Новости партнеров

«Родись Хабиб под Рязанью — негатива было бы не меньше»

Боец UFC Яна Куницкая о работе вышибалой, русском характере и Нурмагомедове

Фото: Jeff Bottari / Zuffa LLC / Getty Images

Так же, как Волков и Нурмагомедов, Яна Куницкая представит Россию на турнире UFC 229. Как девочка из сурового Мурманска стала бойцом ведущей организации в индустрии смешанных единоборств? Куницкая пообщалась с корреспондентом «Ленты.ру» — о заработках в UFC, проблемах матерей из октагона и русском менталитете.

«Вышибала в клубе? Обычная работа»

«Лента.ру»: Это правда, что боевые искусства вы изучаете чуть ли не с четырехлетнего возраста? Объясните, как это происходит с такими маленькими детьми? Чья именно это была инициатива?

Яна Куницкая: Выбора не было. В садике была всего одна секция. Занимались там чем-то наподобие единоборств. В общем, куда все дети пошли, туда и я пошла.

Какие-то воспоминания остались?

Ну пробовали какие-то удары. Хотя в таком возрасте это скорее развивающие упражнения. Вот уже в школе начала заниматься более серьезно. Соревнования начались.

В школе занимались именно восточными единоборствами?

Да-да. Тхэквондо начала заниматься.

Каково было расти в Мурманске?

Очень холодно. Полярная ночь. Из-за этого наступает нехватка витаминов. Мы часто болели. Но все равно занимались. На море нас старались вывезти во время сборов.

Получается, бойцу расти там тяжело? Нужно обязательно уезжать?

Да, конечно. Уровня там никакого нет.

Подростком вы переехали в Петербург. В планах было стать тренером или именно выступать профессионально? (Куницкая — выпускница Национального государственного университета физической культуры, здоровья и спорта (НГУ) имени П.Ф. Лесгафта, тренер по образованию — прим. «Ленты.ру»).

И то, и то. Хотелось и учиться, и результатов в спорте. Повторюсь, в маленьком городе все это очень тяжело сделать.

В одном из интервью вы упомянули, что приходилось подрабатывать вышибалой в ночном клубе. Расскажите поподробней. Как вышло, что вы устроились на такую необычную работу?

Вышибала? Да просто, когда в институте училась, охранником подрабатывала. Одна знакомая девочка в клубе работала, помогла устроиться. Не знаю, может нужны были мои навыки. Хотя для этого там парни были.

Какие-то экстремальные эпизоды можете вспомнить?

Все как-то акцентируют внимание на этом. Для меня это была обычная работа. Как и любая другая.

«После боя с Сайборг можно вообще не работать»

Вы неожиданно объявили о завершении карьеры в 2012 году. Насколько я понимаю, в связи с рождением ребенка. Пауза изменила вас как бойца, как человека?

Это длилось четыре года. Очень тяжелый период для меня получился. Было очень скучно. Да, работала (Куницкая занималась тренерской деятельностью — прим. «Ленты.ру»), пыталась как-то себя реализовать. Но хотелось соревнований.

Показалось, что, несмотря на паузу, вы здорово прибавили…

Дело не в паузе. Изменился тренировочный процесс. Пошли улучшения после того, как начала заниматься здесь, в Штатах. Лично я вижу колоссальную разницу, как говорится, «до и после».

А в чем именно разница? Это инфраструктура, или же сами тренеры?

Тренерский подход. Методика тренировок. Инфраструктура тут ни при чем. Тут все более профессионально, что ли.

Поговорим о том, каким вышел переход из Invicta FC (организация, специализирующаяся на женских боях MMA, — прим. «Ленты.ру») в UFC. Насколько велика разница в требованиях к спортсменкам?

Разницы никакой нет. Я так думаю. Потому что Invicta — это платформа для девчонок, чтобы как раз попасть в UFC. Очень много спортсменок UFC вышли именно оттуда.

Что удалось вынести из поражения от Крис Сайборг? Уверен, вы успели проанализировать тот поединок (в своем первом бою в UFC Куницкая проиграла бразильянке нокаутом — прим.« Ленты.ру»).

Не совсем понимаю, как отвечать на такие вопросы. Что вынести? (смеется). Очередной бой. Ну проиграла. Не могу сказать, что плохо готовилась. Просто соперница другого уровня, не моя весовая категория. Мне нужно было принять этот бой. Выбора не было. Выносить тут нечего. Буду биться дальше, уже в своем дивизионе.

В финансовом плане бой для вас сложился более чем успешно. Цифры называть вас не прошу, но все же. Сколько бойцу можно не выходить в октагон после получения гонорара за такой поединок?

Если, допустим, жить в России, то можно вообще больше не работать (смеется).

Поздравляю. Слышал, что пока бились в России, ребенок во время тренировок был с вами в зале (вместе с няней). А как дело обстоит, пока вы в США?

Если длительная подготовка, то стараюсь выехать с ним куда-то. А сейчас как раз начнем делать визу. Решать этот вопрос.

