Вертикаль власти уперлась в зятя

Президенту КЧР не повезло с зятем, а населению — с системой.

Состоявшаяся сегодня явка зятя президента Карачаево-Черкесии в прокуратуру стала вовсе не окончанием политического кризиса в КЧР, а его началом. Около тысячи жителей республики собрались на площади Черкесска и требуют отставки президента и руководителей силовых ведомств. Эта опасная ситуация является вполне закономерной и в том или ином виде повторяется в 2004 году почти во всех республиках Северного Кавказа. Так что дело здесь вовсе не в том, что президенту КЧР не повезло с зятем.

Ставший толчком для развития политического кризиса в Карачаево-Черкесии сюжет начался 11 октября 2004 года, когда населению стало известно о пропаже семерых молодых бизнесменов: Расула Богатырева, Магомеда Байчорова, Роберта Герюгова, Шамиля Кубанова, Магомеда Узденова, Руслана Узденова и Замира Хапаева. Все эти люди являлись акционерами местного АО "Кавказ-цемент". В начале 2004 года контроль над этим предприятием получил некий Магомед Каитов. До этого сбыт продукции находился всецело в руках одного из пропавших в октябре молодых людей - Расула Богатырева.

Перераспределение контроля над предприятием было связано с общей сменой власти и переделом собственности в республике. Прошлым летом, после выборов, едва не закончившихся этническим конфликтом, президентом Карачаево-Черкесии стал Мустафа Батдыев. Его зять - Али Каитов являлся также племянником получившего контроль над АО "Кавказ-цемент" Магомеда Каитова. По непроверенным, но цитируемым всеми СМИ данным, молодой Каитов и другие акционеры завода (в первую очередь - семеро похищенных) не смогли поделить то ли прибыль завода, то ли сам завод.

По словам родственников пропавших бизнесменов, вечером 10 октября каждый из них был по телефону приглашен на встречу на так называемом "зеленом острове", где находятся, в частности, кемпинг цементного завода и дача Каитова. Сестра Расула Богатырева заявила, что ее брату звонил именно Каитов, говорил, что болен, и просил приехать к нему на дачу. Со встречи никто из молодых людей не вернулся.

При этом в ночь с 10 на 11 октября в районе дачи Каитова на "зеленом острове" были слышны автоматные очереди. Слышал их, в частности, и прокурор республики, который отправил туда наряд милиции. Как сейчас говорят милиционеры, охрана дачи президентского зятя не пустила их на территорию, так что скромным сотрудникам правоохранительных органов пришлось написать рапорт, гласивший, что ситуация на даче была спокойной. Судя по всему, написание подобных рапортов является в таких случаях нормальной практикой.

На следующий день родственники пропавших обратились в милицию. Вполне возможно, что высокопоставленные сотрудники республиканских правоохранительных органов в этот момент уже знали все о произошедшем. Или - не знали, но узнавать боялись. По крайней мере, расследование было очень медленным. Родственникам, сразу указавшим на дачу Каитова, сообщили, что при обыске на территории дачи никаких улик найдено не было.

А 18 октября в Черкесске был фактически в упор расстрелян вице-премьер республики Ансар Тебуев. Жители Карачаево-Черкесии сразу же заявили журналистам, что убийство это было напрямую связано с переделом собственности на АО "Кавказ-цемент" и пропажей его акционеров. Однако правоохранительные органы подтвердить наличие такой связи отказались.

После церемонии проводов Тебуева, прошедшей в Черкесске, родственники пропавших решили самовольно осмотреть территорию дачи Каитова. Как рассказала корреспонденту "Коммерсанта" Фатима Богатырева, она и другие люди прорвали кордон, состоявший из охранников дачи, и обшарили местность у ворот особняка. Там они нашли гильзы от "Калашникова" и карабина "Сайга", а также пули и следы крови, похожие на те, что обычно остаются после контрольного выстрела.

