Ястржембский готов проверить, крепкое ли рукопожатие у Масхадова

"Партия мира" в окружении Путина вновь поднимает тему переговоров с чеченцами

Федеральный центр может пойти на продолжение контактов с лидером чеченских сепаратистов Асланом Масхадовым при выполнении им определенных условий. Об этом заявил в среду 16 января помощник президента России Сергей Ястржембский. В интервью газете "Известия" он заявил буквально следующее:

Говорить о том, что все контакты с Масхадовым будут закончены навсегда, недальновидно. Если появится стремление Масхадова выполнить два условия президентского обращения, уверен, что федеральный центр поддержит такое изменение позиции.

Условия продолжения переговоров - это отказ от связи с центрами международного терроризма и объявление о готовности сдать оружие.

Таким образом Кремль отреагировал на прозвучавшее накануне заявление Аслана Масхадова, объявившего Зелимхана Яндарбиева, Мовлади Удугова, Шамиля Басаева и Ваху Арсанова - виновниками трагедии, которую пережила Чечня в последние годы.

Интервью Масхадова прозвучало в эфире подпольной радиостанции и распространяется среди жителей Чечни на аудиокассетах.

В интервью Масхадов заявил, что "лидеры Ичкерии" построили бы свое государство, если бы отодвинули создание штабов, фронтов, шуры и съездов. Вместо этого они "разинув рот, слушали митинговую болтовню Салмана Радуева, записывались в басаевскую шуру". "Теперь снова у нас нет согласия, ибо вместо того, чтобы объединить усилия с законной властью Ичкерии, Удугов сидит за морем и заявляет, что только он воюет, - отметил Масхадов. - Он обвиняет меня в том, что я пытаюсь создать светское государство, вместо того, чтобы пойти по пути афганского "Талибана".

Официальный Кремль немедленно поощрил Масхадова. Опыт американцев, достаточно быстро разгромивших талибов при помощи Северного альянса, по-видимому, выглядит многообещающим. Заявив о возможности контактов, Ястржембский, однако, сразу оговорился, что "пока контактов нет, так как нет реальной готовности выполнять эти условия".

Заявления Ястржембского и Казанцева зачастую противоречат сами себе и друг другу

Судя по всему, быстрая реакция Кремля сигнализирует намерение Путина - коль скоро Ястржембский озвучивает позицию президента России, или по крайней мере части окружения президента, - найти конструктивного партнера по переговорам. Разумеется, не непримиримого боевика, наподобие Басаева или Хаттаба.

Вместе с тем недавние заявления, исходящие от Ястржембского, равно как и от полномочного представителя президента в Южном федеральном округе Виктора Казанцева чрезвычайно противоречивы, причем противоречат и сами себе, а не только друг другу. Остается предположить, что эти заявлениями отражают интересы двух группировок, преследующих радикально противоположные цели.

В частности, можно заметить, что представители силовых структур то и дело выступают с заявлениями о принципиальной невозможности каких бы то ни было переговоров. Целью таких заявлений, во-видимому, является уничтожение самой возможности начала переговорного процесса.

Так, начальник Генштаба Анатолий Квашнин по поводу возможности переговоров заявил, что "ошибок больше не будет - нет никакой возможности переговоров с Асланом Масхадовым, Шамилем Басаевым и Хаттабом". По словам Квашнина, переговоры с полевыми командирами и рядовыми боевиками ведутся, но "это переговоры не о мире, а о сдаче оружия".

Такой же позиции придерживаются командующий Объединенной группой войск в Чечне генерал-лейтенант Владимир Молтенской и глава чеченской администрации Ахмад Кадыров.

В результате, Казанцев и Ястржембский, пытаясь понять, какая группировка пользуется большим влиянием на Путина или лучше отражает намерения президента, делают взаимоисключающие заявления.

В частности, во вторник заместитель Казанцева Николай Бритвин в интервью "Коммерсанту" сообщил журналистам, что контакты между администрацией Южного федерального округа и Масхадовым были сорваны чеченцами, которые "отказались пойти на уступки ради мира на своей родине", однако не исключил, что аналогичные контакты еще возможны на других условиях. Больше встречаться с Закаевым и любыми другими эмиссарами Масхадова официальные российские представители не намерены.

Напомним, что встреча Казанцева с представителем Масхадова Ахмедом Закаевым состоялась еще в ноябре 2001 года, и по итогам встречи полпред заявил, следующее: "Практических ответов на заявления президента от 24 сентября у Закаева не нашлось. Он ничего не мог сказать о порядке разоружения бандформирований и о порядке включения боевиков в мирную жизнь".

Интервью Бритвина не столько прояснило картину, сколько подтвердило сказанное ранее, по его словам "условия, которые озвучил президент России, Масхадовым не принимаются, а условия, на которых настаивают эмиссары Масхадова, неприемлемы для России".

Какие именно условия предлагал Масхадов, Бритвин сказать не смог. "Я даже не помню, что они предлагают, если честно, потому что это просто бред", - объяснил он.

В свою очередь Закаев заявил "Коммерсанту", что Масхадов никаких условий не выдвигал, а заместитель полпреда "грубо говоря, врет". По словам Закаева, от Масхадова исходило единственное предложение - немедленно прекратить проведение зачисток, "которые, кроме деморализации российских военных и роста ненависти и отчуждения чеченцев и русских, ничего не дают".

Последнее заявление Ястржембского в корне противоречит той позиции, которую Николай Бритвин представил в качестве официальной.

Однако всего лишь две недели назад (27 декабря) сам Ястржембский более чем резко отреагировал на информацию о решении лидера чеченских сепаратистов Аслана Масхадова продлить срок своих "президентских полномочий" еще на год.

"Если раньше легитимность Масхадова была равна нулю, то теперь это - число с минусом", - заявил Ястржембский, добавив что большая часть населения Чечни поддерживает контртеррористическую операцию и сейчас соотношение сил "явно не в пользу Масхадова и компании". После терактов в США 11 сентября "заметно изменилась ситуация в мире и чеченским террористам все сложнее получать финансовую подпитку из-за рубежа", сказал Ястржембский.

Действительно, если Масхадов нелигитимен, не нужен ни в Чечне, ни за ее пределами, и к тому же не контролирует боевиков, какой смысл вести с ним переговоры?

По-видимому, дело не сдвинется с мертвой точки, пока окончательное решение по вопросу не примет сам Путин. До этого момента от его помощников и представителей так и продолжат поступать противоречивые заявления.

Другие материалы