Новости партнеров
Прослушать статью

«СССР потерпит поражение без западных танков и самолетов» Какую роль в разгроме нацистской Германии сыграл ленд-лиз

Американский и советские пилоты рядом с истребителем Bell P-39 Airacobra, поставлявшимся в СССР по ленд-лизу, 1944 год
Американский и советские пилоты рядом с истребителем Bell P-39 Airacobra, поставлявшимся в СССР по ленд-лизу, 1944 год
Фото: Fortepan / National Archives

80 лет назад, 31 августа 1941 года в Архангельск из Британии прибыл арктический морской конвой Dervish. Он стал первой «ласточкой» военной и экономической помощи Советскому Союзу со стороны союзников в годы Второй мировой войны. В развернувшихся боевых действиях с сильнейшей на тот момент армией мира — вермахтом — СССР играл решающую роль. США и Великобритания помогали по принципу: танки, самолеты, станки, медикаменты и продовольствие в обмен на человеческие жизни. Причем, как своих солдат, так и бойцов Красной армии. Сколько боевой техники получил Советский Союз? В чем ему было отказано? Как оценивалась помощь руководителями страны? «Лента.ру» вспоминает ход событий.

Ордена Ленина британским летчикам

В конце лета 1941 года шесть сухогрузов и один танкер прибыли в порт Архангельска. Они благополучно доставили из Ливерпуля 25 тысяч тонн различных грузов: около восьми тысяч тонн высококачественного топлива, около двух тысяч глубинных бомб и магнитных мин для защиты от немецких кораблей и подлодок, десять тысяч тонн каучука и олова, полторы тысячи армейских ботинок и 39 истребителей Hawker Hurricane. Конвой на разных участках маршрута бдительно охраняли 15 боевых кораблей королевского флота во главе с двумя авианосцами.

Но самое главное, что на судах прибыли несколько сотен человек из 151-го крыла (аналог советского авиационного полка). Английские летчики должны были принять участие в защите северных портов СССР от нацистской авиации, а также обучить советских коллег обращению с иностранными самолетами.

Британцы поступили в оперативное подчинение Северного флота и до октября 1941 года совершили 365 боевых вылетов, сбив, по разным оценкам, от 12 до 16 немецких самолетов

Они же прикрывали наземные войска и город Мурманск от налетов люфтваффе.

Англичане отбыли домой в конце октября, как только завершили переучивание советских пилотов на Hawker Hurricane. Машины были переданы сформированному 78-му истребительному полку под командованием будущего дважды Героя Советского Союза Бориса Сафонова. Четырех летчиков королевских ВВС наградили орденами Ленина.

Гибель горных егерей на дне моря

Существенную помощь оказал и британский флот. В августе 1941-го наступление немцев на Мурманск было остановлено Красной армией на рубеже реки Западная Лица, и нацистам срочно требовались свежие резервы. 6-я горнострелковая дивизия была посажена в Северной Норвегии на суда и двинута к советским берегам. Один из первых войсковых конвоев был атакован 30 августа подлодкой Trident. В результате были потоплены транспорты Donau II и Bahia Laura. Потери немцев составили не менее 342 горных стрелков, 16 автомобилей и почти 200 лошадей.

Другой караван с частями 6-й горнострелковой дивизии 6 сентября был загнан в норвежские фьорды британскими крейсерами Aurora и Nigeria. Лишившись в бою учебно-артиллерийского корабля Bremse, немцы отказались с 15 сентября 1941 года от любых перебросок войск по морю. В итоге сухопутная передислокация горных егерей через Финляндию завершилась только с наступлением холодов. Это свело на нет угрозу третьего штурма Мурманска.

Действия британцев в Заполярье стали частью поддержки со стороны Туманного Альбиона. Выступая 22 июня 1941 года по радио премьер-министр Уинстон Черчилль заявил:

«Никто не был более стойким противником коммунизма в течение последних 25 лет, чем я. Но все это бледнеет перед зрелищем, разворачивающимся сейчас. Любой человек или государство, борющиеся против нацизма, получат нашу помощь. Любой человек или государство, марширующие с Гитлером, — наши враги».

