Новости партнеров

Выдадут — не выдадут

В Лондоне началось рассмотрение российского запроса об экстрадиции Ахмеда Закаева

В понедельник в Лондоне в суде магистратуры Боу-стрит начались рассмотрение запроса российской Генпрокуратуры о выдаче Ахмеда Закаева. На рассмотрение этого вопроса судья Тимоти Уоркман выделил шесть дней: 9-12 июня и - по просьбе российского представителя - 30 июня и 1 июля.

Представитель чеченского лидера Аслана Масхадова находится на территории Великобритании непрерывно с конца прошлого года. Он был арестован 5 декабря в аэропорту Хитроу сразу после прибытия в Лондон и почти сразу отпущен под залог в 50 тысяч фунтов, внесенный актрисой Ванессой Редгрейв и Фондом гражданских свобод Бориса Березовского. Закаеву запретили покидать страну, а его документы остались у британской полиции.

Первое заседание суда по этому делу состоялось 11 декабря 2002 года - тогда было решено оставить Закаева на свободе, а сумму залога - без изменений. На этом же заседании были оглашены обвинения, на основании которых Россия требует его выдачи. В последующие полтора месяца британское Министерство внутренних дел изучало присланные из России материалы, после чего распорядилось начать судебные слушания о возможности экстрадиции. 31 января это распоряжение было оглашено в суде. Еще одно заседание - 14 февраля - потребовалось для назначения даты начала разбирательства по существу - 9 июня. Еще одно техническое заседание было проведено 19 мая - на нем российская сторона попросила увеличить срок предстоящего рассмотрения с четырех до шести дней.

В списке обвинений, выдвинутых Генпрокуратурой против Закаева, фигурируют убийства, разбой, бандитизм, захват заложников и организация вооруженного мятежа.

* * *

Великобритания стала второй страной, которой пришлось столкнуться с требованием выдачи Закаева. В конце октября прошлого года он был арестован в Дании, где провел в тюрьме более месяца, пока датские власти изучали присланные из России материалы. Сначала информации оказалось недостаточно и Генпрокуратуре пришлось готовить более подробные документы, потом переводить их, потом устранять расхождения между оригиналом и переводом, потом официально заверять перевод. Наконец, когда все формальные требования датчан были выполнены, Минюст вынес решение по существу: в требовании об экстрадиции отказать.

Согласно появившимся в российской прессе и интернете переводам текста решения (Страна.Ру) датского министра юстиции, доказательства участия Ахмеда Закаева в криминальных действиях, предоставленные российскими властями, не являются достаточными.

Действия, которые Россия предприняла для экстрадиции Закаева из Дании, сейчас принято называть торопливыми и небрежными. Первоначальное постановление о возбуждении уголовного дела против чеченского эмиссара было подписано летом 2001 года. После того, как оно не устроило датчан, Генпрокуратура подготовила новый документ, датированный уже 1 ноября 2002 года (Страна.Ру) - то есть уже после того, как Закаев оказался в полицейском управлении Копенгагена. Новое постановление было более подробным, включало новые пункты обвинения и вновь открывшиеся обстоятельства. Тот факт, что обстоятельства открылись уже после ареста Закаева, тоже нашел свое отражение в ответе датского министра.

Качество показаний российских свидетелей также не устроило судей: большинство из них относились к эпизодам 1995-1996 годов, были недостаточно точными, а местами делались с чужих слов.

Закаев был освобожден 4 декабря и уже на следующий день улетел в Англию, где и был снова арестован.

* * *

На этот раз в распоряжении Генпрокуратуры было полгода, чтобы тщательно подготовиться к очередному процессу об экстрадиции. Обвинительное заключение было передано британским властям в январе, прошедшего с этого момента времени вполне достаточно, чтобы привести в порядок свидетельские показания. Тем более, что доказывать вину Закаева в британском суде не придется, доказывать нужно будет только обоснованность возбуждения уголовного дела и правомерность требования об экстрадиции.

Сложность в другом: кроме аккуратно подготовленного дела придется убедить британских судей и Министерство внутренних дел в отсутствии у него политической подоплеки. И вот эта задача практически неразрешима.

Некоторые вполне общеизвестные детали биографии Закаева выглядят несколько необычно для тривиального бандита, террориста и уголовника. Значительная часть обвинений, особенно подкрепленных конкретными фамилиями и датами, относится к 1995-1996 годам. Но в 1997 году , например, Закаев в составе чеченской делегации побывал в Кремле и встречался с первым президентом РФ Борисом Ельциным, был одной из заметных фигур при подписании Хасавюртских соглашений. В то время Закаев носил камуфляж, а в прессе именовался прежде всего "полевым командиром", но это не стало помехой. И хотя сегодняшняя российская власть сильно пересмотрела свое отношение к тому сложному периоду, убедить британцев, что этого эпизода как бы не было, скорее всего не удастся.

Более того, уже после возбуждения первого уголовного дела летом 2001 года, имела место еще одна необычная встреча: в ноябре того же 2001 года в аэропорту Шереметьево состоялись переговоры между обвиняемым и полпредом нынешнего президента в Южном федеральном округе генералом Казанцевым. Встреча оказалась безрезультатной: окружению Масхадова нужны были полноценные переговоры, а федеральным властям - безоговорочная сдача, но факт остается фактом.

Внешнеполитическая деятельность представителя "президента Республики Ичкерия" и "лидера чеченских сепаратистов" была еще более активной. Редкая сессия ПАСЕ, где Россию всячески преследовали из-за чеченского вопроса, обходилась без участия Закаева. Его неофициальные, но вполне дружеские встречи с европаламентариями сопровождались дежурным выражением возмущения со стороны российского МИДа, но продолжались из года в год. Последняя акция поддержки со стороны четверых членов Европарламента (в том числе и британца) пришлась на февраль этого года: "представителю Чечни" решено было вручить символический "европейский паспорт".

Безусловно, за последний год Россия достигла определенных успехов в своих попытках объяснить миру террористическую природу нынешнего чеченского сопротивления. "Президентом Чечни" в западных СМИ Масхадова больше не называют, и, вполне возможно, что в глазах западного же обывателя разница между Масхадовым и Басаевым в значительной мере стерлась. Однако заставить упрямых европейцев задним числом полностью пересмотреть свое отношение ко всему чеченскому конфликту - задача невыполнимая. И до тех пор, пока за "сепаратистами" признается хоть какая-то доля "политичности", она вся достанется Закаеву.

* * *

Кроме "политики", экстрадиции может помешать еще одно обстоятельтсво, о котором сейчас много говорят сторонники Закаева. Обвиняемых не выдают странам, в которых приняты жестокое обращение с заключенными, пытки и т.д. Как известно, двое известных террористов, приговоренных российскими судами, прожили в заключении менее двух лет. В августе 2002 года в колонии умер бывший министр безопасности Чечни Турпал-Али Атгериев, декабре - главарь банды, напавшей на Кизляр, Салман Радуев. Оба раза сторонники террористов объявляли официальные причины смерти ложью.

Если строить прогнозы начавшегося судебного процесса на основании заявлений сторон, то можно предположить, что в суде магистрата Боу-стрит будет идти шестидневный спор слепого с глухим. Генпрокуратура будет аккуратно доказывать, что Закаева есть за что вернуть домой, а защита - убеждать суд, что экстрадировать в Россию вообще никого нельзя.

В положительном исходе дела уверены обе стороны.

Другие материалы
Мир00:01Сегодня
Raneen Sawafta

Попутали берега

Евреи и арабы живут здесь вместе десятилетиями. Скоро тут может начаться третья мировая