Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

По-быстрому

США спешно создают идеальную гиперзвуковую ракету и пытаются победить Россию

Изображение: Raytheon

В настоящее время США обеспокоены созданием гиперзвукового оружия, которое должно стать американским ответом на аналогичные разработки России и Китая. В Вашингтоне уверены, что уже в 2020 году Москва и Пекин получат в свое распоряжение гиперзвуковую ракету с потенциально ядерным боевым оснащением. В США полагают, что отстают в разработках гиперзвукового оружия от России и Китая, надеясь компенсировать запаздывание созданием более точных и технологически совершенных гиперзвуковых ракет. О перспективном американском оружии рассказывает «Лента.ру».

В ближайшие пять лет Вооруженные силы Соединенных Штатов планируют потратить 10,5 миллиарда долларов на программы создания наступательного и оборонительного гиперзвукового оружия (скорее всего, названная сумма увеличится). Из этих средств инвестиции в проекты Conventional Prompt Strike (CPS) Военно-морских сил (ВМС) и Long-Range Hypersonic Weapon (LRHW) Сухопутных войск, а также Hypersonic Conventional Strike Weapon (HCSW) и Air-launched Rapid Response Weapon (ARRW) Военно-воздушных сил (ВВС) составят 7,7 миллиарда долларов. Куда пойдут оставшиеся средства?

Агентство противоракетной обороны (ПРО) в течение того же периода в создание средств противодействия гиперзвуковым угрозам вложит 700 миллионов долларов. Управление перспективных исследовательских проектов не раскрывает пятилетний план, однако известно, что в 2020 финансовом году на программы Tactical Boost Glide (TBG), Operational Fires (OpFires) и Hypersonic Air-breathing Weapon Concept (HAWC) планирует выделить 222 миллиона долларов. Если ограничиться такими данными, то оставшийся профицит военного бюджета можно объяснить наличием минимум двух закрытых военных программ.

Дешево

CPS должна представлять собой ракету средней дальности с гиперзвуковым глайдером в головной части, предназначенную для запуска существующими атомными подводными лодками (АПЛ) типов Ohio и Virginia. Подобное решение предполагает модификацию части пусковых ракетных шахт АПЛ, изначально рассчитанных на старты баллистических ракет UGM-133 Trident II (Trident D5). К настоящему времени под CPS переоборудовано 4 из 18 субмарин типа Ohio. Целью создания подобной ракеты, восходящей к инициативе PGS (Prompt Global Strike), в ВМС видят возможность нанесения удара по любой точке планеты в течение часа. Это перспективное оружие рассматривается в качестве дополнения к ядерному. Летные испытания CPS запланированы на 2020 и 2022 года. К 2024 году ВМС хотят получить уже серийную ракету.

Стоит отметить высокую готовность боеголовки (глайдера биконической конструкции) CPS, летные испытания прототипа которой, проводимые в 2011 и 2017 годах, признаны успешными. Созданный Сандийскими национальными лабораториями гиперзвуковой летательный аппарат окажется боевым оснащением не только CPS, но также LRHW и HCSW.

Задачей двухступенчатой (не считая боеголовки) ракеты LRHW наземного старта станет поражение объектов противника на глубине около 2300 километров в зоне A2/AD (anti-access and area denial — ограничение и воспрещение доступа и маневра). Летные испытания LRHW, которая должна получить мобильную пусковую установку, намечены на 2023 год. HCSW, основанная на твердотопливной аэробаллистической ракете AGM-183A, запускаемой стратегическим бомбардировщиком B-52 Stratofortress, должна наводиться при помощи системы навигации Global Positioning System (GPS).

Испытание общих конструктивных элементов HCSW и ARRW (а именно — ракеты AGM-183A), состоявшиеся в июне 2019 года в составе B-52 Stratofortress, не сопровождались непосредственным запуском ракеты. Летные испытания ARRW, оснащенной боевой частью, намечены на 2023 год.

Экспериментально

Стоит отметить, что боевые оснащения ракет HCSW и ARRW различаются. В частности, последняя, вероятно, представляет собой TBG, оснащенный гиперзвуковым прямоточным воздушно-реактивным двигателем (ГПВРД), способным достигать скорости 20 чисел Маха на дальности примерно 1 000 километров. Летные испытания TBG — возможно, уже в рамках программы OpFires — должны состояться в 2020 году. В качестве альтернативы TBG называется HAWC, над которым работают американские компании Lockheed Martin и Raytheon.

В ВВС считают, что разработка TBG, по сравнению с HAWC, находится на более высокой стадии готовности, однако первая программа рассматривается по отношению ко второй в качестве перестраховочной. Здесь стоит заметить, что, кроме HAWC, в Raytheon работают и над TBG, которая потенциально может стать боевым оснащением для ракет ARRW второго поколения.

Секретно

Кроме официально раскрытых Пентагоном программ, существуют минимум два закрытых проекта, о которых широкой общественности известны лишь аббревиатуры. Речь идет о HACM, которая может расшифровываться как Hypersonic Advanced (либо Air-Breathing или Air-Launched) Conventional (либо Capability или Concept) Missile, и HCCW, которую можно понимать как Hypersonic Counter-Cruise Weapon. Вероятно, именно этими закрытыми программами объясняется профицит, фигурирующий в бюджетном запросе военного ведомства. В первом случае речь может идти как о аэробаллистической ракете, так и о ракете с полноценным ГПВРД. Второй случай, на первый взгляд, гораздо интереснее, поскольку подразумевает разработку средств ПРО от гиперзвуковых крылатых ракет.

Остается открытым вопрос о возможности ядерного оснащения гиперзвуковых боевых блоков создаваемого Вашингтоном оружия, а также изучаемые страной возможности в области перехвата гиперзвуковых ракет потенциальных противников. Кроме того, в перспективе, наблюдая за активизацией работ в области гиперзвуковых технологий в США на фоне заявлений России о создании «не имеющего аналогов» оружия, вполне можно ожидать расхождения слова с делом. Вопрос — у кого? Явно не у Китая.