Или второй фронт, или экономическая помощь

Иосиф Сталин оценил слова старого политического противника. Оба лидера тут же вступили в переписку, обсуждая стратегию ведения войны. 12 июля 1941 года Москва и Лондон подписали соглашение о совместных действиях против Германии и ее союзников. Документ стал началом создания антигитлеровской коалиции.

18 июля 1941 года, когда Первый стратегический эшелон Красной армии был разгромлен в приграничных боях и немцы захватили Смоленск, Сталин предложил Черчиллю создать два фронта — на севере Франции и в Арктике. «Здесь потребуются только действия английских морских и воздушных сил без высадки войскового десанта, без высадки артиллерии», — подчеркивал глава советского правительства. В ответ британский премьер пообещал для защиты Заполярья помощь авиации и флота своей страны, а также налаживание доставки необходимых материалов.

3 сентября Сталин, поблагодарив за обещание продать СССР 400 самолетов, обрисовал английскому коллеге тяжелую ситуацию в стране. Враг оказался у ворот Ленинграда, потеряно больше половины Украины, в том числе Криворожский железорудный бассейн и ряд металлургических заводов. Промышленные предприятия эвакуируются на восток и смогут давать продукцию не ранее чем через несколько месяцев.

Сталин сообщил своему собеседнику, что отвести смертельную угрозу СССР можно лишь двумя путями: либо создать второй фронт во Франции или на Балканах, либо оказывать ежемесячную помощь, поставляя не менее 500 танков и 400 самолетов:

Столкнувшись с таким выбором, Черчилль выбрал экономический вариант, пообещав открыть второй фронт в будущем.

Дефицит танков, самолетов и снарядов

Ситуация действительно была крайне сложной. Потери в авиации и танках к концу 1941 года в РККА составили более 21 тысячи самолетов и 20,5 тысячи бронемашин, очень сильно поредел автомобильный парк. Ощущалась острая нехватка боеприпасов — за шесть месяцев боев соединения РККА расходовали в основном снаряды, произведенные еще в довоенное время. Поступающая же продукция составляла не более 60 процентов от предусмотренного по плану.

Советская промышленность не могла восполнить дефицит, поскольку с июля по ноябрь 1941-го 1523 промышленных предприятий, в том числе 1360 крупных заводов, было перебазированы в Поволжье, Сибирь и Среднюю Азию.

Эвакуация московских и ленинградских химических предприятий и потеря Донбасса с его развитой химической промышленностью привели к резкому снижению производства взрывчатых веществ, в том числе пороха. Лишившись Донецкого угольного бассейна, СССР потерял к тому же более 60 процентов добычи угля. Не хватало также нефти, никеля, алюминия, цинка и кобальта.

В целом за второе полугодие 1941 года выпуск валовой продукции отечественной промышленности сократился более чем в два раза, а уровень производства практически всех отраслей в ноябре и декабре стал самым низким на весь период войны.

Помощь «на товарищеской основе»

Помощь со стороны Великобритании была не безвозмездной. 16 августа 1941 года в Москве было заключено соглашение между Госбанком СССР и Банком Англии о выделении кредита на сумму в 10 миллионов фунтов стерлингов под три процента годовых. Правительство Советского Союза обязалось оплачивать 40 процентов поставок золотом, а остальное — за счет кредита. Несколько раз в ходе войны сумма увеличивалась и к 1945 году составила 60 миллионов фунтов стерлингов.

Вместе с тем 27 июня 1942 года стороны подписали документ, согласно которому платить надо было только за сырье и оборудование. Танки, самолеты, корабли, боеприпасы стали поставляться бесплатно.

Данный шаг британцы сделали во многом под влиянием американской политики. Еще в 1941 году Черчилль писал Сталину: «Было бы лучше, если бы всякая помощь, оказанная вам нами, покоилась на той же самой базе товарищества, на какой построен американский закон о займе-аренде, то есть без формальных денежных расчетов».

