Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте

Башкирская милиция бьет общественность ее же оружием

Сотрудники ГУВД Благовещенска объединились в профсоюз и пригрозили правозащитникам забастовкой

Официальное расследование нарушений прав граждан в башкирском городе Благовещенск подходит к концу. Не исключено, что на сей раз виновниками происшедшего будет признана не группа несознательных рядовых сотрудников МВД Башкирии, а кто-то из их руководителей, в том числе и высшего звена. Некоторые основания рассчитывать на это дает продемонстрированная по центральным телеканалам беседа президента РФ Владимира Путина со своим уполномоченным по правам человека Владимиром Лукиным, в ходе которой стороны сошлись на необходимости назвать ответственных за произошедшее, причем не "стрелочников", но тех, кто "отдавал приказы".

По словам Лукина, его аппарат уже провел собственное расследование и направил его результаты в МВД России. Правда, о сути этих результатов Лукин журналистам ничего не сообщил.

Небесполезная семерка

Окончательные итоги расследования МВД и Генрокуратура еще не подвели. Промежуточные же результаты вызывают смешанные чувства. Например, сообщалось, что по делу о массовом нарушении прав жителей Благовещенска к уголовной ответственности привлечены семь милиционеров, в том числе начальник Благовещенского ГРОВД и командир башкирского отряда ОМОН, проводившего 10-14 декабря операцию в этом городе. Это, конечно, уже немало и весьма напоминает желаемое торжество справедливости. Но вызывает и вопрос: неужели только эти семеро ответственны за все происходившее с сотнями жителей Благовещенска и его окрестностей в течение нескольких дней? Если так, то им пришлось трудиться не покладая рук.

Предположим, приведенное правозащитниками число пострадавших от действий милиции значительно завышено. Однако и в этом случае речь все-таки идет более чем о ста шестидесяти гражданах. 5 марта в российских СМИ появились сообщения о том, что Верховный суд Башкирии признал незаконными 165 составленных с 10 по 12 декабря 2004 года протоколов о привлечении жителей Благовещенска к административной ответственности. По данным же интернет-издания "Газета.Ru", таких протоколов суд обнаружил 172.

Придя к выводу, что в декабре 2004 года милиционеры задерживали жителей города под надуманными предлогами, суд фактически подтвердил правоту правозащитников. Вот тут-то и стало ясно, сколь своевременными были сообщения о предъявлении обвинений семерым милиционерам.

Революция по графику

К этому моменту в Башкирии уже не раз проходили митинги, участники которых требовали защитить граждан от произвола милиции и отправить в отставку главу МВД республики. А 26 февраля подобные акции прошли и в столице Башкирии. По заявлению организаторов демонстраций, в республике началась "оранжевая революция". Одним из основных требований митингующих в Уфе была отставка президента республики Башкортостан Муртазы Рахимова.

Революция, впрочем, едва начавшись, таинственным образом отложилась на месяц. Узнав, что в Доме республики, перед которым собравшиеся несколько часов выкрикивали свои требования, все это время никого не было, митингующие мирно разошлись. Вновь собраться на том же месте они пообещали 25 марта, дав президенту Рахимову время на размышление. До тех пор организаторы акции обещали каждый день пикетировать Госсобрание, Дом республики, телецентр и горадминистрацию Уфы.

Ощущение искусственности произошедшего побудило различных политиков прийти к одинаковым выводам: "революцию" в собственных целях сымитировали их политические противники. Рахимов объявил, что за митингами стоят силы, которые "пока не имеют никакого веса в обществе, но имеют огромные властные амбиции и финансовые ресурсы". Его соперник на выборах Александр Аринин, руководитель Совета межрегионального Общественного антикоррупционного комитета, счел, что видимость угрозы переворота выгодна действующей власти. По его мнению, Рахимов таким образом пытается показать Кремлю, что только он один способен удержать ситуацию в республике под контролем.

