Новости партнеров

Великий зажигатель светофоров

Странные особенности мирной жизни Чечни

27 января мир узнал об одном из серьезных достижений первого президентского срока Ахмада Кадырова. В центре Грозного на площади Дружбы зажегся первый в Чечне светофор. А 30 января в собственном доме были застрелены командир службы личной безопасности президента ЧР Султан Дадаев и его четверо сослуживцев. Если светофор - явление для Чечни новое и необычное, то убийство Дадаева - всего лишь один из множества подобных эпизодов в жизни мирно восстанавливающейся республики.

Если Путин был и остается "президентом надежды" для всех россиян, то Ахмад Кадыров - "президент надежды" для Путина. Дело окончательного умиротворения Чечни являлось одним из главных пунктов программы путинского первого срока. Срок подходит к концу, и после конституционного референдума 23 марта и президентских выборов в Чечне 5 октября было бы логично объявить об окончании в Чечне контртеррористической операции и начале мирного восстановления республики. Поэтому Кадырову в обмен на президентский пост приходится стараться, чтобы происходящее в Чечне действительно хотя бы отдаленно напоминало мир.

Сразу после своего демократического избрания Кадыров принялся выполнять эту нелегкую обязанность. 10 октября он рассказал, что еще до выборов провел переговоры с членами банды Гелаева, которые радостно согласились придти и сдаться даже без своего командира. После того как это победоносное заявление было растиражировано средствами массовой информации, все принялись сосредоточено ждать сдающихся гелаевцев. В следующий раз о Гелаеве и его соратниках мы услышали уже 5 января - по одной из версий МВД, именно гелаевцы входили в состав банды, прорвавшейся в Дагестан из Чечни 15 декабря. Видимо, пошли сдаваться, но заблудились.

Однако эта маленькая неудача не поколебала уверенность Кадырова в успехе программы возвращения боевиков к мирной жизни. Еще 6 июня 2003 года Госдума РФ решила предоставить сдавшимся членам чеченских бандформирований амнистию. Амнистия распространялась на всех, кто в период между 12-м декабря 1993 года и 1-м октября 2003 года совершил в Чечне и Ингушетии любые "общественно опасные деяния", кроме убийств и изнасилований. Срок амнистии истек 1 сентября, однако у боевиков по-прежнему остается возможность сдать оружие и, пройдя проверку, выйти на свободу с чистой совестью. Это предусмотрено Уголовным кодексом РФ в отношении лиц, отказавшихся от участия в бандформированиях. Кадыров постоянно говорит о чрезвычайном успехе этой программы и просит продлить срок ее действия.

Может показаться, что боевики в Чечне приходят сдаваться целыми пачками и скоро в горах никого не останется. Сообщения о раскаявшихся чеченцах появляются в СМИ регулярно, а несколько раз речь шла о целых группировках. Например, 4 декабря в Управление ФСБ по Чеченской республике пришли с повинной 44 боевика, которые после оформления соответствующих документов были отпущены по домам. А 25 декабря улов был поменьше - в УФСБ пришли всего двое бандитов. Зато они принесли с собой знамена двух чеченских отрядов, воевавших под командованием Басаева. Кто играл в "Зарницу", тот знает: захватить знамя противника важнее, чем взять в плен десяток вражеских пионеров.

Картину массового раскаяния чеченских боевиков может слегка подпортить статистика. К началу 2004 года к мирной жизни в Чечне вернулись не более 200 боевиков, и это при том, что по данным, цитируемым, например, газетой Die Welt, еще осенью в чеченских вооруженных бандформированиях состояло от полутора до трех тысяч человек. Более того, явка боевика в УФСБ с повинной еще не дает оснований навсегда вычеркнуть его из списка потенциальных бандитов. Например, 19 января сотрудники МВД ликвидировали в Ачхой-Мартановском районе Чечни одного из главарей боевиков - Наиба Умаева. Умаев интересен тем, что еще в начале января добровольно явился в милицию и был амнистирован. Однако за каких-то две недели он успел организовать несколько новых терактов, в том числе и с использованием женщин-смертниц. Видимо, в случае Умаева раскаяние было неполным.

Однако отдельные неприятные случаи не должны портить в целом благостную картину. Еще 31 августа 2003 года руководство Оперативным штабом по управлению контртеррористической операцией в Чечне перешло от ФСБ к МВД России, а функция самого штаба была переименована в "наведение конституционного порядка в ЧР". А 14 ноября командующий Северо-Кавказского военного округа заявил, что "большая" война в Чечне закончена. Благодаря активным действиям федеральных войск крупные бандфомирования боевиков разгромлены, подчеркнул генерал. Таким образом, то, что сейчас происходит в Чечне, можно назвать или "маленькой войной" или "наведением порядка в мирное время" - как кому нравится.

