Недетский мир

Дети под опиумом вкалывают и умирают. Европа не против

Фото: Parwiz / Reuters

Раздираемый вооруженными конфликтами Афганистан — одна из самых опасных стран Средней Азии. Терроризм там уже давно стал образом жизни, как и нелегальный оборот опиатов. Чтобы прокормиться, большинство детей прогуливают школу, торгуя едой на улице, попрошайничая или собирая металлолом. Зачастую несовершеннолетние становятся жертвами террористов. Какую цену пришлось заплатить маленьким афганцам за непрекращающийся военный конфликт, выясняла «Лента.ру».

«В декабре прошлого года я встретил трех маленьких девочек. Они торговали пластиковыми пакетами на рынке на западе Кабула. У каждой из них была семья. Вместе с братьями и сестрами они должны были работать, чтобы помочь родным свести концы с концами. Они рассказали, что раньше с ними работала девочка по имени Кайенат (Kayenat). Она исчезла во время одной из операций силовиков. Больше ее не видели», — делится своими впечатлениями о жизни в Афганистане журналист Foreign Policy.

В стране, последние несколько десятилетий раздираемой военными конфликтами, разрушены жизни тысяч детей. Из-за царящего в Афганистане насилия многие погибли, другие перестали учиться, вместо этого они работают днями и ночами, чтобы прокормить свои семьи, рискуя здоровьем и безопасностью: носят тяжелые тюки, торгуют на улицах, занимаются сварочными работами, управляют тяжелыми машинами, собирают опасные отходы, трудятся на фабриках.

Сейчас едва ли можно найти в Афганистане организации, занимающиеся правами детей. Их офисы уничтожены, из-за гибели сотрудников многие правозащитники сворачивают миссии. «Почти половина детей в возрасте от семи до семнадцати лет — около 3,7 миллиона человек — не ходят в школу», — сообщает UNICEF. Около 2,1 миллиона афганских детей в возрасте от шести до четырнадцати лет вынуждены работать. При этом в ООН называют другую цифру: 2,5 миллиона детей.

Многие сознательно не идут учиться, опасаясь нападений боевиков. В 2015 году афганские власти пообещали сделать школы безопасными, однако пока не получилось. Наоборот, в последнее время нападения на школы и вузы участились. Так, в марте этого года на церемонии вручения дипломов погибли студенты в Кундузе. Через несколько недель были подожжены школы в городах Логар и Нангархар. Всего за пару месяцев «Талибан», стремясь запугать учеников и их родителей, стер с лица земли сотни учебных заведений Афганистана.

Ученье — свет

Впрочем, некоторые дети все-таки умудряются учиться. «Неподалеку от рынка в Кабуле я встретил 13-летнего Мохаммеда, который под палящим солнцем чинит велосипеды. Он, как и сотни тысяч других афганских детей, работает, чтобы прокормить семью. Но по вечерам ходит в школу. "Я делаю домашние задания поздно вечером, уже после работы и учебы", — рассказывает мальчик, ловко чиня спицы на сломанном велосипеде», — пишет журналист Foreign Policy. В отличие от Мохаммеда, его старший брат на занятия не ходит. Он, как и многие другие работающие подростки, считает, что, во-первых, в настоящее время образование в Афганистане вовсе не нужно, а во-вторых, находиться в школе очень опасно.

Уровень грамотности населения в Афганистане составляет около 38 процентов. Многие родители сами не ходили в школу, поэтому не хотят, чтобы их дети научились читать и писать. Для них выгоднее, чтобы дочери и сыновья приносили деньги в семью, хотя 90 процентов граждан задействованы на временных работах, за которую им очень мало платят.

Зачастую они становятся жертвами терактов, которые обычно устраивают в общественных местах. Так, 11 июня в Кабуле подорвался террорист-смертник, 13 человек погибли. Боевики неслучайно выбирают места большого скопления людей во время праздников и фестивалей. Даже несмотря на то, что силовики и талибы договорились сложить оружие на время Ураза-байрама, представители «Талибана» по-прежнему призывали «сражаться до тех пор, пока американцы не сядут с ними за стол переговоров и пока все зарубежные войска не покинут территорию страны». Впрочем, даже это не останавливает детей, которые рвутся на улицу — работать.

«Погребенные в кирпичах»

Один из немногих источников постоянного дохода для детей в Афганистане — кирпичные заводы. Земля в стране довольно сухая и бесплодная, зато идеально подходит для изготовления кирпича. На подобных вредных производствах, где можно трудиться практически круглый год, охотно эксплуатируют детский труд. Несовершеннолетние обычно работают наравне со взрослыми, с 8 утра до 5 вечера.

