«Уважаемый, я вызываю уголовную полицию!»

Малахов вверг телевидение в кромешный ад. Россияне отказываются это терпеть

Кадр: Прямой эфир / YouTube

Андрей Малахов на российском телевидении больше 25 лет. Формат ток-шоу он освоил еще 15 лет назад и с тех пор считается лидером этого направления. Изнасилования, поножовщина, ужасающие убийства и извинения, ранняя беременность, геронтофилия, разводы звезд и грязное белье знаменитостей — Малахов специализируется на этом много лет, но только сейчас к работе телеведущего возникли вопросы. «Лента.ру» рассказывает, почему «Прямой эфир» с Малаховым призывают запретить.

Звездочка Андрея Малахова зажглась на телевизионном небосклоне России в 2001 году. Все началось с безобидной «Большой стирки», доброй и немного наивной по нынешним меркам. Атмосфера была дружественная, студия — гостеприимная, ведущий — неравнодушный, стремящийся всех примирить, а в конце передачи звучала позитивная песенка. Сейчас трудно поверить, что когда-то домохозяйки всей страны стремились не пропустить «Большую стирку». Там никто никого не избивал, не унижал и даже не ругался матом.

Апогеем семейной разборки, например, считалась такая сцена. Интересно наблюдать за тем, как изменилась степень допустимого хамства — тогда и сейчас.

Неискушенному российскому зрителю подобные ток-шоу были в новинку, поэтому передача воспринималась на ура. Но времена менялись, и вместе с ними менялась программа. Веселенький кэжуал ведущего сменился деловым костюмом, словно в компенсацию за то, во что в итоге выродилось детище Малахова.

Теперь он окучивает ниву личной жизни звезд второго эшелона (впрочем, как и его коллеги на других каналах) и шокирующих историй из российской глубинки. Под прицелом команды Малахова мезальянсы, измены знаменитостей, измены детей и внуков этих знаменитостей, как следствие — их разводы, алкоголизм и наркозависимость — все, что может вызвать общественное осуждение, которое телеведущий передачи провоцирует с помощью правильно расставленных акцентов или провокаторов в студии, которым вовремя дает слово.

Вот только некоторые названия последних выпусков шоу «Прямой эфир», которое Малахов ведет на «России 1».

«Миллионер Керимов нападает на свою молодую жену»

«Кто настоящий отец дочери Дмитрия Марьянова

«Страшная тайна рождения русской американки»

«Пенсионерка женила на себе молодого мужа дочери и теперь ждет ребенка!»

«Учительница хочет выйти замуж за 15-летнего школьника»

«Скандал: Прохор и Виталина оказались в психиатрической клинике»

Собственно, возмущение некоторой части общественности вызвала сага о Гогене Солнцеве и его жене Екатерине Терешкович, которая старше его на 25 лет. Впервые пара появилась у Малахова в мае 2018 года, спустя несколько недель после заключения брака. Их приход анонсировался как ответ на нападки недоброжелателей, которые критиковали их за решение пожениться.

Устроители программы оттоптались на возрасте жены Гогена, жонглировали фразами «на двоих им 100 лет», «разница — 31 год». На самом же деле на двоих им даже больше, но не из-за возраста Екатерины, которой сейчас 63. Создатели шоу решили пренебречь условностями для поддержания образа сумасшедшей бабки, которая захомутала молодого красавчика. Тем временем Солнцеву в этом году исполнилось 38.

Поначалу молодожены показали, как счастливо проводят медовый месяц. Ходят на пляж, Гоген делает супруге комплименты, хвалит ее фигуру в купальнике, с удовольствием актерствует, гневаясь на жену, когда та целиком засовывает в рот клубнику вместо того, чтобы эротично есть ягоду с его рук. Все это сдабривается ситуативным матерком и смехом, которой у студии этот самый матерок вызывает. Гоген нет-нет да и прикрикивает на жену, но как будто любя.

Счастье молодоженов длилось недолго. В первом же выпуске Екатерину поставили на место. Ей популярно объяснили, что в ее возрасте личное счастье должно соответствовать ожиданиям общественности. Иметь молодого мужа предосудительно, иметь партнершу старше — извращение. «Вы думаете, что он к вам какие-то чувства истинные испытывает? Ему что, не хватает девушек молодых, когда не хватает девушек даже мне, мужчине, иногда. Поверьте мне, при всем моем к вам уважении, как я буду смотреть на женщину, которая мне в матери годится? Как я невесту-то эту домой приведу?» — горячился адвокат (!) Александр Каражелез.

