Абхазцы все еще надеются получить президента

ВС Абхазии пообещал принять решение по выборам 19 октября, но остался без председателя

Пока простые жители Абхазии митингуют и ожидают решения Верховного суда по поводу итогов президентских выборов, абхазские чиновники пачками покидают свои посты. Первым благоразумно ушел в отставку глава ЦИКа Сергей Смыр - сделал он это сразу после того, как объявил о победе на выборах Сергея Багапша и поражении Рауля Хаджимбы, считавшегося "кандидатом от Кремля".

Потом действующий президент Абхазии Владислав Ардзинба обратился к законодательной и судебной властям республики с требованием дать "четкую правовую оценку последним событиям вокруг президентских выборов". Ардзинба имел в виду, конечно, действия ЦИКа, абсолютно, с президентской точки зрения, неправомочно присудившего пальму первенства Багапшу а не ардзинбовскому "преемнику" и фавориту Москвы. В это время сторонники Хаджимбы уже заняли здание сухумской филармонии, требуя, чтобы Верховный суд вынес "справедливое решение", и обвиняя ЦИК в фальсификации итогов выборов. Багапш и его сторонники, в свою очередь, назвали подобные действия "давлением на суд" и "разжиганием гражданской войны".

Происходило это 13 октября, и уже тогда было ясно, что наличие общего врага в виде Грузии и общего сюзерена в виде РФ (держателями паспортов которой является подавляющее большинство жителей Абхазии) не помешало абхазцам не на шутку поссориться. При этом некоторые наблюдатели стали обвинять в произошедшем Москву, неспособную смириться с проигрышем "своего" кандидата, а некоторые - Грузию (действительно, гражданская война в Абхазии дала бы Михаилу Саакашвили право вмешаться в ситуацию).

В этот же день эпидемия отставок продолжилась уходом с поста главного редактора государственного телевидения Абхазии Отара Лакрбы. Журналист (вместе с которым ушли и 20 корреспондентов канала) объяснил свое поведение нежеланием выдерживать давление, оказываемое на него обоими кандидатами. Вместе с журналистами в отставку ушел и гендиректор Руслан Хашига. Вместо него пост руководителя абхазского телевидения занял Гурам Миквабия - брат лидера движения "Единая Абхазия", выдвинувшего Сергея Багапша на пост президента.

В это время Сергей Багапш объявил о созыве "общенационального схода абхазского народа", утверждая, что по конституции народное собрание численностью в 20 тысяч человек имеет право назначить главу республики (на самом деле, такого положения в основном законе Абхазии нет). В это время Рауль Хаджимба уже рассказывал о готовности снять собственную кандидатуру и выйти из соперничества за президентское кресло при условии, что Сергей Багапш поступит так же. Багапш, понятное дело, от этого выгодного предложения отказался. Впрочем, история со снятием кандидатур была разыграна Хаджимбой недостаточно хорошо для того, чтобы перетянуть одеяло общественных симпатий на свою, пострадавшую от излишнего московского пиара, сторону.

Разрешиться вся эта ситуация должна была 14 октября, когда Верховный суд собирался принять решение о признании или непризнании результатов выборов в Гальском районе, голоса жителей которого обеспечили победу Багапша. Ясно, что в создавшихся условиях речь шла о решении исключительно политическом. Фактически, на женские плечи председателя ВС Абхазии Аллы Авидзбы легла ответственность за будущую судьбу Абхазии, оказавшейся чуть ли не на пороге гражданской войны. Неудивительно, что в стране стали ходить слухи о грядущей отставке Аллы Авидзбы.

Слухи эти она до поры до времени опровергала. 14 октября ВС Абхазии просто взял тайм-аут, отложив рассмотрение вопроса до 19 октября. Формальным поводом для этого стала отставка председателя и многих сотрудников ЦИКа. Суд объявлял о своем решении в тот момент, когда в Сухуми в полном разгаре были два митинга - в поддержку Хаджимбы и в поддержку Багапша. Сторонники первого продолжали заседать в филармонии, а сторонники второго собрались на расстоянии двухсот пятидесяти метров от них - на площади Свободы. Точных данных о количестве митинговавших нет до сих пор. На площадь Свободы пришли от 5 до 18 тысяч человек, а к филармонии - от нескольких сотен до опять-таки нескольких тысяч. В обоих случаях абхазцы не только требовали признания победы своего кандидата, но и говорили о своей любви к России. На "общенациональном сходе народа Абхазии" было даже принято официальное обращение к Владимиру Путину.

