«Там реальное место силы»

Как Русский Север сделают модным туристическим местом

Фото: Shutterstock

Поехать отдыхать в Норильск — достаточно необычная идея. Впрочем, почему нет? А перед этим узнать об истории и настоящем Таймыра на выставке «Таймыр. Гений места», которую открывает 27 февраля во Всероссийском музее декоративного искусства Агентство развития Норильска при поддержке «Норникеля». «Лента.ру» рассказывает об экспозиции, а также о том, почему Норильск может стать привлекательным туристическим направлением.

Гиперборея и пришельцы

В небольшом помещении Всероссийского музея прикладного искусства царит полумрак. На поворотных стульях сидят зрители, а у большого экрана жарко спорят двое мужчин.

— Понимаешь, я считаю, что нас сюда высадили инопланетяне. Мы — эксперимент, и у каждого эксперимента должна быть цель! — доказывает один.

— Так какая цель-то? — скептически спрашивает другой.

— Мы — их корм. Как трава!

Это спорят Артист — Николай Каверин и Исследователь — Станислав Стрючков. Предмет их спора — плато Путорана, живописная территория, горный массив близ полуострова Таймыр. Артист доказывает, что инопланетяне существуют, что помимо нашего мира есть множество других, а на плато когда-то существовала та самая загадочная северная страна Гиперборея, где люди жили в согласии, небо было голубым, а трава (по крайней мере летом) — зеленая. Исследователь, конечно, относится к этой концепции чрезвычайно скептически. В самом деле, ну какая Гиперборея, какие пришельцы, что за ерунда? Но в глубине души ему тоже хочется верить в это.

Несмотря на то что все происходящее — спектакль Норильского драматического театра имени Владимира Маяковского «Гиперборея. Плато Путорана», Исследователь и Артист — реальные люди. Каверин и Стрючков играют самих себя.

Тут нет персонажей. «Диалоги мы писали со слов самого Станислава, — рассказывает «Ленте.ру» режиссер спектакля Анна Бабанова. — Он наговаривал нам, а мы записывали. Здесь нет сочинительства, спектакль — это только форма. Все должно быть реальным». Реален не только Исследователь, но и Артист. Как говорит Бабанова, Каверин такой и есть — он сам так думает, верит в Гиперборею, в инопланетян… «Сейчас, конечно, все уже немного по-другому, он уже долго общается со Стасом», — признается она.

Это неудивительно — на сцене настоящий исследователь-краевед дискутирует с самым настоящим актером, производя «кросс-опыление идеями». У спектакля нет жесткого сценария. «У участников, конечно, есть коридор, по которому они должны идти, но они много импровизируют, я им разрешаю. Это как в экскурсии — вроде бы экскурсовод говорит об одних и тех же вещах, но их же двое, все равно есть момент неожиданности», — поясняет Бабанова.

Кстати, а что это за коридор? В своем споре Артист и Исследователь подводят зрителя к очередному моменту, когда им придется надеть очки виртуальной реальности, чтобы увидеть территорию, о которой идет речь, побывать на плато Путорана, пройтись по улицам Норильска, спуститься в забой, где добывают руду…

Идея такой иммерсивной постановки пришла Бабановой в Новосибирске, где на одном из фестивалей она увидела демонстрацию подобного проекта. «Я подумала: вот же что надо в этих очках показывать — труднодоступные места, а не какое-то подглядывание в чужие спальни!» — с жаром объясняет она. Бабанова ощущает себя первопроходцем в этой сфере, ведь по-настоящему пока никто не знает, как соединять виртуальную реальность с театром.

Идея спектакля пришла Анне Бабановой случайно. Обычно норильчане стремятся летом покинуть город и улететь отдыхать на юг, но в тот год взлетная полоса местного аэропорта была закрыта, а значит, многие горожане остались в Норильске. По такому случаю попросили остаться и труппу театра, а компания «Норникель» устроила актерам экскурсию на плато Путорана. И тут выяснилось, что многие из них, хоть и работают тут больше 30 лет, никогда не были в тех местах! «Когда мы всю эту красоту увидели, захотелось ею поделиться со всеми — тем счастьем, которое мы там испытали», — рассказывает Бабанова.

Станислав Стрючков неслучайно стал участвовать в постановке — режиссер спектакля прочитала о том, что Гиперборея могла находиться на плато Путорана, в журнале, где он публиковался. Узнала о профессоре Новгородове, который выдвигал такое предположение. А потом выяснила, что в Норильлаге сидел Лев Гумилев и там вывел теорию пассионарности. Пассионарность — это «энергия, идущая из космоса, и в том месте, куда она поступает, появляются пассионарии, люди, которые сочиняют, делают открытия». «Когда я в первый раз приехала в Норильск, у меня было какое-то гнетущее впечатление от этой территории, а потом я поняла, что там реальное место силы», — признается Бабанова.

Идея оказалась успешной. Билеты на ближайшие постановки раскуплены заранее, отзывы публики восторженные. Одна проблема — Станислав считает, что слишком часто играть спектакль не стоит. Впрочем, планы большие: постановку ждут на Фестивале малых народов, в Сербии, Новороссийске, Геленджике, Красноярске…

Малевич и мамонты

Но как же так вышло, что спектакль привезли в Москву? Дело в том, что в стенах Всероссийского музея прикладного искусства этажом ниже открывается выставка «Таймыр. Гений места», организованная Агентством развития Норильска при поддержке «Норникеля» и Группы Интеррос, к которой и приурочены гастроли Артиста и Исследователя.

