Избранное

Лучшие колонки "Ленты.ру" за 2012 год: выбор редакции

В 2012 году колонок на "Ленте.ру" стало еще больше, чем прежде. В том числе и благодаря тому, что прибавилось колумнистов. Вот наши новые имена, которыми мы гордимся: Иван Давыдов, Андрей Козенко, Линор Горалик, Полина Никольская, Злата Николаева, Любовь Мульменко. Давыдов и Козенко в большой компании девушек. По поводу девушек - мы старались. Где девушки - там весело.

Колумнисты "Ленты.ру" - не просто люди, которые пишут что-то там интересное и как-то связанное с новостями. Их тексты - это наш единственный способ выразить прямое отношение к происходящему в стране и мире. Поэтому в колумнисты мы выбираем тех, с кем редакцию объединяет общий взгляд на мир. Общая - тут не избежать штампа - система ценностей, пусть так.

В 2012 году колумнистика процветала; колумнисты работали ударно, да и тем для обсуждения (иногда фантастических) было много, очень много. Определить лучшее из написанного - непросто. Но мы попытались.

Январь. В прошлые новогодние праздники Владимир Путин не отдыхал - трудился над своей предвыборной программой. Алексей Пономарев воображает, как именно он это делал - "При свете коптилки". Тем временем Александр Поливанов повествует о широте применения биржевых правил - "Жизнь как голубая фишка"; речь в колонке идет и об акциях "Ленты.ру", а также о тех ее сотрудниках, чьи похождения по барам таят опасность для редакции.

Февраль. Опубликованы письма Якеменко (довольно унылые), в сеть выложены телефонные переговоры Немцова с другими лидерами оппозиции (довольно смешные), наконец, появилась запись с летучки Габрелянова (очень смешная). Ярослав Загорец размышляет, не грешно ли читать чужую переписку - "В печку ее!" (на самом деле не грешно).

Март. Путин выиграл выборы, но протестное движение еще на пике, и вообще - разговоры только о политике. "Дело техники" - Артем Ефимов объясняет, что политику в России производят не Путин, Володин, Навальный или Удальцов, а "мутный какой-то Андрей". "Рассерженная горожанка" - ответ Анны Вражиной тем, кто на время митингов превращает столицу в осажденный город. "Дальше, дальше, дальше" - мартовские тезисы Юрия Сапрыкина о том, что надо делать оппозиции; они до сих пор актуальны. "Какой-какой канал?" - строго математическая колонка Коняева про то, что с враньем справиться невозможно.

Апрель. Все и сразу. "Отеческое наставление" - колонка-хит: Николай Данилов (Норвежский Лесной) критикует предложение запретить пропаганду всякого секса среди детей. "Сложность на колесиках": Линор Горалик ищет язык, на котором можно говорить с инвалидами и об инвалидах. "Империя зла": Петр Бологов прощается с последней представительницей династии Османов. В качестве бонуса - обращение к российским правителям по поводу того, какая реформа МВД нам на самом деле нужна: "Апофеоз милицанера".

Май. В мае мирное протестное движение перестает быть сугубо мирным - 6-го во время "Марша миллионов" граждане вступают в столкновение с полицией. Два текста Ивана Давыдова об этом - и о том, что вообще происходит с Россией: "Трещины" и "Хочу определенности". Россия тем временем пытается справить День Победы, Андрей Козенко грустит о вырождении великого праздника: "Беспамятная дата". Александр Амзин - о русских охранниках и тоже, в общем, о вечном: "Пусть старший думает".

Июнь. Скандал с Pussy Riot набирает обороты - и сразу с повышенным градусом безумия. Не может РПЦ вести себя как Ф. Киркоров, заявляет Юрий Сапрыкин: "Вокруг смеха". В Государственной думе, которая принимает один репрессивный закон за другим, тоже творится что-то не вполне обычное, в связи с чем Иван Давыдов предлагает ввести новый праздник - День победы государства над гражданами: "Победившее государство". Заодно Давыдов разрабатывает новые технологии для буксующей государственной пропаганды: "Учитесь врать красиво".

Июль. Андрей Коняев снова воюет с невежеством - "Гнилые плоды просвещения"; заодно - вся правда о бозоне Хиггса, плюс беседа физика и тракториста полувековой давности. Юрий Сапрыкин уже без тени улыбки хочет знать, есть ли у тех, кому положено отвечать за Крымск, совесть: "Все умрут, они останутся". Коняев продолжает - и в своем "Обращении к инквизиции" предлагает дистанцироваться от страстей по делу Pussy Riot, чтобы выяснить: что там со следственными процедурами и судебной логикой? В июле еще никто не знает, чем закончится процесс, но Полина Никольская на всякий случай напоминает о тюремных буднях в колонке "Заведомая ложь".

Август. В августе Pussy Riot внезапно поддержал Валерий Гергиев - на концерте в Ковент-Гардене. Новость, правда, оказалась фейковой, но в нее так приятно было поверить. Злате Николаевой "На примере котят" пришлось объяснять, что это интернет, тут и не такое бывает.

Сентябрь. Андрей Козенко пытается разобраться, каково будет Владимиру Путину плавать на крейсере "Аврора" и летать со стерхами - "Осень президента". Александр Амзин тоже замечает, как сгущается информационный мрак, и предлагает запретить всех ответственных лиц, запрещающих ютьюб: "Дозволенное и запретное". А Иван Давыдов напоминает другим запретителям (борцам с курением), что от "Лиги легких" недалеко и до "Лиги печени"; "Здесь курят".

Октябрь. Давыдов поздравляет Путина с днем рождения и заодно подвергает ревизии его управленческие качества: "Проклятая мнительность". На фоне всевозможных околоцерковных баталий литератор Валерий Панюшкин на голубом глазу опубликовал "Пятнадцать вопросов атеисту", Андрей Коняев принял вызов и по пунктам дал "Пятнадцать ответов атеиста". Тема продолжилась чуть позже, когда в МИФИ открыли кафедру теологии; о том, как скрестить физику с православием, рассуждает Алексей Пономарев - "Купание ядерного коня". Между тем Давыдов меланхолично напоминает окружающим, что, если кто не заметил - на дворе давно уже настоящий 37-й год с самыми настоящими политическими репрессиями: "Костенеющая обыденность".

Ноябрь. Антон Ключкин понял, что отставленный под шум коррупционных скандалов глава оборонного ведомства Сердюков - в полной безопасности: "Министр самообороны". Юрий Сапрыкин объясняет, почему: оказывается, в российской коррупции виноваты исключительно женщины - "Охота на ведьм". Любовь Мульменко за месяц до намеченного на декабрь конца света объявляет, что армагеддон касается каждого: "Окончание освещения".

Декабрь. "Госдума" - ругательное слово года. И под конец 2012-го - две важных колонки о ней, родной: "Именем ваших детей" - Андрей Коняев негодует по поводу сирот и предлагает американцам кое-что покруче "акта Магнитского"; "Депутатский минимум" - Андрей Козенко выступает с безумными законотворческими инициативами. Впрочем, не очень безумными. И еще один текст Козенко посвящен обыскам у одного из создателей проекта "Срок" - "Сроком не вышел". Андрей снова задает вопросы, которые интересуют журналистов. Но на эти вопросы ответов не последует, очевидно, никогда.

Другие материалы рубрики
Россия00:04Сегодня

«Рождение внука он отметил запоем»

Как взять на работу мужчину и не облажаться? Отвечает владелица бизнеса