Мирное время в Чечне - совсем не то же самое, что мир в любом другом месте. Иногда мирные чеченцы подрывают автоколонны российских войск. Например, 10 октября несколько автомашин федеральных сил подорвались на радиоуправляемом фугасе, заложенном у обочины дороги. 24 октября неизвестные обстреляли неподалеку от Самашек автоколонну саперов, проводивших инженерную разведку местности на участке автотрассы "Ростов-Баку". 2 декабря установленные на дорогах в Ножай-Юртовском и Курчалоевском районах взрывные устройства лишили жизни одного российского военнослужащего и ранили еще двоих. А 26 января автобронеколонна 291-го полка 42-й мотострелковой дивизии, которую сопровождали сотрудники милиции, была взорвана фугасом. В обоих случаях погибли четверо мирных российских солдат.

Как в любом другом мирном регионе, за порядком в Чечне следят не солдаты, а сотрудники милиции. Еще 7 октября Ахмад Кадыров с гордостью сообщил, что подразделения Министерства обороны выведены из равнинных районов Чечни: "На равнине все передано внутренним войскам и МВД". Особенностью мирной Чечни является тот факт, что милиционеры здесь часто взрываются при проведении саперно-инженерных работ, как это случилось 21 октября с бойцами сводного отряда милиции Кировской области, погибшими в Ленинском районе Грозного.

Еще, что тоже очень характерно для мирной жизни в Чечне, жители этой республики иногда взрывают нефтяные скважины. Например, 15 ноября два таких взрыва произошли под Грозным. Скважины в мирное время горят так часто, что только к 7 января удалось потушить все загоревшееся с момента наступления мирного времени.

Также у чеченцев, благополучно забывших о войне, принято мирно разбираться с неугодившими им госчиновниками. 23 ноября замминистр внутренних дел Чечни Султан Сатуев чуть не погиб от взрыва радиоуправляемого фугаса, собранного на базе 122-миллиметрового артиллерийского снаряда. Днем ранее другой фугас был подорван в том же месте, когда мимо проезжал автомобиль начальника Октябрьского района полковника Адлана Такаева. Видимо, на этом участке дороги засели мирные скучающие школьники, решившие похулиганить. 30 января в Грозном был застрелен сотрудник уголовного розыска Министерства внутренних дел Чеченской республики Владимир Аветисов.

Еще не любят мирные жители железную дорогу. 18 декабря на перегоне Ищерская-Стадеревская участка Гудермес-Моздок было подорвано железнодорожное полотно. По полотну как раз ехал грузовой состав, состоявший из 51 цистерны с нефтью, которому пришлось остановиться. Прибывшая на место происшествия оперативно-следственная группа так и не смогла установить, кто же из мирных жителей решил нарушить железнодорожное сообщение.

Иногда жители Чечни появляются с мирной миссией и в других субъектах Российской Федерации. Например, 24 декабря в Предгорном районе Ставропольского края был задержан мужчина с чеченской пропиской, в машине которого обнаружили 20 килограммов тротила, два килограмма пластида, самодельное взрывное устройство, пистолет, гранату РГД-5, два электродетонатора, две пластиковые бутылки с вмонтированными в них элементами радиостанции "Кенвуд" и схему взрывного устройства.

В мирное время некоторые чеченцы не смогли избавиться от вредной привычки ходить по улицам в костюме, неотъемлемым элементом которого является пояс смертника. В последний раз такой модник был обезврежен 26 января в селении Цоцин-Юрт Курчалойского района Чечни.

На фоне этой в целом спокойной картины из жизни Чеченской Республики слегка разочаровывают отдельные случаи, когда происходящее все-таки больше напоминает войну.

Еще 16 ноября официальный представитель Регионального оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией на Северном Кавказе полковник Илья Шабалкин сообщил, что лидер чеченских боевиков Аслан Масхадов намерен создать на юге Чечни так называемую "Независимую горную Ичкерию". Именно с этой целью в окрестностях селений Комсомольское, Майртуп, Шатой, Ведено и Беной создаются базы и арсеналы боевиков. А федералам приходится заниматься тем же, что и все прошедшие с начала войны три с половиной года: раскрывать эти базы и воевать с боевиками.

