Саддама ждет суд Салема

Мертвый Хусейн будет значительно опаснее для Вашингтона, чем живой Саддам

30 июня 2004 года одна виртуальная реальность стала достоянием другой: юридическая составляющая Саддама Хусейна перешла в пользование к эфемерным правителям Ирака. Процесс в равной степени демонстрирующий как ценность первого, так и действительные возможности вторых. Физически бывший полновластный хозяин Месопотамии по-прежнему останется под контролем США, что обеспечит ему жизнь и, как ни странно, действительно адекватный суд, во всяком случае, то, что под этим подразумевается по ту сторону Атлантики. Ведь никто более, чем служители демократического культа на Капитолийском холме, не заинтересованы сейчас в том, чтобы с головы Хусейна не упал ни один волос, какие бы надежды по этому поводу ни питал глава иракского трибунала с красноречивым именем Салем.

Диктаторами не рождаются, ими умирают

Конец Саддама

Надо сказать, что мало кто из одиозных лидеров новейшей истории спокойно почил в бозе в окружении скорбящих родственников и многочисленного потомства. Чаще всего верные соратники сдают своих сюзеренов при первой же серьезной вспышке народного гнева или, как в случае с Хусейном, при первом сильном толчке извне. Ну, а далее судьба диктаторов складывается в зависимости от национальных традиций и региональной ценности жизни.

Среди павших от рук восставшего народа — президент Румынии Николае Чаушеску. Его вряд ли можно назвать кровавым диктатором в прямом смысле этого слова, он мало чем отличался от других вождей социалистического блока. Однако в декабре 1989 именно по его приказу была расстреляна демонстрация в Тимишоаре. Последовавшее за этим восстание смело не только самого Чаушеску, но и коммунистический режим в Румынии. Президент вместе с женой Еленой был приговорен наспех созданным военным трибуналом и так же спешно казнен 25 декабря в пригороде Бухареста.

В апреле 98-го года в Камбодже умер настоящий монстр, которого не без основания считают одним из самых кровавых правителей ХХ века - Пол Пот. На его совести гибель двух с лишним миллионов человек. Все последние годы жизни он находился в бегах, в основном скитаясь по джунглям на границе с Таиландом. Мало кто верит, что Пол Пот умер своей смертью. Скорее всего, имел место классический случай с "верными" соратниками, вступившими в сговор с властями страны.

Еще парочка диктаторов, которых условно можно отнести к "счастливчикам". Первый - настоящий людоед, провозгласивший себя императором. Президент Центральной Африканской республики Жан-Бедель Бокасса дважды удостаивался смертного приговора на родине, и оба раза сумел избежать наказания. Скончался от сердечного приступа.

Второй - настоящий генерал, имя которого стало почти нарицательным. Аугусто Пиночет, хоть и не отличавшийся пристрастием к человечине, правил своим государством железной рукой. Уже через много лет после отставки был взят под стражу в Лондоне и обвинен в убийстве сотен чилийцев. После многомесячного разбирательства освобожден и улетел на родину. Выглядел вполне по-человечески в инвалидной коляске, временами даже вызывал жалость. За что, дескать, старика-то? Чилийские прокуроры также несколько раз пытались привлечь его к ответственности, с тем же результатом.

Следует вспомнить и опального лидера бывшей Югославии Слободана Милошевича, драматическое окончание карьеры которого и последовавшие за этим события отчасти напоминают исход судьбы самого Саддама. Hо, пожалуй, наибольшее количество аналогий можно провести с историей панамского диктатора Мануэля Норьеги, который также захватил власть в результате военного переворота, также был обвинен США во всевозможных международных преступлениях и также захвачен в плен в результате молниеносной операции американской армии.

Однако есть в судьбе Хусейна и совершенно уникальные моменты. Во-первых, он единственный, кому, пусть и огульно, были предъявлены обвинения в сокрытии оружия массового поражения, во-вторых, в его распоряжении была одна из самых сильных армий региона и, в-третьих, нейтрализация Саддама стала, помимо всего прочего, наглядным уроком традиционным для Ближнего Востока деспотиям в лице всевозможных полковников, шейхов и аятолл.

Свободный народ Ирака Белый дом и иракская тюрьма Шиитский бунт

Поход коалиционных сил "за Хусейном" описан достаточно подробно и в полной мере демонстрирует известную историческую закономерность: диктаторы слышат лишь то, что хотят услышать, и, зачастую, не представляют реального состояния дел в своей стране. Обращает на себя внимание лишь одно. Уже в самые первые моменты вторжения с Хусейном произошли катастрофические изменения. Холеный и самоуверенный борец с "великим шайтаном" в лице США превратился в глубокого старика, мямлящего о неизбежной победе над врагом в то время, как его военные сдавались целыми полками. Ну, а когда весь мир увидел знаменитые кадры медосмотра Хусейна после пленения, наверняка, почти у всех возник вопрос: "А тот ли это человек вообще?".