Слово дали матери, назвавшей невестку «страшной, как атомная война», а сына — молодым парнем, которому надо строить жизнь и заводить детей. «Что она ему может дать?» — вопрошала женщина с больничной койки. Молодоженов осудили за то, что те довели протестующую мать до болезни и улетели отдыхать. Екатерина ответила на несправедливые нападки свекрови на ее внешность. «Вам просто надо покраситься», — разрядил обстановку кто-то в студии.

Казалось, что все это какая-то ошибка. Ведь не может же государственный канал списать со счетов еще не дотянувшую до пенсионного возраста женщину, проигнорировав все старания пропаганды убедить население в том, что пенсия — это лучшее время жизни. Оказывается, может. Видимо, почувствовав рейтинговый потенциал, Малахов решил не оставлять зрителей без любимых персонажей и растащить их историю аж на шесть серий. Даже Шурыгиной такого не удавалось.

К концу телевизионной эпопеи Екатерину выставили заигравшейся в молодую жизнь и слетевшей с катушек истеричкой, которая погрузилась в разврат. К этому выводу зрителя подводили издалека и очень изощренно. Сначала Терешкович готовили к пластической операции (выпуск 2), после процедуры ее приволокли в студию с перевязанным лицом (выпуск 3), показали ее после операции (выпуск 4), затем устроили баттл матери Гогена с «пожилой невесткой» и показали дочь Терешкович, которой мать не помогает (выпуск 5).

Гнобимая со всех сторон Терешкович по ходу телевизионной пьесы стала увереннее и начала дерзить обидчикам. В последних сериях выяснилось, что после преображения она отбилась от рук, совсем не ухаживает за мужем, вовсе ушла из дома, а тот переживает, не находит себе места и подозревает ее в изменах. Позже редакторы программы показали видеозапись, на которой похорошевшую Екатерину на съемки привозит с виду состоятельный мужчина ее возраста. Гоген бросает предавшую его возлюбленную и выгоняет ее из ее же квартиры.

Апогеем шоу стала драка между Екатериной и изрядно поднадоевшей ей дочерью, которая из программы в программу мешала героине радоваться жизни своими претензиями на материнскую помощь. Мать поколотила дочку до крови, и в результате, как утверждают, ее пришлось отправить в больницу. Впрочем, это не первая драка с участием Терешкович. Прежняя была не менее эпична.

«Эксперты» шоу были к Екатерине неумолимы:

«Страшна, как атомная война».

«Куда ты лезешь к молодому мальчику?»

«Когда вы нормально одевались, вы ему [Гогену] нравились. А когда вы превратились, извините за выражение, в проститутку, вряд ли вы ему понравились. Понимаете, у вас наряд вызывающей проститутки».

«Женщина может одеваться как она хочет. Но не в этом возрасте. Да вы посмотрите на нее!»

«С таким человеком невозможно жить. И Гогену просто нужно от нее бежать. Вы сумасшедшая женщина».

«Ее либо в наркологический диспансер надо положить, либо обряд экзорцизма провести».

Сердобольный Андрей Разин, бросившийся разнимать драчунов, даже написал на Терешкович заявление в прокуратуру. Зрители, посмотревшие выпуски с Солнцевым, начали высказывать недовольство уровнем грязи, в которой они захлебнулись.

Стоит отметить, что в передачах Малахова становилось все больше мата, хоть и скрытого сигналом. Позволять себе мат у Малахова стали даже «эксперты». Шоу превратилось в симбиоз программы «Окна» и «Дом-2» и перещеголяло оба, потому что ни одно из них не шло в вечерний прайм-тайм — самое «жирное» для телеканалов время.

Волну хайпа решили поддержать российские звезды, которые устали от того, что Малахов выносит факты их личной жизни на всю страну. Первой забастовала Мария Шукшина. Она подписала петицию за запрет обсуждать на телевидении темы, «порочащие честь и достоинство граждан». К ней присоединились Никита Джигурда и Алика Смехова.

Малахов посвятил семье Шукшиных восемь выпусков. В программу обратилась бывшая девушка сына Марии Шукшиной Макара по имени Фрейя. Она заявила, что ждет от Макара ребенка, но семья Шукшиных отказывается принимать ее, несмотря на то, что ей негде жить. Как говорит 19-летняя Фрейя, попытки связаться с Макаром и его матерью успехом не увенчались, поэтому беременная пошла на телевидение.

