ООН как инструмент борьбы с терроризмом и с США

Россия представила в ООН проект резолюции о борьбе с терроризмом

В третьей мировой войне, которая идет на планете уже несколько лет, в отличие от предыдущей, разделившей мир на две враждующие части, противоборствующие лагеря определены не столь четко. Формально за террористов после падения режима талибов не выступает ни одна страна. Однако, как и в 40-х годах прошлого века, в настоящее время каждый союзник, явный или тайный, пытается сыграть свою партию и извлечь максимальную выгоду из нее. Это усугубляется тем, что в наследие от Холодной войны нынешним союзникам досталось взаимное недоверие.

Буш, Блэр, Путин - все уже официально заявили, что идет война. Однако каждый из них, помня о рейтинге, обращался, в основном, к собственным избирателям, напоминая, что террористы напали именно на их страну. Нет, конечно же, все признали, что под ударом оказались и остальные, но про другие государства лидеры говорили чаще всего лишь как о помощниках, или того пуще - о помехах в борьбе с врагом нации.

На теракты 11 сентября США отреагировали мощно, разрушив два не самых маленьких государства. При этом американцы не только мстили за свои небоскребы, но преследовали и другие, геополитические цели, распространяя свое влияние на Персидский залив и Ближний восток. Пока американцы разбирались с последствиями 11 сентября, Россия пыталась решить проблему Чечни, также используя террористическую угрозу для обоснования своих действий в отношении чеченцев и их лидеров. Тем временем сообщения о новых терактах поступали на ленты новостей ежедневно, словно военные сводки с фронта. А Америка, Россия и другие страны продолжали выяснять, кто из них кому мешает, кто чьи интересы ущемляет, кто в большей степени нарушает права человека.

Переворот

То, что произошло в конце сентября на заседаниях 59 сессии генеральной ассамблеи ООН, можно назвать революцией. Как известно, международная организация в настоящее время переживает период глубоких реформ. В немалой степени этому способствовал именно Вашингтон, который перед началом войны в Ираке оказал на ООН сильное давление. Американцы позволили себе даже угрозы - они заявляли, что готовы вообще пренебречь таким важнейшим инструментом разрешения международных конфликтов, как Совет безопасности.

Это положение никогда не устраивало ни ООН, ни многих ее членов, включая и постоянных членов Совета безопасности - Россию, Францию, Китай. Вместе с Германией эти страны активно противостояли намерению США начать войну в Ираке. Однако их заявления до сих пор не подкреплялись конкретными предложениями и призывами к активным действиям.

К нынешней сессии Генассамблеи российский МИД подготовил документ, который должен изменить сложившееся положение дел. Речь идет о проекте резолюции ООН по борьбе с терроризмом. Разумеется, представляя резолюцию на ооновской трибуне, министр иностранных дел России Сергей Лавров отталкивался от проблемы внутрироссийской - Чечни. Однако именно на этом примере он продемонстрировал всю несостоятельность нынешней политики ООН в отношении терроризма.

Не секрет, что до сих пор отношение мирового сообщества к террористам, которые действуют на Северном Кавказе, оставалось скорее сочувственным, чем осуждающим. Даже в газетах их предпочитают называть "сепаратистами", "партизанами", "повстанцами" и "активистами". Лексика СМИ иллюстрирует и политику иностранных государств в отношении этой проблемы. В Европе и США продолжают жить на легальных основаниях люди, имеющие, как утверждает Россия, непосредственное отношение к руководству чеченскими вооруженными формированиями. Теперь, после серии терактов, которые нельзя оправдать ничем, Запад должен признать, что имеет дело не с сепаратистами, а именно с террористами. Эту мысль и попытался донести до мирового сообщества Лавров.

По его словам, "террористов нельзя делить на плохих и хороших". Это, как заявил министр, называется "двойным стандартом", с которым необходимо покончить. Как подчеркнул российский министр, предложенная резолюция призвана в первую очередь пресечь зарубежное финансирование чеченских боевиков и пополнение их рядов иностранными наемниками и не позволить им скрываться за рубежом (конкретные имена не назывались, но всем понятно, что речь шла об Ахмеде Закаеве и Ильясе Ахмадове).