Находка эта подтвердила худшие опасения присутствовавших. Поэтому вскоре они отправились к зданию республиканского правительства. Правда, предварительно на место происшествия была вызвана следственная бригада из управления Генпрокуратуры по Северному Кавказу, которую возглавил замначальника управления Борис Карнаухов.

21 октября родственники семерых пропавших собрались на митинг у здания Дома правительства. Надо сказать, что в такой республике, как Карачаево-Черкесия, этих родственников могло быть и несколько тысяч. На счастье президента Мустафы Батдыева, на площади в этот день собрались всего 300 человек. Правда, и этого количества хватило для того, чтобы президент решил спешно покинуть свой кабинет через потайную дверь, оставшуюся там со времен, когда в здании размещался обком комсомола. Еще несколько часов о местонахождении Мустафы Батдыева не было известно вообще ничего, и многие думали, что он сбежал.

В принципе, президент поступил правильно. Очень скоро толпа родственников прорвала все кордоны, ворвалась в его кабинет и, не найдя там главу республики, заняла здание. Митингующие требовали, чтобы им немедленно сообщили результаты расследования. Кроме этого, они утверждали, что в исчезновении семерых молодых людей был виновен Али Каитов, и что действовал он без оглядки на закон, зная, что тесть готов покрывать любые преступления родственника. Говоря о своих претензиях, митингующие ссылались и на другие громкие преступления, произошедшие в республике в последние месяцы и так и не раскрытые. Они требовали, чтобы с ними поговорил президент республики и полномочный представитель президента РФ в ЮФО Дмитрий Козак.

Последний повел себя как настоящий антикризисный менеджер, вылетел в Черкесск и поговорил с семьями пропавших юношей. Он рассказал, что расследование идет, что милиция задержала шестерых подозреваемых - сотрудников милиции и охранников дачи Каитова, что они дают показания, и что виновные будут найдены. Полпред также сообщил о данных, указывавших на то, что молодые люди, скорее всего, были убиты. После этого Козак попросил присутствовавших не мешать митингами следствию. Так что люди решили до поры до времени разойтись. Тем временем Народное собрание Карачево-Черкесии собралось на экстренное заседание и направило президенту РФ Путину обращение с просьбой отправить в отставку руководителей силовых ведомств республики. Этого хотели и родственники пропавших, говорившие, правда, и об отставке Батдыева.

Сам президент республики нашелся ночью в четверг. А в пятницу он обратился к населению, признался в причастности своего зятя к исчезновениям, заявил, что его дочь подала на развод за три дня до этого, и что он лично объявил негодяя-зятя в федеральный розыск. Кроме этого, Мустафа Батдыев выразил соболезнования семьям погибших (а в гибели молодых людей к этому моменту уже никто не сомневался). В это время ситуация в республике накалилась до такой степени, что Госдума РФ решила заслушать доклад о ней на своем заседании.

К вечеру пятницы стали известны и подробности допросов задержанных по "делу о семерых пропавших". Оказалось, что все семеро действительно приехали на дачу Каитова, который и открыл по ним огонь на поражение из автомата. Охранники президентского зятя последовали его примеру. После этого, как утверждают задержанные, Каитов приказал милиционерам и своей охране замыть следы крови, собрать гильзы и погрузить трупы в принадлежавшие убитым автомобили. Автомобили были затем вывезены в неизвестном направлении.

НАСИСИЛЕ В КЧР
В интервью радиостанции "Эхо Москвы" депутат ГД РФ Александр Хинштейн сообщил, что за прошедший год в КЧР произошло множество преступлений, связанных с переделом власти и собственности. В частности, были жестоко избиты глава города Усть-Джегута Байкулов и глава Усть-Джегутского района Бурлаков - активные сторонники бывшего президента республики Семенова. Недавно произошло также избиение депутата народного собрания Шидакова, также местного оппозиционера. При этом после президентских выборов родственники победившего Мустафы Батдыева заняли в республике высокие или доходные посты.

