«Думал, они просто потушат сигарету»

Он сделал полицейским замечание. Его жестоко избили, но подарили тортик

Фото: Зураб Джавахадзе / ТАСС

...Он шел к метро «Таганская». Прямо у входа на станцию стояли и курили полицейские, нарушая закон, за соблюдением которого они должны следить. Мужчина сделал им замечание — и получил... Били жестко, ногами, и даже по голове. Уже потом стражи порядка сообразят, что перегнули палку, — и угрозами заставят избитого написать заявление о том, что он ушибся о стеклянные двери метро. Так в августе 2016 года началась громкая судебная история, которая не закончилась и по сей день. Потерпевший — тренер женского футбольного клуба «Торпедо» Фаиг Нагдалиев — намерен идти до конца и добиться справедливости у служителей Фемиды. Подробности его дела выясняла «Лента.ру».

«Полицейские — это такие же люди, закон един для всех»

28 августа 2016 года тренер женского футбольного клуба «Торпедо» Фаиг Нагдалиев шел со встречи к метро «Таганская». У входа в подземку он заметил группу куривших полицейских. Фаиг сделал им замечание. О том, что произошло дальше, можно посмотреть на видео, снятом нашим героем.

Полицейским не понравилось замечание прохожего, и они решили его проучить, чтоб неповадно было. Стражи порядка избили и посадили в обезьянник «наглеца». Били жестко, ногами. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, Нагдалиев получил закрытую черепно-мозговую травму и сотрясение головного мозга, не считая синяков и ссадин.

Ему также разбили телефон, которым он снимал встречу с полицейскими.

— Я сделал им корректное замечание. Считаю, что это должен делать каждый уважающий себя гражданин, — объясняет «Ленте.ру» Фаиг Нагдалиев. — Большинство людей, которые видят какие-то административные правонарушения, а порой и уголовные преступления, считают — лучше я пройду мимо, меня это не касается, многие граждане вообще живут в своем иллюзорном мире и не видят дальше своего собственного носа. И вот я своим примером хочу показать, что не нужно быть таким бесхребетным, равнодушным. Полицейские — это такие же люди, закон един для всех. Почему, когда простой человек курит, на него закон распространяется, его привлекают к административной ответственности, а когда полицейские курят, их же коллеги никаких замечаний не делают.

Он не предполагал, что его замечание вызовет столь бурную негативную реакцию.

— Не думал, что в полиции до сих пор работают люди с сознанием 90-х, считающие, что если мы власть, то нам все будет дозволено. Я думал: они просто потушат сигарету, скажут «извините», и я пойду дальше по своим делам, — говорит Нагдалиев.

Среди группы полицейских в форме и гражданской одежде был командир отделения патрульно-постовой службы по фамилии Лунин (он на видео показывает свой нагрудный знак) и его подчиненные Алексей Бурулько и Николай Перваков.

— Я думаю, что Лунин при своих подчиненных не хотел показать себя слабым и пойти навстречу гражданину, — продолжает собеседник «Ленты.ру». — Он увидел, что я с бородой, выгляжу как-то не по-русски, хотя я родился и прожил всю жизнь в Москве, и (он — Лунин) решил показать свою власть, свое социальное превосходство. Перваков и Бурулько, думаю, решили выслужиться: а давайте его побьем. Я не сопротивлялся, не пытался сбежать, поднял руки, сказав, что сопротивление не оказываю.

По его словам, после задержания полицейские поняли, что «немного» превысили свои полномочия, и под давлением, угрозами заставили написать заявление, что потерпевший сам получил травмы.

— Якобы когда я спускался в метро, загляделся в свой телефон и ударился о стеклянные двери, — объясняет Нагдалиев. — Мне повезло, что какие-то ребята сняли, как меня ведут, если бы не было этого видео, то все было бы иначе. Но если вы посмотрите видео, то увидите, что у меня руки за спиной, а ведут меня полицейские. И на видео заметно, что стеклянные двери закреплены, и удариться о них я не мог. То есть они вводили следствие в заблуждение на протяжении длительного времени, пытаясь уйти от уголовной ответственности.

Через два дня после инцидента представитель МВД сообщил Нагдалиеву об увольнении избивших его полицейских.

Как пояснили в пресс-службе московского главка, решение было принято после того, как руководство столичной полиции изучило видеозапись инцидента с участием тренера и сотрудников УВД на Московском метрополитене, размещенную в интернете. Кроме того, двое начальников провинившихся сотрудников были понижены в должности, а руководители подразделения привлечены к дисциплинарной ответственности.