Макар и Мария в передаче участия не принимали, однако продюсерам шоу это было и не нужно. Они согнали дюжину второстепенных персонажей, которые могли изложить позицию Шукшиных лучше, чем они сами. Здесь оказались сразу несколько друзей семьи, сестра Марии Ольга, которая находилась в конфликте с Лидией Федосеевой-Шукшиной, о чем как-то рассказывала на шоу «Прямой эфир». Выгораживать Фрейю вызвали с Украины вторую жену Василия Шукшина — Лидию Чащину. Выяснилось, что Макар — наркоман, что проблемы с наркотиками преследуют эту семью, да и вообще Шукшины «не впервые отказываются от детей». Девушку же обвиняли в жажде наживы, припомнили ей второго ребенка, рожденного в 14 лет, называли проституткой, подстилкой, гнобили за то, что она рано начала сексуальную жизнь, гнали ее из Москвы на родину в Барнаул. Ее татуировки назвали признаком отсутствия моральных ценностей. Знакомые Шукшиных призвали ее оставить в покое честную семью и перестать клянчить деньги у отца ребенка. Когда девушка родила, ее вновь обвинили в меркантильности и желании прослыть знаменитой за счет эфиров Малахова.

«В какой стране вы живете, друзья мои! У нас женщины растят своих детей в одиночку, без всяких отцов, они работают, а она бежит в первую минуту в автошколу», — сокрушалась народная артистка России Ольга Богданова, поддерживаемая бурными аплодисментами. Девушка объясняла, что хочет сдать на права, чтобы таксовать, но ее реплика затерялась во всеобщем гвалте и порицании. В одном из последних выпусков защитница семьи Шукшиных Александра Холошина (которая на шоу Малахова предстает то внучкой актера Олега Стриженова, то суррогатной матерью), несколько раз назвала девушку тварью, которая порочит доброе имя достойного семейства. В ответ на это Фрейя сорвалась, ругнулась матом, ринулась к Холошиной, занесла над ней руку, но остановилась и вернулась в кресло, за что заслужила характеристику «бессовестной хабалки». «Это не депрессия, эта болезнь хамство называется», — укоризненно заключила психолог Анна Хныкина, отвечая на вопрос Малахова, не продиктовано ли поведение Фрейи послеродовой депрессией. «А вы ни на чем не сидите? Никакие запрещенные препараты не принимаете?» — подначивал девушку кто-то из зала.

В перерыве между эфирами девушка и ее адвокат якобы пытались связаться с Марией Шукшиной, но ничего не получалось. Позже, когда Фрейя до нее дозвонилась, актриса объяснила, что не брала трубку, поскольку звонки поступали с незнакомого номера, который не был у нее записан. По словам Шукшиной, за участие в «Прямом эфире» ей предлагали 15 миллионов рублей, но она не согласилась. Тогда придумали бесплатный способ привлечь Шукшину к участию: в эфир выводили телефонные переговоры с ней. Стороны пообещали договориться только в декабре 2018 года. Поэтому появление петиции против шоу, нарушающих право на частную жизнь, для Шукшиной, по ее выражению, стало криком души.

На автора этой петиции звезды и тысячи других подписантов в эмоциональном порыве внимания не обратили. Об Андрее Сибирском, который завел обращение на Change.org, известно лишь то, что в Instagram он представляется как «брат славянин» и тегирует свои посты словами «мы русские», «православие» и «с нами Бог». Неизвестно, связан ли он с телеканалом «Царьград», который параллельно начал раскачивать эту же тему. Борцы за нравственность с «Царьграда» нашли в Госдуме четверых депутатов, которые выступили против малаховского шоу. Один из них, Николай Земцов, написал письмо руководителю ВГТРК Олегу Добродееву с просьбой разобраться с контентом, который государственный холдинг транслирует на многомиллионную аудиторию. «Нужна цензура — по сути дела, нужно запрещать некоторые проявления "свободы", как они это называют. Это не свобода, это распущенность», — заявил Земцов.

Депутат также освежил старую идею, которую давно вынашивают консерваторы, — создать комиссию, которая отсматривала бы передачи до их появления в эфире. Это позволит пропускать их через моральный и идеологический фильтры. В том случае, если это произойдет, государство получит еще один долгожданный рычаг влияния на и без того выхолощенное идеологией телевидение. Так отдельно взятый Малахов с неуемным стремлением к трешу может загубить целую индустрию, которая совершает потуги к производству достойного контента.