Среди предложений, которые выдвинул в этой связи Лавров, - создание общей международной базы данных по террористам. Чтобы бороться с террором, недостаточно сильной армии, ядерного оружия и даже мощных спецслужб. Терроризм все равно окажется сильнее. Сила террористов в отсутствии у противника информации - о структуре их организации, планах, базах, сообщниках и сочувствующих. Поэтому война должна в первую очередь идти на информационном фронте. То есть сплочение, о котором столько говорят президенты и премьеры, в первую очередь подразумевает ликвидацию святая святых - завесы государственной тайны, покрывающей секретные операции и связи с террористами.

"Террористы - это всего лишь инструменты, а бороться необходимо с терроризмом в целом. Здесь нельзя оставлять без внимания тех, кто финансирует, спонсирует и вдохновляет терроризм своими публичными выступлениями. С этой целью мы внесли предложение о том, чтобы СБ ООН составил единый список лиц и организаций, которые будут замечены в осуществлении террористических актов или пособничестве терроризму. Такой список сейчас имеется для "Аль-Каеды" и движения талибов. Полагаем, что в нынешних условиях его необходимо сделать открытым для включения туда всех, кто может быть замешан в террористической деятельности", - сказал министр. Понятно, что он имел в виду боевиков, действующих на Северном Кавказе.

К слову сказать, выступаяя на сессии, Лавров впервые персонифицировал врага. Если раньше миру противостояли мифические "международные террористы", то теперь министр назвал "Аль-Каеду" ответственной за все теракты, где бы они ни происходили. Кроме того, в проекте резолюции приводится определение террористического акта. По мнению России, таковым можно назвать "любое действие с намерением убийства или нанесения серьезного ранения гражданским лицам либо захват заложников с целью посеять террор, запугать население либо заставить правительство или международную организацию предпринять что-либо или воздержаться от каких-либо действий". Собственно, сам факт появления такого определения должен лишить различные страны возможности по-разному трактовать поведение тех или иных групп. Сейчас же чеченские боевики, например, для кого-то являются партизанами, а для кого-то - террористами.

Все это говорилось и раньше, в том числе и с трибуны ООН. Теперь Москва решила пойти дальше - предложить реформировать антитеррористическую составляющую ООН (Контртеррористический комитет Совета Безопасности) в принципе. И вот тут как раз и встал вопрос о том, кто будет бороться с "Аль-Каедой".

"Важное направление наших предложений заключается в том, чтобы повысить на той основе, о которой я уже сказал, эффективность деятельности Контртеррористического комитета Совета Безопасности ООН. В этом на нас лежит дополнительная ответственность, так как Россия сейчас является председателем этого комитета... Это прежде всего усиление контроля за тем, как государства, которыми данный комитет был создан, выполняют требования имеющихся решений Совета Безопасности, насколько полно и эффективно они отчитываются перед этим комитетом о принимаемых ими мерах, как они осуществляют Конвенцию ООН по противодействию финансирования терроризма, как региональные организации, сотрудничающие с комитетом СБ ООН, учитывают задачи повышения внимания к борьбе с терроризмом в своей деятельности", - заявил Лавров на пресс-конференции в Нью-Йорке.

Лавров фактически потребовал, чтобы США сделали то, что еще недавно казалось немыслимым - разрешили контролировать все свои антитеррористические операции некоему международному органу, который будет обладать серьезными полномочиями. Если реформы, о которых заговорил министр, удастся реализовать, то фактически антитеррористическая коалиция США перестанет существовать в ее нынешнем виде. Это, с одной стороны, лишит Вашингтон возможности повторить ошибку, допущенную в Ираке, а с другой - позволит создать действительно единый антитеррористический фронт.