Помимо этого, дети собирают хлопок, выращивают опийный мак. Производство опиума в стране бьет все возможные рекорды. Многие рискуют сами пристраститься к наркотику. Реабилитационные центры страны переполнены. От наркотической зависимости страдают свыше 100 тысяч афганских детей. К сожалению, по возвращении домой большинство несовершеннолетних опять начинают употреблять наркотики.

«У девятилетнего мальчика сильно заболел зуб. Его тетя посоветовала хорошее лекарство — опиум. В результате ребенок и сам не заметил, как быстро пристрастился к наркотикам», — рассказывает BBC News.

Кроме того, в Афганистане по-прежнему процветает такое явление, как бача-бази (буквально — «игра мальчиков») — разновидность детской проституции, когда мальчиков переодевают в женское платье и продают для сексуальных утех. В охваченном раздорами Афганистане нередки случаи изнасилования несовершеннолетних. Это особенно распространено в среде афганских полевых командиров, которые обладают всей полнотой власти в сельских районах и могут терроризировать местное население. Зачастую над малолетними мальчиками издеваются прямо на территории военных баз.

Из ЕС с любовью

С талибами объявлено перемирие, но боевые столкновения продолжаются. Правительственные силы вынуждены воевать с 20 террористическими группировками, орудующими на территории страны. Самым опасным местом в Афганистане ООН признает Кабул. 94 процента погибших — жертвы террористов-смертников. В своем докладе International Crisis Group предсказывает, что в ближайшее время целями террористов будут крупные города Афганистана.

За прошедшие несколько лет на территориях, подконтрольных «Талибану», серьезно улучшилась экономическая ситуация. Рост цен на опий и увеличение объема его производства значительно пополнили казну талибов. Это позволило им активнее закупать оружие и снаряжение, привлекать новых сторонников и демонстрировать большую независимость от иностранных покровителей.

Афганские силовики, вопреки распространенным стереотипам, воюют относительно неплохо, хотя проблем у них множество: бесхозяйственность, коррупция, отсутствие строгой отчетности. Бойцы не соблюдают радиодисциплину — талибы спокойно слушают даже зашифрованные каналы армии и полиции. Не хватает оружия и боеприпасов, несвоевременно производится ротация воюющих подразделений. Военнослужащие жалуются на задержки с выплатой жалования. Инспекции то и дело обнаруживают в списках силовых подразделений десятки «мертвых душ», за которых кто-то исправно получает деньги, оружие и боеприпасы. Сохраняется высокий уровень дезертирства: в отдельных подразделениях — до 50 процентов. Более того, нередки случаи перехода на сторону врага.

Осложняет ситуацию внутри страны и так называемая политика нулевой терпимости, которую проводят страны ЕС, признавшие Афганистан безопасной страной. Ежемесячно из европейских городов в Кабул вылетают борты, битком набитые возвращающимися домой гражданами Афганистана. Пробную партию — 34 человека — отправили в декабре 2016-го из Германии, и почти сразу Берлин объявил, что согласовал с Кабулом высылку еще 11,9 тысячи мигрантов. Те, кто готов вернуться в Афганистан добровольно (таких в минувшем году набралось несколько тысяч человек), получают по 700 евро на брата и авиабилет. Те, кто не готов, отправляются на родину насильно и уже без денег. Помимо Германии, афганских беженцев массово высылают Норвегия, Швеция, Финляндия и Австрия — страны, считавшиеся мигрантским раем. Европейских политиков можно понять: их первоочередная задача — обеспечить благосостояние собственных граждан, а печься о благополучии афганцев в их обязанности не входит.

Как сообщает Foreign Policy, 72 процента вернувшихся детей так и не ходят в школу. Эксперты сходятся в одном: в ближайшем будущем детский труд в стране будет по-прежнему процветать. Афганское правительство не раз заявляло, что хочет всерьез заняться защитой интересов несовершеннолетних, признавая, что работающие на улицах дети — результат разложения афганской социально-экономической системы. Однако план афганских властей вряд ли заработает до умиротворения страны, которое пока невозможно представить, а значит, будущие поколения афганцев практически обречены на безграмотность и бедность. Вряд ли они получат шанс сделать свою страну процветающей.

Мир00:0113 октября

«Скудоумие и коррупция»

Что погубило Захарченко и как нужно выстраивать охрану. Отвечает ветеран ЧВК