Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

Против кого дружим?

Саммит ОИК с участием Путина открылся речью против евреев

Когда в августе 2003 года президент Путин встретился с премьер-министром Малайзии и обозначились перспективы скорого вступления России в Организацию Исламская Конференция в качестве наблюдателя, эта новость не вызвала большого общественного резонанса. Аналитикам и дипломатам казалось, что они знают все об этой структуре, и присоединение к ней рассматривалось как вполне обычный элемент российской внешней политики.

Действительно, ОИК - очень влиятельная и солидная международная организация. В нее входят 57 государств, в 1975 году ОИК получила статус наблюдателя при ООН, а на 26 сессии ООН даже была принята отдельная резолюция о сотрудничестве этих двух организаций. Фактически, ОИК является своеобразным римейком ООН для мусульманской части земного шара и пользуется там гораздо большим авторитетом, чем ее всемирный прототип.

Высшим органом ОИК является Конференция королей и глав государств и правительств, которая собирается раз в три года на Исламский саммит, чтобы определить политику организации. При этом текущие решения принимаются на Конференции министров иностранных дел. Главы МИДА встречаются как минимум раз в год и далее по мере надобности. В случае чрезвычайных ситуаций ОИК собирает внеочередной Исламский саммит. В последний раз необходимость в такой встрече возникла в марте 2003 года в связи с войной в Ираке.

С разделением властей в ОИК тоже все в порядке. Исполнительная власть осуществляется Генеральным секретариатом. С 2001 года обязанности Генерального секретаря исполняет доктор Абдельвахид Белькелиз, видный общественный деятель из Марокко. Именно он отвечает за исполнение решений принятых Конференцией и за проведение в жизнь программ ОИК.

К числу членов ОИК относятся и шесть наших партнеров по СНГ. Азербайджан, Киргизия, Таджикистан и Туркменистан вступили в организацию почти сразу после распада СССР, а Казахстан и Узбекистан приняли это решение в 1996 году. Надо сказать, что вступление в ОИК обычно бывает для государства достаточно выгодным. Кроме политических заявлений и определения позиции по актуальным проблемам, ОИК проводит в жизнь вполне конкретные социальные, образовательные и экономические программы.

Реальную помощь своим членам ОИК оказывает через ряд дочерних структур, таких как Исламский банк развития, Исламский фонд научно-технического развития, Исламская организация по образованию, науке и культуре. Благодаря финансовой поддержке ОИК были созданы такие организации, как Центр статистических, экономических и социальных исследований в Анкаре, Исламские университеты в Нигерии и Уганде, Фонд развития исламских стран. Серьезные финансовые возможности ОИК определяются в том числе и членством в ней таких государств, как Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты.

Все же нельзя забывать, что создана ОИК была по весьма любопытному поводу. Когда в 1969 году израильтяне подожгли мечеть Аль-Акса, главы исламских государств собрались в Рабате, чтобы обсудить создавшуюся ситуацию и объединиться для защиты общих мусульманских интересов. Среди целей созданной тогда Организации Исламская Конференция наряду с такими формулировками как "усиление солидарности и сотрудничества исламских государств" и "защита чести и достоинства мусульман" отдельным пунктом стоит "поддержка борьбы палестинского народа и помощь ему в освобождении оккупированных территорий". Непризнанное государство Палестина считается полноправным членом ОИК, а город Джидда в Саудовской Аравии - ее временной штаб-квартирой, избранной в ожидании освобождения Иерусалима.

Хотя некоторые обвиняют ОИК в скрытой поддержке террористов, позиция этой организации по многим актуальным сейчас конфликтам остается умеренной. Например, принятая на Конференции глав МИДов в мае 2003 года резолюция по Чечне носила примирительный характер. Российским властям рекомендовалось ускорить процесс переговоров с сепаратистами, а международным и в особенности мусульманским гуманитарным организациям - продолжать оказывать помощь беженцам и другим пострадавшим. При этом ОИК предлагал России свою помощь и посредничество для скорейшего разрешения конфликта.

