Новости партнеров
Прослушать статью

Точка кипения

Компании во всем мире борются с выгоранием сотрудников. Как с этой проблемой поступают в России?

Фото: Gleb Garanich / Reuters

С наступлением пандемии коронавируса во всем мире обострилась проблема эмоционального выгорания. У работников начинаются проблемы с психикой и здоровьем, и это выливается в многомиллионные потери для мировой экономики. За рубежом компании стараются стимулировать своих сотрудников деньгами, подарками и дополнительными выходными. В России на проблему долго не обращали внимания, однако решать ее нужно срочно, ведь именно восстановление рынка труда поможет стране выйти из кризиса. Игнорирование рискует обернуться для страны потерей миллиардов долларов. Высокое напряжение — в материале «Ленты.ру».

Новая эпидемия

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) признала стресс на работе эпидемией XXI века. Кроме снижения работоспособности, постоянное напряжение может негативно отражаться на психическом здоровье, увеличивать риск возникновения депрессии и приводить к эмоциональному выгоранию. С наступлением пандемии коронавируса ситуация усугубилась.

Психологи описали симптомы выгорания так: все начинается с постоянного чувства усталости и эмоционального упадка, дальше ухудшается и физическое состояние. Из-за выгорания сотрудник иногда просто теряет мотивацию выкладываться на полную. Условно профессиональное выгорание можно разделить на несколько этапов. «Первый проявляется уже через 3-5 лет после начала работы и связан с мелкими ошибками, недочетами. Это еще не выгорание, но уже звоночек, что нужно что-то менять. Второй этап — снижение заинтересованности в работе и апатия — 5-15 лет профессиональной деятельности. Третий этап — полная апатия, вплоть до нежелания дальше жить, наступает через 15-20 лет профессиональной деятельности», — объяснил вице-президент маркетингового агентства iMARS Владимир Нерюев.

Рабочий стресс и выгорание опасно не только для психического состояния сотрудников, но и для компаний и экономики в целом. Выгорающие работники на 63 процента чаще берут больничный и в 2,6 раза чаще активно ищут другую работу. Ментальные проблемы сотрудников влекут за собой дополнительные расходы на здравоохранение и падение производительности труда. Напряженная обстановка также становится одним из главных катализаторов текучки кадров: почти каждый пятый участник опроса американского Института стресса (19 процентов) признался, что ему пришлось бросить прошлую работу именно из-за постоянного нервного напряжения. А из-за болезней, связанных со стрессом, в целом по миру экономика недосчитывается примерно триллиона долларов ежегодно.

Сильнее всего удар на себе ощутили медики. Более половины (61 процент) сотрудников сферы здравоохранения в США признались, что стресс на фоне COVID-19 обернулся для них психологическими проблемами, 55 процентов заявили, что выгорели на работе.

Растущая отрешенность врачей опасна для пациентов, а сами доктора в таком состоянии чаще совершают врачебные ошибки. Стресс у медиков провоцирует большую текучку кадров и приносит миллиардные убытки. Только страховые компании, за счет которых лечатся люди с психосоматическими расстройствами, в год теряют почти 125 миллиардов долларов.

Но выгорание коснулось не только сферы здравоохранения. Недавнее исследование Microsoft показало, что большинство сотрудников по всему миру с трудом справляются с работой в условиях эпидемии. Выяснилось, что выгорание стало широко распространенным явлением: 54 процента сотрудников заявили, что они перегружены работой, 39 процентов — что истощены.

В то же время ментальные проблемы работников проигнорировали их руководители: только в этой группе большинство респондентов (61 процент) заявили, что бизнес процветает. «Лидеры не в курсе [того, что происходит с их подчиненными], — заключил вице-президент Microsoft Джаред Спатаро.
В наиболее сложном положении сейчас оказались работники в возрасте от 18 до 25 лет — представители поколения зумеров. В Microsoft заключили, что именно они острее ощущают изоляцию, потому что чаще остальных бывают одинокими и только начинают свою карьеру.

Помогут деньгами

Сейчас многие компании по всему миру стали признавать, что пандемия сильно ударила по психологическому состоянию работников и начали искать способы сгладить последствия. Например, Microsoft запустил программу Perks Plus: сотрудники могут получить от компании 1200 долларов и потратить на все, что поможет сохранить их физическое, психическое и финансовое благополучие. Но есть ряд ограничений: деньги нельзя тратить на оружие, игровые приставки или авиабилеты.

Еще один IT-гигант — Googleпообещал сотрудникам помощь в выплате кредитов на образование, а еще ввел дополнительные выходные и неделю без совещаний. Юридические компании Davis Polk & Wardwell и Simpson Thacher & Bartlett объявили о единовременных выплатах сотрудникам в размере от 12 до 64 тысяч долларов, чтобы поощрить их работу во время эпидемии. Банк Credit Suisse заявил, что выплатит младшим сотрудникам бонусы в размере 20 тысяч долларов.

Однако денежные выплаты — не единственный стимул, который используют компании: инвестиционный банк Jefferies предложил сотрудникам выбор бонусов, среди которых велосипед Peloton или продукция Apple, а работники юридической фирмы Davis Polk & Wardwell могут выбрать бонусы: набор вина или шопинг.