Документ о ленд-лизе (в переводе с английского — давать взаймы, сдавать внаем) официально назывался «Законом по обеспечению защиты Соединенных Штатов». Принятый Конгрессом США 11 марта 1941 года, он предоставлял президенту страны право помогать любому государству, чья оборона считалась жизненно необходимой для Штатов. Программа подразумевала, что вся военная техника, оборудование и материалы поставляются бесплатно, а то, что останется после боевых действий, возвращается обратно. Оплате подлежало лишь имущество, оставшееся после окончания войны, которое можно передать народному хозяйству.

Бронетехника в обмен на пушнину и драгметаллы

За годы Второй мировой США поставили технику и оборудование в 40 стран мира на сумму в 46 миллиардов долларов. Первым и главным получателем американской помощи стала Великобритания (более 30 миллиардов долларов), вторым — Советский Союз (более 10 миллиардов долларов).

1 октября 1941 года в Москве представители Соединенных Штатов и Великобритании Уильям Аверелл Гарриман и Уильям Эйткем подписали первый протокол о военной помощи СССР. Согласно документу, до 30 июня 1942 года союзники обязались ежемесячно поставлять в Советский Союз 500 танков, 400 самолетов, в том числе 100 бомбардировщиков, 200-300 противотанковых ружей. А также алюминий, молибден, толуол, кобальт, танковую сталь и ряд других материалов военного характера — в частности, зенитные орудия и радиостанции.

В обмен на это Москва выразила готовность снабжать Вашингтон и Лондон сырьем для военного производства, в котором эти страны испытывали недостаток. Речь, в частности, шла о руде, пушнине, лесоматериалах, драгоценных камнях и металлах, хлопке и ряде других товаров.

В течение войны помимо московского были подписаны вашингтонский, лондонский и оттавский протоколы, которые продлевали поставки вплоть до конца боевых действий в Европе. 28 октября 1941 года на СССР было распространено действие ленд-лиза, и ему был предоставлен заем на один миллиард долларов.

Советские танкограды из США

Несмотря на идеологические разногласия, СССР и США давно взаимовыгодно сотрудничали. В 1928 году американский индустриальный архитектор Альберт Кан и его коллеги были приглашены в непризнанный Штатами Советский Союз (признание произойдет в 1933 году) для помощи в индустриализации страны.

Специалисты Кана спроектировали и наладили работу большинства гигантов советской индустрии, среди которых были тракторные заводы в Харькове, Сталинграде, Челябинске (на них производились и танки), литейные заводы в Магнитогорске и Сормово. В Москве появился автомобильный завод АЗЛК, в Горьком — ГАЗ. Оборудование изготовлялось в США и на судах доставлялось к месту назначения, где под контролем кановцев завод собирался и начинал давать продукцию.

Всего же с помощью иностранных компаний, в основном американских, в которых трудилось более 200 тысяч инженеров и техников, в СССР в 30-е годы было построено полторы тысячи фабрик и заводов

Сооружались и гидроэлектростанции. Так, возведением Днепрогэса руководил американский гидростроитель Хью Купер, награжденный за это орденом Трудового Красного Знамени. В эпоху Великой депрессии американцы могли с полным основанием сказать: это бизнес, ничего личного.

В годы Второй мировой количество безработных в США сократилось с восьми миллионов в 1940-м до 700 тысяч в 1944-м — благодаря заказам военной промышленности, в том числе программе ленд-лиза. Средняя зарплата стала выше на шесть-восемь процентов, а национальный доход вырос с 1939 года по 1945-й с 73 миллиардов долларов до 181 миллиарда.

В рамках ленд-лиза Соединенные Штаты оказали Советскому Союзу помощь в размере более 85 процентов, Великобритания — почти 13 процентов, Канада — полутора процентов.

Мрачная судьба каравана PQ-17

Грузы доставлялись в СССР разными маршрутами. От 22 до 23 процентов общего числа союзнических поставок прибыли в Мурманск и Архангельск арктическими конвоями. Их путь лежал от Британских островов через Северную Атлантику и Северный Ледовитый океан. Сухогрузы и танкеры охранялись кораблями и подлодками британского флота почти на всем протяжении маршрута. В советских территориальных водах караваны принимали под свою защиту моряки и авиаторы Северного флота.