Можно даже допустить, что именно желание поскорее решить чеченский вопрос и заставило Путина форсировать вступление в ОИК. Кроме огромного опыта этой организации по работе с подобными проблемами, исламские государства способны осуществить серьезные финансовые вливания в восстановление экономики и инфраструктуры республики. С другой стороны, для Путина Чечня не является каким-то особым регионом, президент всегда утверждал, что это обычный субъект Федерации. Но и без Чечни в РФ насчитывается несколько субъектов с преимущественно исламским населением. Любая из этих республик может выиграть от создания в ней научного центра или университета. Тем более привлекательным выглядит получение кредита от Банка исламского развития.

Однако официальной причиной сближения были объявлены вовсе не меркантильные мотивы. Если верить Путину, то в ОИК он готов вступить ради многомиллионного мусульманского населения Российской Федерации. Президент посчитал, что эти люди почувствуют себя в России гораздо комфортнее, если глава государства будет чаще встречаться с лидерами исламских стран. Судя по всему, официальный ислам России также не видит у наших мусульман более актуальных проблем. По крайней мере, председатель Совета муфтиев России шейх Равиль Гайнутдин еще в августе выразил восторг и благодарность в адрес президента по поводу возможного вступления России в ОИК.

О чьем комфорте заботился президент на самом деле, еще неясно. Многие предполагают, что решение о вступлении в ОИК являлось просто очередной фазой акции по приобретению для России членства во всех возможных международных клубах от "большой восьмерки" до ВТО. В пользу этой версии говорит и тот факт, что Россия уже некоторое время пытается играть особую роль в цивилизационном конфликте Востока и Запада, участвуя в качестве посредника и в американо-иракском и арабо-израильском конфликтах.

Об особой судьбе России в связи с возможным вступлением в ОИК вспомнили и отечественные аналитики. Сотрудник Центра Карнеги Алексей Малашенко вообще считает, что единственной причиной, подвигшей Путина на сближение с ОИК, является попытка найти место России среди мировых цивилизаций. Повернувшись лицом к исламу, наша страна получает возможность войти в контакт с "восточной" частью своей идентичности.

Какими бы ни были причины нашей тесной дружбы с исламскими государствами, дружба эта насчитывает уже не одно десятилетие. Многие из нынешних членов ОИК еще помнят СССР, его кредиты, оружие и русских специалистов. Тесная связь с арабскими лидерами по наследству передалась и России. Еще в середине девяностых Евгений Примаков высказывал мысль о вступлении России в ОИК. За эту идею выступал также и Надир Хачилаев, ныне покойный председатель Союза мусульман России.

Настоящее сближение с ОИК началось уже в последние годы. В декабре 1999 года делегация ОИК, включавшая министра иностранных дел Ирана Камаля Харрази, глав МИДов Катара и Буркина-Фасо совершила официальный визит в Россию. Тогда главной целью поездки являлся Северный Кавказ. После посещения Дагестана, Ингушетии и Северной Осетии делегация, хотя и нашла военные действия в Чечне чрезмерными, все же посчитала, что Россия "искренне стремится к мирному урегулированию".

27 января 2003 года Генеральный Секретарь ОИК Абдельвахид Бельказиз прибыл в Москву с трехдневным рабочим визитом уже по приглашению главы МИД РФ Игоря Иванова. Тогда дипломаты вновь обсуждали ситуацию в Чечне и укрепление взаимодействия на мировой арене. Именно в этот момент в прессу впервые стала просачиваться первая неофициальная информация о возможном вступлении России в Организацию Исламская Конференция.

К этому времени в МИДе уже был образован специальный отдел по отслеживанию отношений с исламским миром и создана должность посла по связям в ОИК, которую занял Вениамин Попов. В апреле 2003 года, во время визита в Таджикистан Путин заявил, что в России живут около 20 миллионов мусульман, что они не иммигранты, а граждане нашей страны, и поэтому в известной степени Россия может считаться частью мусульманского мира.