В полиции пообещали передать материалы проверки следственным органам для принятия процессуального решения. Нагдалиеву подарили торт, который полицейские передали через охранников Российского футбольного союза, и, казалось, что конфликт исчерпан. Но потерпевший решил добиться возбуждения уголовного дела, что оказалось не так уж просто.

«Из чувства личной неприязни»

Около 10 раз следователи отказывали пострадавшему в привлечении провинившихся стражей порядка к уголовной ответственности. В итоге тренер сумел попасть на прием к руководителю столичного главка Следственного комитета России (СКР) Александру Дрыманову — и он «принял волевое решение». Через год и два месяца — в начале ноября 2017 года — было возбуждено уголовное дело.

— Следователь вызвал на допрос Первакова и Бурулько — и через десять часов они во всем признались, — вспоминает Нагдалиев. — Справедливость в нашей стране есть, просто надо немного напрячься, чтобы ее добиться, а не сдаваться после первого отказа.

В материалах уголовного дела говорится, что Нагдалиев был возмущен «лицемерным и публичным фактом совершения представителем власти при исполнении должностных полномочий административного правонарушения».

Лунин при общении с ним нарушил законы «О полиции» и «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и проявил неуважение и бестактность. А также в нарушение указания ГУ МВД России по Москве «О курении» во время общения с Нагдалиевым продолжал курить.

В свою очередь Бурулько и Перваков, как указывает следователь, ложно поняли принципы корпоративной этики органов внутренних дел и из чувства личной неприязни избили Нагдалиева.

Из показаний Бурулько:

«Нагдалиев оказался на земле, а Перваков стал заламывать (ему) руки за спину. Он (Бурулько) также подошел (к ним), и они вместе с Перваковым посадили Нагдалиева на колени и заломили (ему) руки за спину. В тот момент Нагдалиев продолжил возмущаться этими действиями, и он (Бурулько) лично своей ногой нанес не менее 3 ударов в область головы Нагдалиева. В тот момент он также увидел, как Перваков ногой нанес не менее 8 ударов в область туловища Нагдалиева. Когда к Нагдалиеву применялась физическая сила, последний не сопротивлялся и не пытался нанести удары сотрудникам полиции. Он (Бурулько) и Перваков с применением физической силы обездвижили Нагдалиева, нагнули (его) вперед головой и с заведенными за спину руками повели в комнату полиции. Физическая сила к Нагдалиеву полицейскими была применена без причины. Он (Бурулько) переживает по поводу применения насилия к Нагдалиеву, сожалеет и раскаивается».

Фаиг Нагдалиев рассказал «Ленте.ру», что у него «есть большая подборка видео с полицейскими, совершающими административные правонарушения», но он ее не публикует, потому что не видеоблогер и ему не нужны рейтинги.

— Я регулярно в своем районе делаю полицейским замечания, — продолжает собеседник «Ленты.ру». — У меня в районе, например, полицейский в форменном обмундировании покупал алкоголь, неоднократно люди в форме курили там, где не положено, полицейские в служебном транспорте делали остановки под запрещающим знаком. Район пока называть не буду, потому что по одному из этих эпизодов сейчас проводится проверка. Полицейские моего района, так сказать, на меня точат зуб. Есть очень сильное видео, которое удивит самого Баранова Олега Анатольевича (руководитель московской полиции). Как не соблюдаются права граждан и не соблюдается Конституция в моем районе.

По его словам, большинство полицейских негативно реагируют на его замечания, поскольку не понимают, что «служат закону и народу России, и я, как и остальные 147 миллионов граждан страны, считаемся руководителями полицейских». Нагдалиев рассказал, что однажды он сделал замечание курящим стражам порядка, и они извинились, потушили сигареты.

— Я понял, люди действительно осознали, что они поступили плохо, — говорит Фаиг. — Я при них удалил видео и сказал им, что вы, полицейские, молодцы, вы можете признать свою ошибку. Я потом их видел, мы здоровались, они реально уходят курить подальше от метро, чтоб их не видели. Мне это импонирует, значит я все делаю правильно. Я хочу, чтобы хотя бы в моем районе был порядок. А все начинается с мелочей. Я считаю, что только таким способом можно что-то изменить, по крайней мере, отношение людей. Потому что, чем больше власть, тем больше ответственность.

Он уверен, что все граждане должны знать свои права. К примеру, полицейские могут потребовать предъявить документы только на законных основаниях: их работа в том, чтобы знакомить людей с правами и устраивать ликбез, а не просто требовать документы без причины для проверки.