Второй после Dervish конвой получил название PQ-1 и прибыл в Архангельск 11 октября 1941 года. Он доставил в СССР первую партию английских танков. По одной из версий, аббревиатура появилась по имени британского офицера П.К. Эдвардса (P. Q. Edwards), занимавшегося формированием торговых и транспортных судов. Конвои из СССР именовались QP.

В 1941 году политическое и военное руководство Третьего рейха делало ставку на блицкриг и не обращало особого внимания на морские конвои в Заполярье. Разгром нацистов под Москвой со всей очевидностью показал Берлину, что война затягивается надолго. В следующем году кригсмарине нанесли по караванам ряд болезненных ударов.

Первой жертвой стало торговое судно Waziristan из состава PQ-7, потопленное 2 января 1942 года немецкой подлодкой U-134. PQ-16 достиг 30 мая 1942 года Мурманска без семи уничтоженных транспортов.

Самая трагическая судьба выпала на долю следующего конвоя. Выйдя из Исландии 27 июня 1942 года, PQ-17 подвергся атакам немецких гидросамолетов и торпедоносцев 4 июля. Вечером того же дня кораблям прикрытия британское адмиралтейство приказало рассеяться ввиду опасности появления тяжелых немецких крейсеров во главе с линкором Tirpitz.

Крейсеры и линейный корабль так и не появились, а оставшийся без защиты караван с 5 июля начали добивать германские самолеты и подводные лодки. В результате были потоплены 24 судна из 35, а с ними на дно ушли 430 танков, 210 самолетов, 3350 грузовиков и почти 100 тонн других стратегических грузов. Британские моряки потеряли 153 человека.

Американцы под советском флагом

Следующий британский конвой отправился к берегам СССР только в сентябре 1942 года, и он стал последним PQ. Суеверные моряки заменили аббревиатуру и до конца войны суда шли в Советский Союз под названием JW, а возвращались как RA.

JW-51B едва не постигла судьба PQ-17. 31 декабря 1942 года в Баренцевом море караван подвергся атаке тяжелых крейсеров Admiral Hipper и Lützow в сопровождении шести эскадренных миноносцев. В ожесточенном бою погибли два британских эсминца Bramble и Achates и один немецкий — Friedrich Eckholdt. Admiral Hipper получил столь тяжелые повреждения, что едва добрался до берега. При этом ни один из транспортов конвоя не пострадал.

Случившееся вызвало гнев Гитлера, который сместил командующего ВМФ Германии адмирала Эриха Редера, назначив на его место главкома подводников Карла Деница.

Всего же с 1941 по 1945 годы от Великобритании до северных советских портов и обратно было проведено 78 конвоев. Потери британского флота составили около трех тысяч человек, погибли 16 боевых и 85 торговых судов.

Значительно более безопасным был тихоокеанский маршрут, ставший основным. Он позволил перевезти от 46 до 49 процентов всех грузов по ленд-лизу. За 18-20 суток они доставлялись американскими судами в порты Дальнего Востока — Владивосток, Магадан, Петропавловск-Камчатский, Николаевск-на-Амуре, Хабаровск, Советская Гавань, Комсомольск-на-Амуре. Затем это все грузилось на поезда и по Транссибирской магистрали доставлялось в европейскую часть Советского Союза.

Основным грузополучателем стал Владивосток, который за годы Великой Отечественной переработал иностранных товаров в четыре-пять раз больше, чем Мурманск и Архангельск

После нападения японцев 7 декабря 1941 года на американскую военно-морскую базу Перл-Харбор между Токио и Вашингтоном началась война, и американские суда могли плыть только под нейтральным советским флагом. Конвоев не было, поскольку до августа 1945 года СССР не воевал с Японией. Тем не менее периодически транспорты с красным серпастым флагом досматривались японским флотом и иногда топились.

Такая ситуация обусловила доставку тихоокеанским маршрутом прежде всего продовольствия, предметов потребления, горючего, станков, автомобилей, но не вооружения. Его отправляли другими путями.

