Новости партнеров

Лорд Джадд упрекнул ПАСЕ в наивности и вновь потребовал отложить референдум в Чечне

Фрэнк Джадд. Кадр НТВ

Решение политической комиссии ПАСЕ смягчить формулировку резолюции по Чечне не изменило позиции сопредседателя рабочей группы "Дума-ПАСЕ" Фрэнка Джадда, который настаивает на переносе сроков проведения референдума по конституции этой республики.

В среду политическая комиссия выполнила требование российской стороны и сняла свою рекомендацию о переносе даты референдума с 23 марта на более поздний срок.

Вместо этого был предложен компромиссный вариант текста - ПАСЕ выражает "озабоченность тем, что необходимые для проведения такого референдума условия едва ли будут обеспечены к названной дате".

Комментируя это решение, лорд Джадд заявил "Интерфаксу", что он не отказывается от идеи переноса референдума, а резолюция в нынешнем виде стала юридически более корректной и точной, так как обращена уже непосредственно к инициативной группе по проведению референдума.

Джадд подчеркнул, что является сторонником проведения референдума в Чечне, но тогда, когда созреют соответствующие условия и в "правильное время". По его словам, эти условия едва ли могут быть выполнены к назначенной дате референдума, поэтому ПАСЕ предлагает инициативной группе по проведению референдума выступить с предложением о переносе его сроков.

Позднее, выступая на сессии ПАСЕ, Джадд заявил: "Мы настаиваем на переносе назначенного на 23 марта референдума по конституции Чечни. Это сигнал нашим русским друзьям. Было бы наивно полагать, что к названному сроку будут созданы необходимые для референдума условия".

Глава российской делегации на сессии ПАСЕ Дмитрий Рогозин отверг претензии, высказанные Джаддом. "Референдум - это не конец, а начало политического процесса для мира в Чечне", - цитирует РИА "Новости" слова Рогозина.

Глава российской делегации назвал неубедительными аргументы представителей ПАСЕ о том, что с проектом чеченской конституции якобы не успела ознакомиться комиссия Совета Европы. Он сказал, что российская сторона к комиссии с этим вопросом не обращалась, поскольку это - не Конституция России, а конституционный акт субъекта Федерации.