Некоторые любят погорячее

Впрочем, не все считают шоу Малахова пагубным. Звезды второго и третьего эшелона с удовольствием пользуются им, чтобы хоть как-то напомнить о себе широкой аудитории. Завсегдатаями подобных программ стали разводящиеся с женами Вадим Казаченко и Роман Жуков. О них тоже было снято несколько программ. Причем Казаченко уже заслужил статус уважаемого эксперта, который дает советы по отношениям в передаче про Жукова.

В подобных шоу всегда следуют российской традиции «женщина сама виновата». Это можно установить по аплодисментам. В случае с разводом Романа Жукова, например, видно, что редакция на его стороне, поскольку аплодисменты включаются исключительно тогда, когда красноречивые ораторы обвиняют ее в пьянстве и нежелании сохранить семью. В то же время видящегося с детьми раз в год Жукова оправдывают, потому что он зарабатывает деньги.

Образ мужчины-жертвы лейтмотивом проходит во всех программах Малахова, начиная с эфиров про Диану Шурыгину (которую объявили виновной в собственном изнасиловании) и заканчивая Гогеном Солнцевым. Совсем недавно жертвой был Александр Серов, который якобы удерживал силой в квартире и принуждал к сексу бывшую участницу «Дома-2» Дарью Друзьяк. Девушка пришла к Малахову и заявила, что беременна от артиста. По ее словам, у Серова по всей стране целая сеть любовниц, с которыми он поступает подобным образом.

У экспертов студии были сомнения в правдивости Друзьяк, слишком уж эмоционален был ее рассказ. Она непрерывно плакала, и было непросто понять, насколько искренне она говорит. К тому же отпечаток накладывало ее участие в «Доме-2», где вымученные эмоции по сценарию — нормальная практика.

Друзьяк безапелляционно обвинили во лжи еще до демонстрации каких-либо доказательств. Это задело женскую часть малаховского «веча». И если в первом выпуске они стерпели, что Серова «лепят, творят, малюют» только белыми красками, то во втором, когда герой девяностых лично пришел на шоу, их обуял феминистский дух. Это случилось после того, как один из приглашенных адвокатов заявил, что Серов имеет право на такое поведение. Женщины вспыхнули. «Все поддерживают мужчину. Какая бы ни сложилась ситуация, как бы паскудно ни вел себя мужчина, знаменитость он или нет, в итоге все равно окажется виноватой женщина», — возмущалась сексолог Алена Ал-Ас. «Слушайте, ну Александр Николаевич — свободный мужчина. Как я понимаю, у вас же сейчас нет штампа в паспорте? Нету», — попытался усмирить недовольных ведущий. Феминистский демарш захлебнулся.

Похожей модели авторы малаховской программы придерживались во время сериала о Шурыгиной. Поначалу ведущий был на стороне бросавших в нее камни людей, но когда публичные персоны начали заявлять, что его шоу подстрекает насилие в отношении женщин и подтверждает мысль о мужской безнаказанности, его тональность сменилась на более участливую. Как оказалось, ненадолго.

Яркий пример из свежих выпусков — программа под названием «Миллионер Керимов нападает на свою молодую жену». Речь не о Сулеймане Керимове, как можно подумать, а о неком Зияфате Керимове. В конце концов, какая разница, если он тоже богатый человек — и о нем можно снять передачу.

Первые же минуты — и первая экспертиза от бывшего участника «Дома-2» Андрея Чуева, которого теперь представляют бизнесменом. «Тут очень правильно зрители отреагировали на ответ [избитой женщины], что если она не написала заявление [в полицию], значит, у самой рыло в пушку. То есть если меня вот так избивают на улице, то 99 процентов, что человек берет и пишет заявление. Если не написала — значит, было, за что [бить]», — заявляет Чуев под шквал аплодисментов.

Чуев и Друзьяк — не единственная связь «Прямого эфира» и «Дома-2». На шоу регулярно стали приглашать участников «телестройки», причем в качестве экспертов. В этой роли в студии Малахова уже побывали Виктория Боня, Степан Меньшиков, Марина Африкантова и другие выпускники проекта. И это справедливо: кто, как не участники «Дома-2», способны всерьез и со знанием дела рассудить фарс в «Прямом эфире». Эти самые участники привносят в шоу свойственную «Дому-2» стилистику. К примеру, в одном из последних выпусков Виктория Боня, зная, что программа транслируется в прямом эфире, ругнулась матом. Поскольку включение было экстренным (передачу посвятили находящимся в тюрьме футболистам Александру Кокорину и Павлу Мамаеву), мат не успели прикрыть звуком, поэтому он пошел в эфир без купюр.