Можно ли сказать, что папам-бойцам приходится проще? От них не ждут, что они будут много времени проводить со своими детьми. А вот у матери, как принято считать, роль более ответственная.

Да матерям в MMA сложнее в этом плане. Да и вообще от девчонок ожидания другие, даже если они еще не обзавелись семьей.

Если придется выйти в октагон с такой же матерью, отношение к сопернице изменится?

Да, обычно девочки бездетные попадаются. Не думаю, что для меня что-то бы изменилось в этом смысле.

«В России не любят успех. Такой менталитет»

Вы как-то сказали, что не слишком симпатизируете Ронде Роузи из-за ее отношения к соперницам. То, что делал Макгрегор на пресс-конференции, также расценили негативно?

Лично мне такое поведение не нравится. Не люблю, когда относятся неуважительно. Но он продает бой, это работает. И та же Ронда: по сути, она открыла двери для девчонок в UFC.

А насколько низко вы готовы пасть, чтобы продать бой?

Специально делать ничего не буду. Если это не идет изнутри, если это не искренне, это не стоит делать.

Давайте тогда скажем что-нибудь хорошее о вашей сопернице (Куницкая встретится с шведкой Линой Лансберг на UFC 229 — прим. «Ленты.ру»). Какие у нее сильные стороны?

Ну она... Упорная. Может пропустить много ударов и все равно идти вперед. И, наверное, это самая сильная ее сторона.

То есть единственная?

Ну не то чтобы единственная (смеется)! Просто самое значимое из того, что я вижу.

А как проходит разбор соперника?

Обычно садимся с тренером и смотрим все бои. Обсуждаем. Прикидываем тактику.

И что пришлось готовить под Лансберг?

Не буду говорить, иначе станет неинтересно смотреть. Но мы серьезно потрудились. Отрабатывали и стойку, и партер.

Вы ведь на стороне Хабиба в главном бою. Или я ошибаюсь?

Да, конечно.

Только потому, что он соотечественник? То есть мы болеем за Нурмагомедова потому, что он тоже из России? Или он вам импонирует как боец?

Во-первых, мы в одной команде. У нас один менеджер (Али Абдель Азиз — прим. «Ленты.ру»). К тому же мне нравится он как боец. Он отлично себя позиционирует. И если Конор отталкивает, то Хабиб — более положительный.

А что может Нурмагомедову помочь в бою с ирландцем?

Считаю, Хабиб сильнее его как боец. Хотя объективно случиться может всякое. Макгрегор может его и нокаутировать. Но у меня ощущение, что выиграет именно Хабиб.

Как-то в социальных сетях вы возмутились тому, что россияне часто несправедливо критикуют бойцов-соотечественников. Боление отечественных фанатов за Конора в бою за титул — из этой же оперы?

Такого, мне кажется, ни в одной стране мира нет! По опросам, чуть ли не 70-80 процентов в России будут болеть за Конора! Нигде больше не могу такого себе представить.

То есть вас это возмущает?

Не то чтобы возмущает. Но, конечно, это очень плохо. Я считаю, это от нашего менталитета идет. Мы не можем признать успеха другого человека. Пытаемся себя поднять за счет неудач других. Если россиянин добивается успеха, его непременно пытаются как-то задеть…

По-вашему, эта черта присуща именно россиянам?

Ну, я такого больше нигде не видела. Вся Ирландия болеет за Конора. Если бьется бразилец, то и там все за него.

Но много же американцев за Хабиба болеют.

Американцы — это другое. Там многое намешано. Все, по сути, приехали из разных стран. К тому же, если Хабиб выйдет против американца, думаю, большая часть будет болеть именно за своего.

А если бы это был не дагестанский боец, а парень, скажем, из-под Рязани, ситуация была бы иной?

Думаю, нет. Даже если боец не из Дагестана, все равно будет негатив. Просто потому, что это наш спортсмен. Потому что у нас не любят успех.

Создается впечатление, что в России пока не привыкли к женскому MMA. Девушки из СНГ, как правило, реализуются именно за рубежом, а во многих турнирах у нас вообще нет женских боев. Что должно произойти, чтобы ситуация поменялась?

Это тяжело. Снова возвращаемся к менталитету. И это не только вопрос единоборств. Общество у нас более традиционное. Если промоушены начнут развивать женские бои, вполне возможно, ситуация сдвинется. Ну и в Америке MMA на более высоком уровне. Поэтому и женские единоборства тоже подтянулись. Но честно, я не верю, что в России в ближайшее время женские бои станут более популярными. Потому что организации смотрят на интерес. Если отношение к девчонкам в октагоне негативное, то они не станут рисковать.

Знакомая спортсменка рассказывала, что есть проблема у девчонок с поиском зала, где тебя воспринимают как равную. Сами сталкивались с таким?

Да-да. В России это постоянно происходит.

И в таких случаях нужно менять зал? Или бороться, доказывать?

Считаю, что надо попытаться доказать. Заставить обратить на себя внимание.

Спорт14:5017 октября

Свернули горы

Легкоатлеты-экстремалы собрались в Сочи. Цель — олимпийский трамплин