Социальная сеть LinkedIn отправила большинство сотрудников в недельный оплачиваемый отпуск, а банк Citigroup запретил проводить рабочие видеозвонки по пятницам и ввел для всех сотрудников новый выходной. Отдельно в этом ряду стоит инвестиционный банк Goldman Sachs, который раздал жаловавшимся на переработки трейдерам корзины с фруктами.

На автомате

Российские власти проблему стресса не отрицают, хотя термин «профессиональное выгорание» в отечественной медицине использовать не принято. «Постоянная погоня за успехом оборачивается системной усталостью, хроническим стрессом, люди подчас просто сгорают на работе. Все это приводит к снижению производительности труда, что, в свою очередь, сказывается на экономических показателях», — говорил бывший премьер-министр России Дмитрий Медведев. Как именно это сказывается на российской экономике, он не уточнял.

С приходом пандемии проблема получила более широкую огласку. Недавнее исследование Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ) показало, что за время эпидемии основными факторами профессионального выгорания стали эмоциональное истощение, безразличие, а также негативная оценка своей компетентности и продуктивности. «Более чем у 60 процентов опрошенных было зафиксировано состояние эмоционального истощения», — констатировали эксперты.

К похожим выводам пришли аналитики HeadHunter совместно с телемедицинским сервисом «Доктор рядом». Опрос показал, что постоянное напряжение на работе испытывают 50 процентов россиян, 62 процента — эмоциональную замкнутость (резистенцию), 47 процентов — истощение. Еще стало ясно, что почти две трети опрошенных (61 процент) стремятся тратить на работу как можно меньше времени. Каждый второй (50 процентов) испытывают на работе тревогу. Почти половина (48 процентов) в условиях переутомления стали эмоционально бесчувственными, работают на автомате и ощущают опустошение при выполнении задач.

Исследование программы по развитию педагогов «Я Учитель» и программы «Образовательная инициатива "Яндекса"» показало, что сильнее всего выгорание проявляется у врачей, психологов и учителей. Причем у последних выгорание не зависит от стажа: ему подвержены как молодые, так и пожилые педагоги. Непростым для всех оказался переход на дистанционную форму обучения, которую пришлось ввести из-за коронавируса. «Также у педагогов, которые испытали все трудности работы в пандемию, не было специального стимулирования, как, например, у врачей. Поэтому результаты исследования действительно должны вызывать тревогу: они говорят, что ресурсы учительства в этой ситуации почти исчерпаны и им нужна серьезная поддержка», — сказал научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ Исак Фрумин.

Российские компании начали решать проблему выгорания своими силами. Например, работников Ланта-Банка стимулируют физической активностью. «Мы устраивали лыжные гонки. Есть и такие мелочи, как стол для настольного тенниса, где можно пойти и разрядиться», — рассказала зампред правления Ирина Рысь. «Скоро у нас будет субботник. Это очень объединяющее мероприятие, которое заканчивается легким фуршетом», — поделилась она. Еще один пример — агентство по организации Event Agency Republic Free: там для сотрудников проводят психологические тренинги.

1
триллион долларов
ежегодно теряет мировая экономика из-за стресса на работе

В агентстве недвижимости NDV Group проблему выгорания считают отчасти надуманной и предпочитают мотивировать сотрудников новой работой, а если не выходит — увольнять. «Если сотруднику “повесят морковку” и скажут, что теперь у него зарплата не 100 тысяч рублей, а 200 тысяч рублей, он бросит все и будет работать в полуподвальном помещении», — уверен председатель правления Александр Хрусталев.

Решить проблему стресса на работе в масштабе страны могли бы доплаты «за вредность», но в законе такой бонус пока не прописан. «Раньше основной вред, который получал работник на предприятии, был от биологических, химических факторов. Теперь же характер занятости меняется и в большей степени становится связан с коммуникациями», — объяснил проректор Академии труда и социальных отношений Александр Сафонов. Он считает, что доплачивать нужно не только учителям и врачам, но и работникам торговых центров, которые ежедневно общаются с сотнями людей.

Идея с доплатами имеет право на существование, но степень эмоциональных и интеллектуальных нагрузок сложно определить. Для этого понадобится масштабное исследование. «Воплотить инициативу в жизнь будет легче, если в ней поучаствуют государственные структуры. Если государство с профсоюзами и работодателями договорятся, то это станет законом для всех. Обязательным к исполнению в частных и государственных компаниях, в малом и крупном бизнесе», — сказала заведующая кафедрой экономики труда и персонала МГУ имени Ломоносова Риорита Колосова.

Проблема стресса на работе только усугубилась с наступлением пандемии — на фоне массового выхода на удаленку и общей напряженности каждый второй россиянин пожаловался на эмоциональное выгорание. Как следствие, за время эпидемии в стране выросло число людей с тревожными и депрессивными расстройствами. Стресс, выгорание и ментальные проблемы снижают производительность труда и рискуют нанести серьезный вред экономике и затормозить ее восстановление. В любом случае решить вопрос поможет только комплексный подход, тем более, что восстановление рынка труда назвали главной целью экономической политики в этом году. В противном случае ВВП рискует недосчитаться миллиардов долларов.

Экономика00:0124 апреля

На вес золота

Сколько на самом деле стоят продукты в супермаркетах России, Европы и остального мира? Исследование
Экономика00:01 7 апреля

Чужими руками

Компании по всему миру нашли легкий способ выхода на биржу. Он дает миллиарды, но рушит экономику