Наверняка это утверждение очень понравилось мусульманским наблюдателям. Следующий шаг был сделан 5 августа 2003 года, когда во время официального визита в Малайзию Путин заявил в беседе с премьер-министром доктором Махатхиром о желании России вступить в ОИК. Это заявление казалось особенно значимым, так как Махатхир был назначен на пост главы секретариата предстоявшего в октябре Исламского Саммита ОИК.

Когда в начале сентября в России принимали Его Высочество Наследного принца Саудовской Аравии Абдаллу ибн Абдельазиза Аль Сауда, фактически выполняющего функции главы Саудовского Королевства, тема ОИК снова оказалась самой актуальной. В интервью саудовской газете "Эр-Рияд" замглавы МИД РФ Александр Салтанов сообщил, что Россия рассчитывает на поддержку королевства по вопросу вступления в ОИК. Учитывая, что Саудовская Аравия играет ведущую роль в форуме исламских государств, такая поддержка должна была оказаться решающей.

В середине сентября начались обсуждения технических вопросов, связанных с будущим членством. В беседе с Вениамином Поповым Путин выразил готовность сделать необходимый для вступления в ОИК финансовый вклад. Однако посол успокоил президента, сообщив, что Россия будет претендовать на статус наблюдателя, при котором денежного участия не требуется. У ОИК уже есть три наблюдателя - Таиланд, Центрально-Африканская республика и Босния и Герцеговина.

Уже было ясно, что формальных препятствий на пути в ОИК у России нет. Для "наблюдательного" членства в этой организации не обязательно объявлять ислам государственной религией или доводить количество мусульман в стране до пятидесяти процентов. Для ОИК вполне достаточно заявление главы государства о причастности его страны к исламскому миру. Это Путин вполне мог себе позволить.

Все шло к тому, что российского президента пригласят в гости на октябрьский Исламский саммит. И действительно 16 октября Путин прилетел в малайзийский город Путраджайя для участия в этом форуме. В знак уважения к России ему дали возможность выступить на пленарном заседании и, если верить ОРТ, его речь несколько раз прерывалась восторженными аплодисментами исламских лидеров.

Все бы хорошо, но, к сожалению, на саммите выступал не один Путин. Сказал свое слово и премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад. Его речь войдет во все мировые учебники по антисемитизму, если таковые когда-нибудь будут изданы. Сначала видный член саммита ОИК повторил прописную истину про то, что евреи завладели миром. Далее он перешел к описанию технологий этого захвата.

Оказалось, что ключом к выживанию еврейского народа является интеллект въедливых семитов. Именно он позволил им даже после того, как шесть из 12 миллионов их сородичей погибли во время Второй мировой войны, продолжать управлять миром, пользоваться поддержкой самых сильных мировых держав и заставлять других умирать за себя.

Не подумайте, что Мохамад решил использовать трибуну исламского саммита для пропаганды антисемитизма. Все изложенное выше было сказано им только в качестве педагогического примера. Малайзийских премьер предложил мусульманам всего мира перенять еврейские технологии и срочно поумнеть. Он обвинил теологов в искажении Корана и необоснованном противодействии развитию науки и техническому прогрессу. Мохамад посоветовал единоверцам отказаться от насилия и попытаться завоевать сердца мирового сообщества с помощью интеллекта. Он также выразил уверенность в том, что рано или поздно евреи перестанут думать, сделают какую-нибудь роковую ошибку и проиграют в войне с правоверными.

Неизвестно, аплодировал ли Путин во время речи Мохамада. Для президента страны, давшей миру "Протоколы сионских мудрецов", подобные идеи никак не могут считаться чем-то новым. Наверное, именно банальностью речи малайзийца объясняется тот факт, что Путин никак не прокомментировал это выступление в своих сегодняшних интервью. Российский президент, скорее всего, просто не обратил внимания. На его родине антисемитизм - болезнь хроническая.

Елена Любарская

Другие материалы