Рейд тяжелого германского крейсера

Часть маршрута проходила через советскую Арктику. От Чукотки транспорты в сопровождении ледоколов шли до Архангельска и Мурманска Северным морским путем.

Нацисты решили положить конец этим перевозкам, послав 16 августа 1942 года в Заполярье тяжелый крейсер Admiral Scheer. Немцы не смогли перехватить ни одного конвоя, но потопили в бою 25 августа советский ледокол «Александр Сибиряков» и обстреляли в ночь на 27 августа остров Диксон. Ответными залпами береговой батареи удалось сорвать намерение капитана Admiral Scheer высадить десант, с тем германский рейдер и отбыл восвояси.

С октября 1942 года начала действовать воздушная трасса Алсиб (Аляска — Сибирь). Советские летчики из перегоночных полков принимали у своих американских коллег поставляемые по ленд-лизу самолеты на аэродроме в окрестностях города Фэрбенкс и летели в СССР. Конечным пунктом назначения был Красноярск. Общая длина трассы составляла 6500 километров, из них только 1500 приходились на территорию США.

За годы войны по этому маршруту было доставлено в СССР почти восемь тысяч самолетов. Кроме того, по Алсибу перевозили продовольствие, военное снаряжение, драгоценные металлы, дипломатическую почту и представителей наркомата иностранных дел — например, советских послов в США Максима Литвинова и Андрея Громыко. Этим же путем побывал в Советском Союзе в 1944-м и американский вице-президент Генри Уоллес.

Третий маршрут ленд-лиза

После того как в августе 1941 года Советский Союз и Великобритания ввели свои войска в Иран, третьим по значимости (23,8 процента) стал персидский, или трансиранский маршрут. Транспорты из США добирались туда вокруг Африки за 75 суток, после чего грузы по железным и автомобильным дорогам доставлялись к границам СССР. Перегружались на суда Каспийской флотилии или, в случае с импортными грузовиками, перегонялись своим ходом через Кавказ.

В 1942 году в ходе Сталинградского сражения и битвы за Кавказ пути доставки из Ирана, проходившие по территории СССР, регулярно попадали под удары вражеской авиации. Ситуация стала улучшаться в 1943-м, после победы Красной армии на юге страны.

В значительной мере этому способствовали поставки по ленд-лизу. Они, в частности, значительно укрепили мощь советских танковых частей на Северном Кавказе британскими и американскими танками Matilda II, Valentine и Stuart.

С 1942 года союзники, после получения согласия Турции, стали перевозить грузы и по Черному морю. В 1944-м, когда на сторону антигитлеровской коалиции перешли Румыния и Болгария, маршрут стал использоваться активнее. На его долю пришлось 3,9 процента доставленной помощи.

Химическая помощь

Грузы были самые разные. Так, 21 марта 1942 года Черчилль сообщил Сталину, что если опасения советской разведки верны, и вермахт в ходе весеннего-летнего наступления применит на Восточном фронте отравляющие газы, то Лондон будет считать это ударом по собственным войскам. Премьер подчеркнул, что в таком случае Германия подвергнется воздушной атаке газовыми бомбами.

В ответ Сталин попросил правительство Британии выступить по этому поводу с публичным предостережением в адрес Германии и Финляндии, а также выразил пожелание, чтобы англичане передали Советскому Союзу «некоторые недостающие химические средства обороны, а также средства ответного химического удара». Речь шла о поставке 1000 тонн иприта, 1000 тонн хлора, 1000 тонн гипохлорита кальция и 1000 тонн хлорамина.

12 мая 1942 года Черчилль выступил по радио с открытым предупреждением Берлину и Хельсинки о неминуемой расплате в случае применения ядовитых веществ против РККА

В Третьем рейхе, где сеть газовых убежищ могла защитить не более 40 процентов населения, со всей серьезностью восприняли слова сэра Уинстона. Сделали выводы и сателлиты. Однако гораздо больше нарком обороны надеялся на бронетехнику. За годы войны СССР получил от союзников 18,5 тысячи танков, самоходных артиллерийских установок и бронетранспортеров.