В борьбе за права человека

Для удержания ситуации под контролем башкирские власти предпринимали определенные шаги и ранее. Так, в конце января 2005 года, после начала кампании в защиту пострадавших от произвола милиции, президент Рахимов внес на рассмотрение республиканского парламента новую кандидатуру на должность уполномоченного по правам человека в республике. На этот пост глава Башкирии предложил поставить заместителя министра внутренних дел республики по кадрам Фатхлислама Тукумбетова.

Эту кандидатуру поддержали все депутаты Госсобрания Башкирии за вычетом одного - Геннадия Шабаева. Он назвал "нонсенсом" тот факт, что на должность уполномоченного по правам человека назначили кадрового милиционера. Еще более странным выглядит тот факт, что по сведениям информационного агентства "REGNUM", один из сыновей Тукумбетова является помощником прокурора города Благовещенск.

Сам же Тукумбетов, вступив в должность, заверил журналистов, что будет регулярно встречаться с представителями прессы и доводить до их сведения факты нарушений прав человека. Однако первым о нарушении прав жителей республики успел сообщить не бывший милиционер, а группа ныне действующих. Соответствующее заявление недавно созданного профсоюза благовещенского ГРОВД поступило в ряд центральных российских СМИ 5 марта 2005 года.

"Если их права будут нарушены, мы милиционеров тоже будем защищать"

Третий месяц идет специально организованная кампания, в которой нас изображают настоящими монстрами, насильниками, убийцами… Практически все граждане, с которыми нам приходится пересекаться по долгу службы, настроены к нам исключительно агрессивно, тогда как раньше такого не было. Криминалитет распоясался до такой степени, что теперь сотрудников МВД в Благовещенске открыто оскорбляют, делают практически все, что хотят, а пресечь незаконные действия мы не можем — сразу же начнется крик о "нарушениях прав человека".

Отрывок из заявления профсоюза благовещенского ГРОВД, поступившего в редакцию информационного агентства "Интерфакс" 05.03.2005

В заявлении говорилось о "нарушении гражданских прав" милиционеров и намерении начать 10-дневную забастовку, если "не прекратится травля милиции со стороны СМИ, некоторых общественных организаций и отдельных граждан". Под документов стояли подписи 79 сотрудников благовещенского горотдела милиции. Тот факт, что милиционеры по закону не имеют права бастовать, в письме был обойден стороной. Какие сроки отводятся СМИ и "отдельным гражданам" для того, чтобы взять себя в руки и прекратить дискредитацию сотрудников МВД, авторы письма также не сообщали.

Можно порассуждать о том, почему появилось это письмо. Потому ли, что милиционеры на примере своих оппонентов убедились в действенности массовых акций протеста? Потому ли, что аргументы в споре с правозащитниками у сотрудников МВД закончились, и в арсенале мер воздействия остались только угрозы? Или же потому, что их нынешнее положение стало настолько невыносимым, что сотрудники правоохранительных органов решили пренебречь законностью - подобно тому, как месяцем прежде это произошло с бывшим помощником прокурора Кировского района Владивостока Андреем Власовым?

Точного ответа на эти вопросы пока нет. Очевидно одно: милиционеры предпринимают отчаянные попытки сохранить лицо и восстановить честь мундира. В том числе - путем привлечения общественности на свою сторону. В конце концов, сказала же в январе 2005 года приехавшая в Благовещенск руководительница Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева: "Милиционеры - такие же граждане, если их права будут нарушены, мы милиционеров тоже будем защищать".

Правда, пока правозащитники Московской Хельсинкской группы и движения "За права человека" пришли к выводу, что действия милиции в Благовещенске в декабре 2004 года были преступными. Эти выводы они включили в свой доклад, направленный в Генпрокуратуру и МВД России - вместе с рекомендациями отправить в отставку главу МВД Башкирии Рафаэля Диваева и его заместителя Анатолия Смирнова.

Мария Мстиславская

Другие материалы