Далее о мытарствах Саддама стали доходить лишь отрывочные сведения, самыми занятными из которых были истории о куске туалетного мыла из стандартного комплекта американского пехотинца, которым был вынужден пользоваться человек, еще недавно проживавший во дворцах Навуходоносора.

Доброе утро, господа

Передача Хусейна в руки иракского правосудия началась с выдачи символического ордера на его арест. Собственно, это был первый юридический документ, оформленный от имени судебной инстанции, регламентирующий статус Хусейна. До этого момента он считался военнопленным, и все его права и обязанности ограничивались Женевской конвенцией. Перед официальной церемонией руководство Ирака поспешило уведомить общественность о том, что ради "дорогого гостя" в стране будет восстановлена смертная казнь. Та поспешность, с которой делаются подобные заявления, свидетельствует о несколько истерическом настрое изнуряемых жаждой справедливости судей. Наверняка само свидание с бывшим диктатором было для них довольно волнительным, ведь последний раз они его могли лицезреть не в арестантской робе, а в костюме за пару тысяч долларов в окружении увешанных регалиями приближенных. По свидетельству главы специального трибунала Салема Халаби, который, к слову, является братом бывшего фаворита Вашингтона Ахмеда Халаби (ныне подозреваемого в связях с иранской разведкой), Саддам воспринял сообщение об изменении своего положения равнодушно. Войдя в комнату, где заседали члены трибунала, он произнес: "Доброе утро, господа", - выслушал традиционное "вы имеете право..." и удалился в сопровождении дюжих американских тюремщиков.

11 соратников Хусейна, которые также перешли в юрисдикцию иракского суда, нервничали гораздо больше. Особенное беспокойство, по словам Салема Халаби, проявили бывший вице-премьер Ирака Тарик Азиз и Али Хасан аль-Маджид, более известный под своим прозвищем Химический Али.

Как ожидается, уже 1 июля Саддам Хусейн предстанет перед иракским судьёй, имя которого держится в строжайшей тайне, и выслушает официальные обвинения. Что конкретно будет инкриминировано 67-летнему Саддаму, пока не известно. Скорее всего, на экс-президента возложат ответственность за военные преступления и преступления против человечности, совершённые в годы его правления. Среди основных обвинений – использование химического оружия против курдского города Халабджа в 1988 году, преступления, связанные с войной против Ирана в 1980–1988 годах, вторжение в Кувейт в 1990 году, подавление шиитского восстания в 1991 году. Жертвами репрессий Саддама в разные годы могли стать до 250 тысяч человек. Иерусалим намерен предъявить Саддаму свои обвинения в связи с обстрелом израильской территории ракетами "Скад" в ходе войны в Персидском заливе. Тогда на Израиль упали 39 иракских ракет. Министр обороны страны Шауль Мофаз заявил, что Саддаму следует предъявить обвинение и в финансировании палестинских террористов.

Состав будущего суда также неизвестен. Иракское руководство пообещало выбрать судей, чьи семьи не пострадали во время 24-летнего правления Хусейна, чтобы избежать предвзятого отношения к подсудимому. Подготовкой коллегии займутся американские юристы, они же, наверняка, будут контролировать весь процесс. В любом случае, имена судей станут известны только перед первыми заседаниями, которые состоятся через несколько месяцев. В гораздо более сложном положении находятся защитники Саддама. Многие из них не без оснований опасаются за свою жизнь. Так, адвокат Иссам Газави (Issam Ghazawi) пожаловался на днях на многочисленные телефонные угрозы. Один из звонивших, представившись министром юстиции, пообещал адвокату, что все, кто возьмется защищать иракского диктатора, "будут разорваны на куски".

Прогнозы по поводу дальнейшей судьбы Саддама Хусейна делать пока преждевременно. Вероятнее всего, Вашингтон сделает все возможное для сохранения жизни своего заклятого врага. Мертвый Саддам еще более опасен для американской администрации, чем живой. У иракских шиитов уже есть мученик Хусейн. Вряд ли у Белого дома возникнет желание подарить суннитам святого-однофамильца. Возможно, мы даже станем свидетелями пафосных воззваний через Атлантических океан, заклинающих "независимые" власти Ирака не применять к Саддаму высшей меры наказания. Но возможен и более прозаический вариант, когда США прибегнут у прямому давлению и даже потребуют замены особенно ретивых гонителей, например, человека с "нехорошим" именем Салем.

Андрей Воронцов

Другие материалы