Учитывая, что за это же время в Советском Союзе было произведено более 105 тысяч танков и самоходок, бронетанковая помощь со стороны США и Великобритании была невысока. За исключением бронетранспортеров, которые на тот момент отечественная промышленность не производила вовсе.

Любимые и нелюбимые импортные танки

Британские танки не впечатлили советских танкистов. Например, Мк. II («матильда») обладающий хорошей броней, получил в РККА прозвища «шарманка» и «каракатица». В ходе боев по бездорожью на Восточном фронте гусеницы «матильд» часто не обеспечивали нужного сцепления с грунтом, и бронемашина съезжала в кювет.

Кроме того, через окошки в длинных фальшбортах Мк. II при движении набивалась грязь, гусеницу заклинивало, и двигатель глох. Экипажам регулярно приходилось вылезать и очищать ходовую часть лопатой и ломом

Зимой же даже при включенном двигателе трубопроводы жидкостной системы охлаждения, расположенные близко к днищу, замерзали. Маневренность в силу маломощности двигателей была ниже, чем у советских танков.

40-миллиметровая пушка, к которой имелись только противотанковые бронебойные снаряды, не позволяла вести результативный огонь по пехоте и огневым точкам. Последнюю проблему удалось решить после того, как в Союз стали поступать «матильды», вооруженные 76-миллиметровой гаубицей, к которой прилагались осколочные и фугасные снаряды. Тем не менее с весны 1943-го СССР отказался от поставок этого танка.

Mk III Valentine VIII, у которого стояло 57-миллиметровое орудие, был куда более желанным гостем в бронетанковых войсках Красной армии. На Mk XI имелась еще более мощная 75-миллиметровая пушка. Танк Mk.IV Churchill, названный в честь главы британского кабинета министров, был чем-то похож на него: невысокая скорость — 25 километров в час, зато очень мощная 152-миллиметровая броня. Последнее обстоятельство в бою часто спасало жизнь экипажу.

В начале 1942-го из США начали прибывать легкие М3А1 и средние М3. В следующем году начались поставки самого массового американского танка M4 Sherman с 75-миллиметровой пушкой. С появлением у панцерваффе танков с длинными стволами, «шерманы», в свою очередь, стали оснащаться более мощными 76-миллиметровыми орудиями.

Советским пехотинцам, которые в качестве десантников передвигались на «шерманах», нравился этот танк, так как удержаться на нем в движении было куда легче, чем, например, на советском Т-34. В том числе стрелять во все стороны по фаустникам.

Укрощая истребитель Airacobra

Что касается самолетов, то их СССР получил 18 видов в количестве 18 300 экземпляров, произведя более 157 тысяч собственных. Самым массовой ленд-лизовской машиной стал американский истребитель Bell P-39 Airacobra.

Самолет был непрост в управлении из-за предельной задней центровки, что делало его весьма маневренным, но в то же время неустойчивым в управлении. Пилотировать его могли только опытные летчики. На Airacobra, в частности, летали такие прославленные советские асы, как Александр Покрышкин, Григорий Речкалов, братья Дмитрий и Борис Глинки, Александр Клубов и Николай Гулаев.

На втором месте по количеству полученных самолетов шел британский истребитель Hawker Hurricane, на третьем — еще одно детище американского авиапрома, истребитель-бомбардировщик Bell P-63 Kingcobra. Что касается бомбардировщиков, то они были представлены в первую очередь американскими Douglas A-20 Havoc и B-25 Mitchell.

А вот стратегические бомбардировщики, например, Boeing B-17 («летающие крепости»), несмотря на неоднократные запросы, в СССР не поставлялись. Союзники не хотели усиления советской дальней авиации после войны.

Четырехколесные трудяги войны

Гораздо более серьезную роль в боевых действиях на Восточном фронте сыграли поставки грузовых и легковых автомобилей. Согласно отчету Главного автобронетанкового управления Красной армии, в 1941-1945 годах войска получили более 463 тысяч машин, из которых 312 600 были импортного происхождения.

Самым любимым грузовиком в советской армии с 1942 года стал американский 2,5-тонный полноприводной Studebaker US6. Он использовался как шасси для реактивных гвардейских минометов, именуемых в народе «катюшами», а также в качестве тягача для артиллерийских систем 75-мм и 122-мм.