«Мы принципиально отказались от формата краеведческого музея, краеведческой экспозиции», — поясняет искусствовед, профессор Академии имени Строганова Кирилл Гаврилин. Он обращает внимание на уникальную инсталляцию: вместо того чтобы просто расставить экспонаты под стеклом, создатели поработали с пространством таким образом, чтобы связать воедино залы выставки, которые символизируют разные эпохи развития Таймыра.

Вот зал, посвященный ледниковому периоду и мамонтовой фауне. И это действительно важно, поскольку коренные народы региона считают, что именно эти вымершие животные приняли живое участие в сотворении мира, вытоптав русла северных рек. Согласно легендам нганасанов, кстати, этот зверь не вымер, а ушел в «нижний мир»…

Эти люди делили мироздание на три уровня: нижний, верхний и, собственно, саму землю, на которой жили. И модель его, вырезанную из бивня мамонта известным резчиком Николаем Киргизовым, можно увидеть на выставке. Вот под землей бредет стадо мамонтов, выше — чумы, а еще выше, над горизонтом, взлетают гагары. Эти птицы — помощники шамана, они соединяют все три мира.

В другом зале посетителей встречает масштабный макет города Мангазея, который в устье реки Оби в XVII веке организовали купцы. Долго он не просуществовал — купцы своевольничали и вели торговлю с иностранными судами, заходившими в их гавань, без ведома царя, потому тот приказал сровнять поселение с землей. Мангазеи давно нет, но именно мангазейцы основали Дудинку — глубоководный порт на Таймыре, существующий по сей день.

Есть в экспозиции и настоящие сокровища — так, ее создателям удалось обнаружить в запасниках музея карту Сибири и Заполярья, сделанную по материалам Камчатской экспедиции Витуса Беринга. Интересно, что по ней ориентировались почти сто лет — до второй половины XIX века.

Тема сакральной геометрии костюма коренных народов проходит красной нитью через всю выставку. Если посмотреть на костюмы нганасанов, то может показаться, что это набор разрозненных цветных линий. Но если увеличить его часть и поместить в рамку, то окажется, что это не просто узор, а художественное представление их мировоззрения. Действительно, вот солнце, вот голубое небо, эти красные треугольники — горы, а внизу черной полосой проходит подземный мир.

Эту красоту заметили и представители русского авангарда и модернизма, в том числе Казимир Малевич. Так что ничего удивительного в соседстве его абстрактного творчества с одеждой северных народов нет. Геометрические фигуры, изображенные им и висящие в рамке напротив, — не что иное, как «разобранный» орнамент с парки нганасанов.

Конечно, в такой экспозиции нельзя обойтись без чума, который стоит прямо посреди одного из залов, — в него можно заглянуть и лично посмотреть на быт жителей Таймыра. И, конечно же, создатели выставки не обошли современность: здесь представлены и работы современных художников, по-своему интерпретирующих наследие предков.

Душа Таймыра

Увидеть кусочек Таймыра в Москве, конечно, приятно, но почему бы не насладиться красотами региона воочию? И здесь кроется проблема, ведь даже сами норильчане, как уже было сказано, могут прожить в этом городе всю свою жизнь и так и не побывать на заповедном плато Путорана. Поискам решения проблемы был посвящен прошедший в музее круглый стол «Развитие туризма на Таймыре».

Перед широким кругом экспертов выступили глава Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района Галина Гаврилова, директор ФГБУ «Заповедники Таймыра» Виктор Матасов, председатель Норильского городского Совета депутатов Александр Пестряков и директор Агентства развития Норильска Светлана Рубашкина. Все они сошлись во мнении, что работа по привлечению внутреннего туризма на Таймыр начата, однако проблемы есть, и основная — отсутствие инфраструктуры в действительно живописных местах, которые очень хотелось бы показать путешественникам.

Впрочем, все еще впереди. Открываются новые туры на пароходе «Близняк», создается общий бренд региона, а внутренним туроператорам предлагаются увлекательные маршруты.

«Мы понимаем, хорошо бы, чтобы на территории происходило что-то яркое, уникальное», — отметила Рубашкина. Одним из таких событий стал гастрофестиваль «Север», на который позвали известных шеф-поваров из Москвы, создавших авторскую кухню на основе северных продуктов. Получилось ярко и необычно, и гости, попавшие на это событие случайно, были просто в восторге.

Планов много. Рассматривается возможность проведения фестиваля подледной рыбалки — по примеру южнокорейского, где он представляет собой семейный праздник. Уже завоевал популярность этнофестиваль всех пяти коренных народов Таймыра — нганасан, энцев, ненцев, эвенков и долганов — «Большой Аргиш», проводимый при поддержке «Норникеля». Он позволяет по-настоящему почувствовать «гений места» полуострова, ведь аргиш — это движение оленьих упряжек по тундре. И в этом едином порыве сливается новое и старое, развлечения, кулинария, конкурсы, знакомство с бытом коренных народов Севера и кинопоказы.

Сейчас «Большой Аргиш» — местное событие, но, уверена Рубашкина, он тоже может стать точкой притяжения туристов, несмотря на то, что это праздник встречи зимы. Да, действительно, зимний Норильск — не самое привлекательное направление для отдыхающих, но ведь именно в это время года душа Таймыра открывается нараспашку.