Обстановка в Сухуми в целом была достаточно спокойной. Однако в ночь с 14 на 15 октября со стороны Тбилиси поступили весьма провокационные сообщения, согласно которым на территорию Абхазии был введен российский спецназ, а в Гальский район якобы вошли абхазские войска. Ясно, что эта информация вызвала определенную панику в населенном сравнительно недавно вернувшимися из изгнания грузинами Гальском районе, где в эту ночь была даже слышна стрельба. Чтобы подлить масла в огонь, председатель действующего в Тбилиси в изгнании Совета министров Абхазской автономной республики Ираклий Аласания сообщил вдруг о проникновении на территорию Абхазии террористических групп с Северного Кавказа. Одновременно некоторое беспокойство было замечено и среди сторонников Багапша - ветеранов грузино-абхазского конфликта.

Поэтому сделанное парламентом Абхазии 15 октября заявление можно было считать актом отчаяния: "Заранее понимая бесполезность этого шага, парламент заявил о желании установить ассоциированные отношения с Россией и начать проводить общую с нашей страной внешнюю, налоговую и правовую политику". Это предложение по понятным причинам осталось без ответа. Зато у вновь собравшихся на следующий день на митинги жителей непризнанной республики появилась очередная тема для обсуждения.

Митинг сторонников Рауля Хаджимбы продолжился и 16, и 17, и 18 октября. Все знали, что разрядиться или окончательно взорваться абхазская ситуация должна 19 октября - после объявления решения Верховного Суда. И вот, накануне "дня Ч" председатель этого суда Алла Авидзба все же подала в отставку. Дело же о президентских выборах было передано другому судье. Одновременно действующий президент Вячеслав Ардзинба потребовал, чтобы парламент отправил в отставку генерального прокурора республики Рауфа Коруа. Свое требование президент объяснил бездействием Генпрокуратуры в отношении оказанного штабом Багапша давления на ЦИК и других допущенных в ходе выборов нарушений. При этом именно в адрес Рауфа Коруа произносил угрозы Рауль Хаджимба, обещая физически расправиться с этим сотрудником правоохранительных органов, вставшим на сторону Багапша.

Никакой гарантии того, что 19 октября жители непризнанной республики Абхазия узнают, наконец, имя своего президента, нет. В любом случае, первые за всю историю Абхазии альтернативные выборы удачными назвать никак нельзя. Комментирующие же ситуацию аналитики разделились на два лагеря. Одни утверждают, что причиной абхазского политического кризиса стали "топорные" и непродуманные действия Москвы. Вроде бы, желая посадить в кресло президента Абхазии своего кандидата, Кремль использовал политтехнологии, обреченные на неудачу. Например, явная попытка манипуляции общественным мнением, предпринятая сторонниками Хаджимбы 30 сентября, когда приехавшие в Сухуми российские политики и "звезды" проводили беззастенчивую агитацию за тогда еще премьер-министра Абхазии, восстановила население против московского кандидата. Возможно, что своей победой Багапш был обязан как раз неумелой поддержке, оказанной Кремлем Хаджимбе.

С точки зрения аналитиков из другого лагеря, часть вины за провал абхазских выборов лежит на Тбилиси. Грузия, якобы, воспользовалась своим негласным контролем над населенным грузинами Гальским районом Абхазии для того, чтобы организовать вброс бюллетеней (или действительно отправить на участки большее, чем ожидалось, количество избирателей), что привело к хаосу и поставило под сомнение результаты выборов. Естественно, такой результат был выгоден Саакашвили, который, с одной стороны, отказывался признавать легитимность абхазских выборов, а с другой - осторожно выражал готовность сесть за стол переговоров с Сергеем Багапшем с большим удовольствием, чем с Раулем Хаджимбой.

На самом деле, главным итогом абхазских выборов является вовсе не вывод о вероломстве России, Грузии или обеих стран одновременно. Этот тезис как раз в дополнительных доказательствах не нуждается. Зато все произошедшее в Абхазии говорит о неготовности этой республики к самостоятельному политическому существованию вне симбиоза с той или иной соседней страной. На этом фоне заявления Михаила Саакашвили о неотвратимости присоединения Абхазии к Грузии с ближайшие месяцы звучат как никогда реалистично.

Елена Любарская

Другие материалы