не нужны. Но на них тратят миллиарды

Фото: Сергей Мамонтов / РИА Новости

Авиационные предприятия СССР после его распада оказались сосредоточены главным образом на территориях современных Украины и России. Заводы этих стран, выпускавшие гражданские самолеты, были связаны многолетней кооперацией и нуждались друг в друге, однако невозможность сотрудничества, особенно явная в последние годы, а также нежелание вкладываться в долгосрочные проекты привели к тому, что в России появились настоящие монстры самолетостроения — Sukhoi Superjet 100 и Irkut MC-21. Подробнее — в материале «Ленты.ру».

В настоящее время американская Boeing и французская Airbus занимают лидирующее положение на мировом рынке гражданской авиации; вслед за ними следуют бразильский Embraer и канадский Bombardier. При этом бизнес Embraer, связанный с выпуском гражданских самолетов, поглощает Boeing, а производство самолетов CSeries от Bombardier переходит под контроль Airbus. Именно Embraer и Bombardier считаются мировыми лидерами в производстве ближнемагистральных и среднемагистральных самолетов, через них на этот рынок зашли Boeing и Airbus, и именно с ними, а также с китайскими самолетами теперь придется конкурировать российским производителям Sukhoi Superjet 100 и Irkut MC-21.

В сухом остатке

Sukhoi Superjet 100 стал первым ближнемагистральным пассажирским самолетом, созданным в России после распада СССР. Специально для этого на базе Опытно-конструкторского бюро Сухого в 2000 году было создано предприятие «Гражданские самолеты Сухого», которое в настоящее время занимается исключительно проектом Sukhoi Superjet 100. Первый полет Sukhoi Superjet 100 состоялся в мае 2008 года. На момент написания статьи «Заводом Гагарина» произведено 159 таких самолетов различных версий. В базовой Sukhoi Superjet 100 вмещает 98 человек и рассчитан на перелет до 4,5 тысячи километров. Сегодня крупнейшим покупателем Sukhoi Superjet 100 в России стал «Аэрофлот», больше всего поставок за рубеж пришлось на мексиканского перевозчика Interjet.

Фактическое участие в разработке нового гражданского самолета конструкторского бюро, специализирующегося, вообще говоря, на создании истребителей и бомбардировщиков, во многом определило особенности Sukhoi Superjet 100. На его примере особенно четко стало видно, чего не производит российская авиационная отрасль и насколько ее возможности в серийном выпуске конкурентноспособной гражданской продукции уступают западным. Конечно же, речь идет о громадной доле импортных комплектующих, достигающей 80 процентов и в большинстве своем относящейся к ключевым элементам самолета.

Прежде всего, на Sukhoi Superjet 100 установлен турбовентиляторный двигатель SaM146. Сборку силового агрегата в России осуществляет совместное предприятие PowerJet отечественного научно-производственного объединения «Сатурн» и французской Snecma. Зарубежная сторона поставляет основные элементы двигателя: газогенератор компрессора высокого давления, камеры сгорания и турбины высокого давления, а также отвечает за его систему управления. При этом характеристики SaM146 и украинского Д-436 (устанавливается на Ан-148) близки, но по понятным причинам Sukhoi Superjet 100 вряд ли его получит в ближайшем будущем.

Авионику российский самолет получил от французской Thales. Система управления полетом выпускается с участием немецкой Liebherr, а шасси — с французским Safran. Система противопожарной защиты, гидравлика, электрообеспечение и топливная система — тоже зарубежные. Даже детали интерьера салона, пассажирские кресла, иллюминаторы, места для пилотов, пассажирские и грузовые двери выпускаются не в России. Фактически отечественные производители лишь создают элементы фюзеляжа и оперение, а «Завод Гагарина» осуществляет окончательную сборку.

Зависимость от иностранных поставок регулярно провоцирует нехватку деталей для Sukhoi Superjet 100. Если заказчикам самолетов Boeing и Airbus большинство необходимых деталей приходит в течение нескольких часов, то поставок от «Гражданских самолетов Сухого» приходится ждать неделями. Из-за этого российские самолеты летают мало. Причин такого положения дел несколько — начиная от отсутствия сервисных центров для Sukhoi Superjet 100 и заканчивая тем, что «Завод Гагарина» отдает приоритет в производстве военным, а не гражданским самолетам.

Планы по созданию за 85 миллиардов рублей урезанной версии Sukhoi Superjet 100 с 75 местами и дальностью до двух тысяч километров, предполагающие снижение доли импортных комплектующих и частичную унификацию с Irkut MC-21, вряд ли способны заметно исправить ситуацию. Если в перспективе самолет и получит российский двигатель ПД-7, то дальнейшая русификация неизбежно приведет к увеличению его стоимости и росту возникающих с ним неполадок, поскольку создание действительно достойной альтернативы зарубежным компонентам потребует не только средств, но и уйму времени. Последнее вообще сделает Sukhoi Superjet 100 окончательно устаревшим и неконкурентоспособным.

Нельзя не заметить и ограниченность России в продвижении своего самолета на международном рынке. Достаточно вспомнить, что Россия до сих пор не смогла продать Sukhoi Superjet 100 в Иран из-за угрозы санкций со стороны США, хотя соответствующее соглашение было заключено еще в 2015 году. Хотя «Гражданские самолеты Сухого» сократили долю американских комплектующих в самолете до примерно десяти процентов, тем самым сделав возможной его продажу южному соседу, Иран теперь проявляет заинтересованность в самолетах Boeing и Airbus.

Не менее туманны перспективы Irkut MC-21 — первого российского пассажирского ближне-среднемагистрального самолета, рассчитанного на перевозку 130-170 пассажиров на 5000-6350 километров. В отличие от Sukhoi Superjet 100, доля зарубежных комплектующих в Irkut MC-21 снижена до половины, а в качестве двигателя планируется использовать не только PW1400G американской Pratt & Whitney, но и российский ПД-14 (разработчик — «Авиадвигатель», производитель — «Пермские моторы»).

Хотя в настоящее время корпорация «Иркут» получила нетвердый заказ на почти триста Irkut MC-21, непонятно, каким образом российский производитель собирается конкурировать с Boeing-737 MAX и Airbus A320neo, а также Comac C919 китайской компании Comac (Commercial Aircraft Corporation of China). Хотя заявленная стоимость Comac C919 составляет 50 миллионов долларов — почти в два раза ниже, чем у западных аналогов, и сопоставима с ценой Irkut MC-21, — никто не гарантирует, что с ним не возникнут те же трудности, что и с Sukhoi Superjet 100.

К настоящему времени «Аэрофлот» согласился отдать пять миллиардов долларов за 50 самолетов Irkut MC-21. Твердый контракт предусматривает поставки в период с 2020-го по 2026 год; в сумму включена не только рыночная стоимость самолета, но и послепродажное обслуживание. Тем не менее в крупнейшей российской авиакомпании полагают, что условия контракта по Irkut MC-21 выгоднее, чем по Sukhoi Superjet 100, прежде всего — из-за прогнозируемого времени налетов в сутки.