23 октября Генпрокуратура РФ, следователи которой занялись карачаево-черкесским делом по поручению Козака, заявила, что дело об убийстве семерых жителей республики было окончательно раскрыто, и оставалось лишь найти главного фигуранта - Али Каитова и еще четверых его подельников. Мустафа Бадтыев, в свою очередь, объявил о назначении награды в размере 5 миллионов рублей за информацию о местонахождении зятя. Впрочем, награда эта так и не досталась никому. Утром 25 октября Али Каитов лично явился в милицию в сопровождении адвокатов. Еще одним участников явки стал начальник службы охраны завода "Каказцемент" Дмитрий Давыдов, также объявленный ранее в розыск.

По идее, в этот момент родственники погибших могли бы успокоиться и ждать обнаружения тел. Однако события в Карачаево-Черкесии стали развиваться по совсем другому сценарию. Узнав о задержании Каитова, люди вновь собрались на митинг у здания республиканской администрации. Они не только развернули транспаранты, требуя отставки Мустафы Батдыева, но и направили телеграмму с соответствующим требованием в адрес президента РФ Владимира Путина. Понятное дело, что собравшиеся выразили недоверие и в адрес республиканских силовиков. Им было явно недостаточно уголовного дела о халатности, заведенного против сотрудников МВД Карачаево-Черкесии. Причем на этот раз на площадь Черкесска пришли уже не 300 жителей республики, а более тысячи.

Становится ясно, что история, начавшаяся с банального, хоть и весьма кровавого преступления, постепенно перерастает в политический кризис. Конечно, это можно объяснить тем фактом, что КЧР населена жителями Кавказа, что там до сих пор распространена кровная месть, и что требующие отставки президента родственники убитых всего лишь реализуют таким образом свое стремление к этой мести. Однако такое объяснение кажется маловероятным - кровникам представители кланов Богатырева, Байчорова, Герюгова, Кубанова, Узденова и Хапаева отомстить, возможно, и попытаются. Однако для этого им вовсе не понадобится выходить на митинг и апеллировать к президенту РФ Владимиру Путину.

Выступить же единым политическим фронтом жителей республики, несомненно, заставила ставшая для них невыносимой коррупция. А стала она невыносимой не только в силу кавказской семейно-родовой и этнической специфики но и потому, что коррупция на Кавказе помножена на вседозволенность, предоставленную Кремлем "своим" руководителям субъектов федерации в обмен на политическую лояльность и сотрудничество в антитеррористических операциях.

Эта ситуация одинакова по всему Северному Кавказу. В "горячую точку" готова превратиться не только КЧР. Похожая ситуация складывается и в Дагестане, где в преддверии политической реформы продолжается противостояние мэра Хасавюрта с республиканским правительством, а в Махачкале регулярно происходят политические убийства и случаются взрывы. Чуть иначе выглядит жизнь Северной Осетии - там население до сих пор требует отставки президента Дзасохова, обвиняя его в неспособности обеспечить безопасность. По-своему политический кризис проявляется в Ингушетии, где население предпочитает ночные вооруженные рейды митингам и другим способам политической борьбы.

Можно было бы, конечно, сказать, что ситуация наверняка изменится к лучшему, когда президент РФ окончательно достроит вертикаль власти, и главы субъектов федерации станут назначаться им лично. Однако в случае Северного Кавказа такое утверждение никак не работает. И президент Ингушетии Зязиков, и президент Северной Осетии Дзасохов и (хотя и в меньшей степени) сам Мустафа Батдыев как раз и были ставленниками Кремля и пришли к власти в своих республиках в результате фактически безальтернативных выборов.

Результат такой политики можно было увидеть сегодня на площади Черкесска, несколькими неделями ранее - на улицах Беслана, в сентябре - в Махачкале, а в июне - в Назрани. Те же, кому вышеназванных примеров недостаточно, смогут, скорее всего, насладиться волшебным эффектом построения вертикали власти в будущем. Главное, конечно, чтобы взрывная волна не докатилась до Москвы.

Елена Любарская

Другие материалы
Россия00:02Сегодня

«Этих денег хватит только на хлеб»

Советские пенсионеры жили, а не выживали. Так ли это на самом деле?