Сомнения

Проект резолюции вызвал противоречивую реакцию среди членов ООН. В целом, однозначно положительно на этот документ отреагировал только Китай. Остальным странам резолюция понравилась не очень. По мнению стран-участниц ООН, ее главным уязвимым местом является список лиц и организаций, подозреваемых в терроризме, и определение самого понятия "терроризм". Глава пакистанской делегации в ООН Мунир Акрам заявил, что принятие резолюции находится под большим вопросом. "Это общий список, каждый намеревается вставить в него имя какого-нибудь своего любимого парня или девушки. Согласия по такому списку не получится", - цитирует его слова Associated Press. Пакистанец выразил мнение большинства -сама по себе идея сплотиться в борьбе с мировым злом неплоха, но как это делать - вопрос открытый.

Проблема же, больше всего волновавшая Россиию - положение представителей чеченской республики Ичкерия за рубежом - стала предметом дискуссии среди различных политических экспертов и аналитиков. Некоторых из них убедили доводы Москвы. Другие продолжают настаивать на более аргументированном доказательстве вины Закаева и Ильясова. Приведем несколько цитат, подборку которых опубликовал сайт Putin.ru.

"Не вызывает сомнений тот факт, что Россия вносит дополнительные сложности в деятельность антитеррористической коалиции, что, впрочем, характерно и для любой другой страны, входящей в нее... Американцы очень сильно преувеличивают свои разногласия с Россией... У каждой страны, исходящей из собственных интересов и приоритетов, имеются свои двойные стандарты. Истинная же проблема заключается в том, что многие люди в обеих странах выстраивают ложные приоритеты: с большим подозрением относятся к действиям военных другой страны, имеют превратное представление о концепции национальных интересов", - заявила координатор от США в Комитете НАТО по взаимоотношениям со странами Восточной Европы и Россией Айра Страус.

"Подобные вопросы следует прорабатывать в рамках двусторонних дипломатических инициатив и с участием высших руководителей государств, которые многое бы ставили на свои места, давая свои разъяснения, как это сделал Путин после событий 11 сентября в США. Резолюция ООН в этом плане могла бы как полужить толчком, создавая благоприятные условия для достижения этих целей, так и предъявить к политикам завышенные требования, что неминуемо привело бы к болезненным последствиям. Однако самым сложным на деле может оказаться практическое выполнение подобной резолюции", - считает она.

"Предложение Сергея Лаврова о расширении прав и полномочий ООН в вопросах борьбы с терроризмом является своевременным и корректным с точки зрения сформулированных в нем принципов. И, несмотря на то, что следует обратить большее внимание на детализацию данного предложения, оно, безусловно, заслуживает широкого одобрения и поддержки", - полагает доцент кафедры философии Южноиллинойского университета, известный специалист по проблемам Северного Кавказа Роберт Брюс Уэр.

Уэр в качестве примера сравнил подход к решению проблемы терроризма в России и США:

"В сентябре 2001 года президент Буш потребовал от руководства движения "Талибан" прекратить террористическую деятельность, ликвидировать лагеря подготовки террористов, действующие на подконтрольной им территории, и выдать лидеров террористов. Когда руководство движения на это ответило отказом, США объявили все правительство движения "Талибан" террористической организацией и обратились к международному сообществу за поддержкой, чтобы предать лидеров талибов суду... Представьте себе наш гнев в случае, если Россия предоставила бы политическое убежище кому-нибудь из высокопоставленных руководителей талибов!"

"В сентябре 1999 года Путин, занимавший тогда пост премьер-министра, потребовал от чеченских лидеров отказаться от терроризма, закрыть лагеря подготовки террористов на их территории и выдать властям лидеров террористов, под началом которых боевики совершили два кровавых вторжения на соседнюю российскую республику Дагестан... Когда правительство Чечни ответило на это отказом, Россия объявила чеченское правительство террористической организацией. И, невзирая на все это, в прошлом месяце США предоставили убежище Ильясу Ахмадову, занимавшему должность министра иностранных дел в правительстве Ичкерии во время вторжения в Дагестан, который продолжает представлять правительство Чечни в изгнании".