Мощный грузовик позволил РККА со второй половины войны вести активное наступление боевыми группами, в которых кроме танков имелись артиллерия и минометы, а также мотопехота, перевозимые «студебекерами». Трудягами войны стали также американские Dodge и Willys.

Нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов в телеграмме советскому послу в Вашингтоне 6 марта 1943 года высоко оценивал данный вид ленд-лиза:

В тяжелейшем 1941 году советские грузовики помогли Советскому Союзу не проиграть войну. Автомобили из США позволили Великую Отечественную выиграть.

Еда в качестве «второго фронта»

Кроме обеспечения снарядами и патронами, солдата надо регулярно кормить, и здесь нельзя переоценить значение продовольственных поставок. Их Советский Союз получил от Соединенных Штатов в размере 1 миллиона 750 тысяч тонн. Заокеанская еда стала теснить в поставках некоторые виды вооружения с 1943 года, когда в СССР разразился острейший продовольственный кризис.

Этот год стал самым тяжелым для советского сельского хозяйства. Аграрное производство на территории, освобожденной от врага, было практически разрушено. Ситуацию усугубила засуха, которая обрушилась на большинство районов Сибири, Южного Урала, Северного Кавказа и Поволжья.

При этом значительная часть деревенского населения ушла в армию и на производство, повсеместно ощущалась нехватка сельхозтехники.

Падеж скота был в два-три раза выше, чем накануне войны. Все это привело к тому, что валовая продукция в 1943-м стала самой низкой за всю войну, составив, по сравнению с довоенным 1940 годом, от 37 до 63 процентов

Для красноармейцев американская тушенка, получившая ироническое прозвище «второй фронт», стала таким же привычным атрибутом военного быта, как котелок с кашей, махорка и фронтовые письма, сложенные треугольником.

«Самые важные вещи в этой войне — машины»

После войны США попросили СССР уплатить за уцелевшую гражданскую технику и оборудование 2,6 миллиарда долларов. В ходе длительных переговоров сумма была снижена до 800 миллионов долларов.

В 1972 году Советский Союз выразил намерение заплатить до конца ХХ века 722 миллиона долларов, включая проценты, и перечислил 48 миллионов. Но затем Москва прекратила перевод денег в связи с вводом Вашингтоном дискриминационных мер в двусторонней торговле.

В 1990 году руководители двух стран договорились о том, что СССР должен заплатить до 2030 года 674 миллиона долларов. После распада Советского Союза Российская Федерация подписала договор со странами-правопреемницами о принятии на себя всех государственных долгов СССР.

Они были разделены по клубам: частные банки относились к Лондонскому, правительственные — к Парижскому. Выплата за ленд-лиз была задолженностью американскому правительству, и 21 августа 2006 года РФ полностью погасила свой долг перед Парижским клубом.

Председатель Госплана СССР Николай Вознесенский считал, что удельный вес импортных промышленных поставок в сравнении с отечественным производством во время Великой Отечественной составил лишь четыре процента. Историки по сей день спорят, мог ли Советский Союз в одиночку противостоять нацистской Германии и ее сателлитам, обходясь без всякой помощи со стороны англосаксов.

Современники же были более категоричны. Так, 30 ноября 1943 года на Тегеранской конференции Сталин произнес тост в честь дня рождения Черчилля:

Заместитель Верховного главнокомандующего в годы войны маршал Георгий Жуков в 1963 году (если верить прослушке КГБ) заявил:

«Американцы по-настоящему выручили нас с порохом, взрывчаткой. А сколько они нам гнали листовой стали! Гнали столько материалов, без которых мы бы не могли формировать свои резервы и не могли бы продолжать войну».

Очевидно, что не материальная помощь западных стран решила исход Великой Отечественной войны. Вместе с тем нельзя отрицать, что зарубежные танки, самолеты, орудия, взрывчатка, продовольствие сберегли миллионы жизней солдат на фронте и мирного населения в тылу, существенно приблизив день Победы.