Новости партнеров

Названо число осиротевших после крушения Ан-148 детей

В МЧС Саратовской области рассказали об осиротевших после крушения Ан-148 под Москвой детях и работе с семьями 71 погибшего на борту самолета человека.

«Отделением Пенсионного фонда РФ по Оренбургской области оформлены документы и назначены пенсии 15 иждивенцам за 9 погибших, из них 13 детей и 2 взрослых. Еще по двум детям документы оформляет ПФР в Москве», — говорится в сообщении службы.

Четыре ребенка, по данным МЧС, нуждаются в жизнеустройстве.

К 16 февраля сотрудники созданной в Орске рабочей группы провели работу по консультационно-разъяснительному и психологическому сопровождению с 31 семьей. Экстренная психологическая помощь со стороны местных психологов потребовалась в 124 случаях.

Страховщики приняли родственников 41 погибших, документы на выплату положенных двух миллионов рублей готовы по половине из них. Для 23-х человек подготовили документы по дополнительным региональным выплатам в размере миллиона рублей.

Двое взрослых, которым назначили пенсии, — это инвалиды, сообщает радиостанция «Говорит Москва».

Ранее сообщалось, что пилотам разбившегося Ан-148 не удалось определить причину критически низких показаний скорости на приборах перед катастрофой. Перед взлетом они не включили обогрев приемников полного давления, с которых считывают информацию датчики скорости, хотя это действие прописано в предполетном алгоритме.

Именно неверная информация о скорости стала официальной причиной катастрофы, выдвинутой Межгосударственным авиационным комитетом.

Самолет Ан-148 «Саратовских авиалиний», следовавший из Москвы в Орск, разбился 11 февраля в Раменском районе Подмосковья через несколько минут после взлета в Домодедово. Погибли 65 пассажиров, в том числе трое детей, и шестеро членов экипажа. По факту произошедшего расследуется уголовное дело.

Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайтесь!
Россия00:0123 января

«Главное — вообще не ценят человека»

Между пациентами, врачами и чиновниками выросла стена. Что не так с российской медициной?