— У меня никакого прицела (на полицейских) нет, я не хожу и не выискиваю специально, — объясняет Нагдалиев. — Я простой парень, я езжу на метро, хожу по улицам, и, если я вижу какое-то нарушение, обязательно подойду и уточню. Я считаю, не нужно ничего бояться. Я гражданам не могу делать замечаний, я такой же гражданин, как и они. Полицейские дают присягу, но они, к сожалению, этого не понимают. У меня нет неприязни к полицейским, потому что безграмотность не может вызывать негатива.

«Руководство купило тортик потерпевшему»

После увольнения из органов Бурулько работает электриком, а Перваков на стройке перебивается случайными заработками, рассказал «Ленте.ру» адвокат Олег Бадма-Халгаев.

— Как мне объяснили ребята: уровень подготовки оказался низок, никакого обучения, просвещения, как вести себя в таких случаях, — говорит защитник. — Мы получили то, что получили. Высшее руководство купило тортик потерпевшему и вроде бы конфликт урегулировали. Они заявляли: мы понимаем, что совершили, полностью раскаиваемся. На очной ставке перед ним извинились.

На единственном пока заседании в Таганском суде Москвы бывшие полицейские, которые теперь на скамье подсудимых, попросили об особом порядке. Это означает, что они полностью признали вину, и суд может не допрашивать свидетелей и не исследовать доказательства по делу. Такой порядок предусматривает минимальное наказание. Бурулько и Первакову вменяется статья 286 часть 3 УК РФ («Превышение должностных полномочий»), предусматривающая наказание от 3 до 10 лет. Но потерпевший высказался против особого порядка.

— Мне непонятно поведение полицейских: они мне ни разу не позвонили, ни разу не сказали, чем тебе помочь, мы тебе телефон повредили, может тебе его восстановить, — рассказывает Нагдалиев. — А на суде они такие уверенные: мы хотим особый порядок, дайте нам. Нет, так не будет. Если бы они хотя бы шли мне навстречу, то я сам попросил бы суд о максимально мягком наказании для них, потому что все мы люди, и важно уважать друг друга, а вот уважения в нашем любимом городе, к сожалению, очень мало.

В свою очередь, адвокат подсудимых утверждает, что полицейские предлагали потерпевшему компенсацию.

— Наши подопечные предложили потерпевшему сразу выплатить по 50 тысяч рублей, а потом еще на период следствия выплачивать определенную сумму по мере возможности, — объясняет Олег Бадма-Халгаев. — Но представитель потерпевшего сказал, что нужно сразу выплатить 500 тысяч рублей. Они не смогли. Я объяснял, что зарплата маленькая — 35 тысяч рублей. Если бы по 15 тысяч отдавали, то уже сейчас он получил уже свои 400 тысяч рублей. Мне вообще его позиция непонятна. Он изначально утверждал, что дело не в деньгах, я не хочу на вас зарабатывать. А потом его представитель заявил о 500 тысячах и сразу. У нас даже по судебной практике пара сотен. Мне не хотелось бы думать, что все это происходит с целью наживы, все-таки человек пострадал.

По его сведениям, у Нагдалиева это не первый подобный случай с сотрудниками полиции.

— Я, конечно, понимаю, когда есть нарушения со стороны сотрудников, но они раскаялись, извинились, готовы возместить компенсацию, но не в размере 500 тысяч рублей, — говорит защитник.

Интересы потерпевшего в суде представляет юрист межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток» Дмитрий Пискунов. Он прокомментировал слова адвоката подсудимых о размере и выплате компенсации.

— Я не говорил, что надо выплатить сразу, нужно выплатить до определенного срока, — рассказывает Пискунов. — Я предлагал: давайте вы накопите, а не будете перечислять траншами каждый месяц. Я это предложил, потому что мы могли оказаться в крайне неловкой ситуации: когда нам бы выплатили 100 тысяч рублей компенсации, началось бы судебное разбирательство, и вот встал вопрос, в каком порядке рассматривать дело — в общем или особом. Получается, нам часть компенсации выплачена, но не полностью, наши условия не соблюдены. Соглашаться на особый порядок мы не можем — и требовать общий нам уже неловко. В итоге выплат никаких не было. Я ничего такого не предлагал, чего бы они не могли выполнить. Ничто не мешало им откладывать деньги в комод и к началу суда выплатить по 250 тысяч рублей.

***

Развязка этой неоднозначной истории еще впереди. Скорее всего, суд примет некое компромиссное решение: небольшое наказание для полицейских и небольшая компенсация пострадавшему. А ведь все могло закончиться даже не начавшись, если бы служители закона и прохожий просто проявили уважение друг к другу.

Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайся!