Только важное и интересное — в нашем Facebook

«Опасность русские понимают совершенно иначе»

Холод, ФСБ и страх: история испанца, решившего изучить Русский Север

Фото: Ольга Смольская / РИА Новости

Мигель Анхель Хулиан Каррильо — испанский антрополог, один из трех в Испании, кто занимается изучением коренных народов Русского Севера. Каждый год он посещает заповедные уголки России, чтобы наблюдать за бытом и обычаями местных жителей. Об этом в формате блога он рассказывает читателям «Ленты.ру». В 2019 году Мигель привез на плато Путорана каталонских ледолазов, которые обнаружили там край неизведанных ледопадов.

Предыдущую часть читайте ТУТ.

Солнечным весенним днем 2018 года в Барселоне встретились два незнакомых человека, чтобы поговорить о новых проектах.

«Я ищу далекие места, где практически не ступала нога человека, и где я мог бы заняться ледолазанием», — сказал мне Рафа Вадилло, известный скалолаз, посвятивший свою жизнь спорту. Зимой 2018 года он поехал в долину реки Чулышман (Алтайский горный хребет) и вместе с Иваном Темеревым — президентом Томской федерации альпинизма занимался восхождением на ледопады (часть ледника, которая вследствие более быстрого течения льда отличается хаотическими разрывами поверхности, наличием большого количества трещин, ледовых стен — прим. «Ленты.ру»).

«Мне кажется, я знаю регион, который может вас очень заинтересовать… Вы слышали о плато Путорана?» — спросил я его. Всего несколько дней назад я вернулся из этнографической экспедиции на Таймырский полуостров и был уверен, что плато Путорана — отличное место для занятий ледолазанием.

***

После той встречи прошло чуть меньше года, и вот мы в аэропорту Барселоны ждем рейс до Норильска, где в неизведанном для ледолазов месте начнутся настоящие приключения.

За последние месяцы мы собрали международную каталонско-российскую команду ледолазов, состоящую из Рафа Вадилло, Дэвида Гриллса и Дэни Гантона со стороны Каталонии и Ивана Темерева, Влада Голуба и Федора Копытова со стороны России. К тому же в команду вошли Рамон Диес, опытный гид по Арктике, и я — этнограф, специализирующийся на коренных народах Севера.

Первая часть нашего путешествия будет состоять из покорения ледопадов плато Путорана, которое редко зимой посещают ледолазы. Мы возьмем с собой GoPro, дрон и будем записывать материал для фильма, который собираемся смонтировать по приезде домой.

Ну, а для того, чтобы добавить в нашу документальную картину изюминку, мы посетим кочевые этнические группы этого региона — здесь это ненцы Тухардской тундры.

***

На мою долю выпало заниматься глобальным менеджментом проекта, а также получением разрешения на въезд в регион. Из каталонской части команды только Рамон Диес раньше бывал в Русской Арктике и хорошо знал, что для этого нужно сделать.

В последние недели я пытался объяснить команде, что вообще представляет собой Русская Арктика. Я говорил им, что мы отправляемся в зону, закрытую для иностранцев, поэтому получение разрешений будет сложным и долгим.

Для людей, которые никогда не бывали в таких местах, все это выглядит достаточно странно. Им нельзя просто так сесть в самолет и полететь в Норильск, и к тому же они должны точно указать места, которые хотят посетить, для ФСБ.

***

Приземлившись в Норильске, в следующие два дня мы готовились к экспедиции на плато Путорана. Каталонская часть команды встретилась с российской (ледолаз из Норильска и два человека из Томска), и все вместе готовили оборудование для мероприятия.

В России мало кто занимается ледолазанием, и российские ледолазы всегда рады приезду иностранцев, с которыми можно заняться этим видом спорта. Когда в первый день я говорил с Рафом, он сказал мне, что очень удивлен хорошей подготовкой российских ледолазов. «У них нет экипировки и экономической поддержки, которая есть у западных спортсменов, однако они находятся на одном уровне с нами. Подумать только, чего они смогли бы достичь, будь у них все это!» — сказал он.

***

Наша группа прошла через тундру, замерзшие озера и реки, постоянно меняя разные транспортные средства. Нам понадобилось три дня, чтобы достичь места, где мы собирались разбить лагерь, и двинуться в соседние долины на поиски ледопадов.

Первую часть пути мы проделали на вездеходе «Трэкол». Восемь долгих ночных часов через замерзшие озера и реки. Изматывающий и сложный путь, несмотря на то, что эти машины приспособлены для такой местности. Для большинства из нашей группы это было первое путешествие на таких автомобилях, которые очень распространены в районах Русского Севера. Здесь можно по-настоящему ощутить трепет перед неизведанным, стресс от нахождения в далеком месте, где все говорят на непонятном языке.

Следующую часть пути мы планировали проехать на снегокатах, которые будут тянуть деревянные сани со всеми нашими необходимыми материалами и остальными членами экспедиции. Третью же часть мы собирались проделать полностью на лыжах. Команда прошла 22 километра по поверхности огромного замерзшего озера, в то время как два снегоката везли наши пожитки.

В этой части Арктики обычно не используют камус — подкладку на скользящую часть лыжи, предназначенную для улучшения сцепления со снегом, — так как здесь часто приходится проходить через полыньи, из-за чего камус замерзает, а лыжи обледеневают. На равнинной части никакой проблемы нет, но подниматься таким образом на склон мучительно.

Ну и, как я уже сказал своим коллегам, здесь лучше забыть о том, как бы все сделали мы, западные люди. Русские все делают по-своему, и лучше к этому просто привыкнуть.

***

Как только мы разбили лагерь, мои коллеги провели исследование близлежащих долин в поисках ледопадов. Изначально они не смогли достичь тех мест, которые были отмечены на карте, из-за риска схода лавин. Вообще весь регион опасен в этом смысле, и они могли наблюдать свежие следы этого природного явления.

В это же время ярко проявились культурные различия между российской и каталонской частями команды. Иногда казалось, что понятие «опасность» русские и западные люди понимают совершенно по-разному.

Наконец 12 апреля после четырех часов восхождения по более безопасной долине, которая меньше подвержена сходу лавин, нам открылся фантастический вид: полукруг, состоящий аж из пяти ледопадов. Дэвид Греллс, Дэни Гонзалес и Рафа Вадилло, борясь с жутким холодом, взошли на ледопад, расположенный слева. Они дали ему имя Леона и Туделы в честь Марка Сабата Леона и Карлоса Туделы, которые, к сожалению, недавно погибли в горах.

***

Вскоре наша группа разделилась — часть отправилась в тундру изучать жизнь кочевых ненцев, а три российских ледолаза продолжали восхождения еще в течение нескольких дней и обнаружили еще один полукруг, состоящий из пяти ледопадов. Их первооткрыватели Иван Темерев, Влад Голуб и Федор Копытов называли их так:

«Полшага вперед» (высота 65 метров)
«Ель Путорана» (40 метров)
«Сложный» (35 метров)
«Лыжный» (35 метров)
«Вася, давай!» (50 метров)

***

В конце первой части экспедиции каталонские ледолазы поведали мне о своих впечатлениях.

Дэни Гантона:

Этот изолированный и суровый регион России породил у меня противоречивые чувства, но мне бы хотелось особенно подчеркнуть то ощущение, когда тебя окружает мертвая тишина. С одной стороны, сибирская тишь расслабляет, но с другой — потрясает до глубины души.

Дэвид Греллс:

Организовать сложную и комплексную экспедицию в этот холодный уголок России было сложно, но у этого места огромный потенциал — в плане и количества, и качества ледяных формаций. И важно учитывать, что они практически не исследованы и неизвестны остальному миру.

Рамон Диес:

Проведя в путешествии несколько дней, я обнаружил потрясающе прекрасную территорию. Я почувствовал, как природа и сама земля обволакивают меня. Надеюсь только, что когда-нибудь людям, которым полюбилась эта земля, не нужны будут все эти разрешения и бумаги, чтобы приехать сюда.

Рафа Вадилло:

Начало исследованию плато Путорана положено. Скоро мы начнем более крупный, более амбициозный проект, для которого, конечно, потребуются новые люди и разработка комплексной логистики. Но, возможно, в следующем году наша мечта станет явью. Плато Путорана навсегда поселилось в наших сердцах.

Окончание следует.

69-я параллель00:0417 июля
Автоэлектрик А.Романов из Омска собрал гусеничный вездеход на базе автомобиля ВАЗ-2109

Сквозь снег и морозы

Эта техника помогает россиянам выжить в Русской Арктике