20 ноября спецподразделения армейского спецназа перехватили в горах Итум-Калинского района два каравана оружия, боеприпасов, взрывчатки, медикаментов и наркотических средств на сумму в несколько десятков тысяч долларов. Караваны эти направлялись в Чечню из одной из сопредельных стран. А 25 октября в ходе спецоперации в Шалинском районе были убиты 22 боевика, входивших в террористические группы Шамиля Басаева и Абу аль-Валида.

Горные базы боевиков иногда действительно удается найти. Например, в конце ноября одна крупная база была обнаружена у селения Сержень-Юрт, другая - в километре от селения Шамиль-Хутор. Во втором случае военные нашли два недостроенных блиндажа и шесть шалашей, а кроме этого - блокноты с радиопозывными, план-схемы минных полей, инструкции по изготовлению самодельных взрывных устройств, 18 выстрелов к подствольному гранатомету, 13 гранат, предназначенных для установления мин-растяжек, около 200 патронов, а также адаптер и зарядное устройство для радиостанции "Кенвуд". Иногда за два-три дня военные обнаруживают до 10 арсеналов, в которых кроме оружия часто находят полевую форму и ваххабитскую литературу. Впрочем, бывает, что в тайнике попадается и центнер-другой гексогена. Только в конце января в Чечне были обнаружены две гексогеновые заначки - одна (60 килограммов) в Ленинском районе Грозного, другая (около 100 килограммов) - на окраине населенного пункта Шаами-Юрт Ачхой-Мартановского района.

Самый интересный тайник боевиков был обнаружен 25 января. В бункере, оборудованном у селения Мехты в Веденском районе Чечни, был найден ковер, знакомый всем телезрителям по видеообращениям Аслана Масхадова и Шамиля Басаева, а также очки, принадлежавшие, как полагают, президенту непризнанной Республики Ичкерия. 26 января еще одна база была найдена в районе населенного пункта Сельментаузен того же Веденского района. Количество уже обнаруженных в Веденском районе баз заставляет предположить, что здесь в окрестностях любой, даже самой маленькой, деревни находится арсенал, тайник или лагерь боевиков.

Периодически в СМИ поступает информация об очередном столкновении федеральных войск с бандой того или иного полевого командира. Например, 20 января военнослужащие провели спецоперацию и уничтожили 15 членов группировки Абувалида Астамирова. В этом, как и в других подобных случаях, оперативный штаб сообщил о предполагаемой смерти лидера группировки. Хотя смерть Астамирова была официально подтверждена экспертизой, в ряде других случаев (Шамиля Басаева, Абу аль-Валида) подобная информация, в конце концов, не выдерживала проверки временем.

Еще одна банда численностью 15 боевиков была обнаружена 30 января возле селения Махкеты Веденского района. В ходе столкновения удалось уничтожить одного боевика, задержать двоих. Пленные рассказали про тайник, в котором военнослужащие нашли пулемет РПК, 14 автоматов АК-74, 20000 патронов калибра 7,62 миллиметра и 5 охотничьих ружей.

Несмотря на все эти события, Чечня продолжает мирно восстанавливаться. И ее президент Ахмад Кадыров имеет собственное мнение насчет будущего статуса своей республики. Это мнение Кадыров четко озвучил два раза во время своего визита в Саудовскую Аравию в интервью газете "Эр-Рияд". Оказалось, что Кадырова немного смущает Конституция РФ. Особенно ее 14-я статья, которая утверждает, что церковь отделена от государства. "Это неправильная статья Конституции, ведь все люди религиозны", - заявил тогда Кадыров. Однако важнее для него даже не это, а разграничение полномочий между ЧР и РФ. Чечня, по его словам, "это особый регион, и нужны особые полномочия". Ахмад Кадыров считает необходимым открыть представительства Чечни за рубежом и оставить республике контроль за добычей и реализацией нефти без передачи нефтяной инфраструктуры в собственность ЧР. А еще в октябре Госсовет Чечни обсуждал перспективы объявления этой республики оффшорной зоной.

Такие условия, наверное, удовлетворили бы и многих сепаратистов.

Елена Любарская

Предыдущие материалы по теме:

Дагестанский транзит [06.01.2004]Чтобы уничтожить банду, прорывавшуюся из Чечни в Грузию, потребовалось две недели

Чеченский Гильгамеш [03.12.2003]Шамиль Басаев стал мифологическим героем

Неуязвимый Ахмад [30.09.2003]Будущий президент Чечни владеет секретом избегать вражеских пуль и бомб

Чеченский выбор Кремля [04.08.2003]На предстоящих президентских выборах в Чечне Москве очень важно не ошибиться с выбором "своего" кандидата

Другие материалы