Так же, как и «Дом-2», «Прямой эфир» — кузница фейковых отношений, которые заводятся только для того, чтобы дать повод к обсуждению у Малахова. Его любимый герой Прохор Шаляпин, который посещал шоу еще со времен «Большой стирки», уже не возбуждает прежнего интереса, поэтому в эфире обсуждается его «коллаборация» с Виталиной Цимбалюк — бывшей женой Армена Джигарханяна, год не сходившей с экранов федерального ТВ. Первый канал выжал из истории Джигарханян-Цимбалюк весь сок, однако, как оказалось, кое-что перепало и Малахову. В эфир вышло уже несколько серий об отношениях Прохора и Виталины: «Прохор Шаляпин и Виталина Цымбалюк-Романовская — новая пара?», «Скандальное прошлое Виталины и Прохора» и, как логичный итог, «Прохор и Виталина оказались в психиатрической клинике».

Настоящий жир

Вершиной абсурда стала программа «Я беременна от Филиппа Киркорова!», где 52-летняя фанатка короля российский эстрады Светлана Софиева рассказала, что ждет от него тройню. Однако отец ребенка (к слову, кум Андрея Малахова), с которым она проводила долгие ночи во время его гастрольного тура, перестал выходить на связь. По словам Светланы, она состоятельная женщина, пожившая за границей, в ее собственности квартира на Тверском бульваре, и выкачивать деньги из Киркорова она не собирается. Однако все же попросила у него 200 тысяч долларов в качестве компенсации за различные обследования за рубежом.

Светлана пришла на программу на сносях. По ее словам, она вот-вот должна родить и три дня назад собиралась стимулировать роды, но ради эфира отложила этот процесс. Она тепло и с благодарностью вспоминала ночи, которые они с Филиппом проводили в отеле, он посвящал ей песни, она чувствовала, что он в нее влюблен. Съемочная группа «Прямого эфира» посетила с ней УЗИ, побывала в ее роскошной квартире, даже съездила на кладбище, на могилу бывшего мужа, которого убили бандиты. Первую половину программы ведущий сочувственно вторил Светлане. Все изменилось, когда в студию пришел полиграфолог Игорь Володин, перед эфиром проверивший Светлану на детекторе лжи. По его словам, она врет и хочет обогатиться за счет Киркорова. На самом же деле женщина беременна вовсе не от Киркорова, с которым у нее даже не было полового контакта. Тут же выяснилось, что УЗИ, снимки с которого прежде выводили на экран, ничего не показало. А что же большой живот? «Скорее всего, это просто жировой фартук, но надо посмотреть, потому что было плохо, поскольку она не позволяла посмотреться», — заявил УЗИ-специалист.

«Уважаемый Андрей Малахов, я вызываю уголовную полицию. Снимки с этого УЗИ у меня в сумочке. У меня есть замеры ОГ, сделаны вот этим человеком. Вы его подговариваете, так сказать, на камеру, когда меня выводят в коридор, потом унижаете. Мне сто лет ваша аудитория не нужна была. Я сейчас никуда не уеду. Я иду, чтобы вызвать уголовную полицию!» — произнесла Светлана и удалилась. Дожидаться ее не стали, после нескольких минут эфир закончили назиданиями о том, как нехорошо обманывать.

Это традиционный для трешовых ток-шоу мыльный пузырь, когда всю программу разбирается жизнь незнакомого человека, а в итоге оказывается, что предмета обсуждения-то и не было. В результате зрителю только и остается, что адресовать в пустоту вопрос: «Что это я только что посмотрел?»

Сам Малахов, похоже, мыслит свой творческий путь как миссию. Полтора года назад в интервью журналу GQ он заявил, что «Пусть говорят», которую он тогда вел на Первом канале, — зеркало российской действительности, а себя сравнил с Антоном Чеховым, отметив, что если бы Антон Павлович был жив и работал на телевидении, он делал бы именно то, чем занимается он, Малахов. Интересно, что об этом сказал бы сам Чехов?

Интернет и СМИ00:0416 января

Липовый мир

Несуществующие люди захватили интернет. На них зарабатывают реальные деньги