Впрочем, все эксперты сходятся в одном - российские стандарты и наше определение понятия "терроризм" не вполне соответствуют западному подходу к этой проблеме. И это может оказаться решающим фактором в вопросе о выдаче тех чеченских лидеров, которые получили на Западе политическое убежище. Вместе с тем, именно эту проблему Россия называет ключевой в вопросе борьбы с терроризмом. Американцев в их сомнениях поддерживают и европейцы, которых также не вполне устраивает несовершенная российская судебная система. Поэтому вполне возможно, что в процессе обсуждения резолюция ООН претерпит серьезные изменения именно в "понятийной" части.

Что будет?

Положение США в Организации объединенных наций нельзя назвать прочным, и поэтому шансы России на успешное продвижение документа есть. На фоне кризиса в Ираке и продолжающихся претензий на мировое лидерство Америка на нынешней сессии Генассамблеи столкнулась почти с бойкотом. Выступая на открытии сессии Генассамблеи в Нью-Йорке, Джордж Буш также посвятил свою речь сплочению в борьбе с терроризмом. Однако встретили его отнюдь не ликованием - президент США добился всего лишь вежливых протокольных аплодисментов. Следом за Бушем выступил Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан, который фактически обвинил США в нарушении международных законов. Он, конечно же, осудил террористов, которые захватывают заложников в Ираке, но не забыл и тех, кто пытает арестованных иракцев в тюрьмах, сведя и тех и других в одну категорию.

Вообще тема Ирака звучала в ООН наравне с терроризмом. И Россия, выдвигая проект резолюции, не преминула воспользоваться уязвимостью США. "Мы предлагали... провести международную конференцию, где сами иракцы при поддержке соседей и других влиятельных стран договорятся о таких шагах, которые обеспечили бы всем влиятельным силам страны место в формируемых парламентских и исполнительных структурах. Хотя уже поздновато, но лучше поздно, чем никогда. Эта идея уже сейчас обрела реальные очертания. Сами иракцы пришли к выводу о необходимости такой конференции. Она планируется на ближайшие недели, хотя еще предстоит договариваться о сроках ее проведения. Мы выступаем за то, чтобы главной ее задачей была именно мобилизация возможностей соседей и других стран, "пятерки" членов СБ ООН, группы "восьми", ЛАГ, ОИК, ООН", - заявил Лавров на пресс-конференции в Нью-Йорке.

Возможно, этот аргумент станет решающим - Америка и Великобритания уже почти оказались в тупике - в настоящее время идут разговоры об отмене выборов в Ираке. Возможно, ООН захочет решать все проблемы комплексно, что и логично и естественно для такой организации. Тогда вместе с Ираком, ближневосточным урегулированием, иранской и корейской ядерными программами Москве удастся провести и резолюцию о борьбе с терроризмом.

Возможно, Россия также попытается разыграть козырную карту Совета безопасности, в который недавно возжелали вступить четыре новых члена. Не исключено, что Германия, Япония, Бразилия и Индия поддержат ее, как это сделал Китай. В этом случае Москва получит поддержку, почти гарантирующую прохождение документа в максимально приближенном к черновику виде.

Однако, так или иначе, говорить о перевороте в мировом лидерстве в области борьбы с терроризмом сейчас вполне уместно. Для США, как уже говорилось, наступило не самое лучшее время - политически они весьма уязвимы из-за иракского кризиса, а также из-за предвыборных разногласий между Бушем и Керри. Однако приведет ли победа над США к победе над терроризмом? Этот вопрос остается открытым.

Не стоит заблуждаться и полагать, что Россия решила забыть о собственных интересах в пользу общего дела. Конечно же нет. Война войной, но о свой рубахе забывать никогда принято не было. Конечно, прежде всего, Россия беспокоится о том, чтобы на ее территории перестали захватывать школы и взрывать дома, а также чтобы Чечня наконец перестала грезить о независимости. Однако утешает то, что механизм контроля над борьбой с терроризмом, который Лавров предложил внедрить в ООН, будет работать как в отношении США, так и в отношении других стран, включая Россию. И это отчасти гарантирует искренность намерений российских дипломатов.

Павел Аксенов

Другие материалы