Новости партнеров

Увольнение с особым цинизмом

Критика президента РФ вынудила главу "Мосэнерго" уйти со своего поста

Отключение от электроэнергии значительной части потребителей Москвы и Московской области, а также ряда близлежащих областей, произошедшее 25 мая, не обошлось без серьезных кадровых перестановок в руководстве энергетической отрасли страны. Правда, поначалу политики, наблюдатели и журналисты предсказывали отставку самого главы РАО "ЕЭС" Анатолия Чубайса, который даже был вызыван на допрос в прокуратуру в рамках уголовного дела, возбужденного по статьям "халатность" и "злоупотребление полномочиями" сразу после аварии. Однако вскоре стало ясно, что гроза над головой Чубайса если и разразится, то еще нескоро. На этот раз молния ударила в сторону. Жертвой был избран руководитель менее высокого ранга - генеральный директор ОАО "Мосэнерго" Аркадий Евстафьев.

Хотя Владимир Путин публично подверг критике деятельность руководства РАО "ЕЭС" уже в день аварии, 25 мая, в этом заявлении фамилия Чубайса, равно как и другие фамилии, не фигурировали. И прокуратура, куда Чубайса вызвали уже на следующий день, проявила к нему терпение и снисходительность: следователей не смутил тот факт, что руководитель российской энергетики смог явиться к ним на допрос лишь поздним вечером, после окончания рабочего дня, так как был занят мероприятиями по ликвидации последствий масштабной аварии. При этом представитель московской прокуратуры Сергей Марченко поспешил заявить, что Чубайс давал показания как свидетель по уголовному делу, а адвокат "свидетеля" Анатолий Кучерена рассказал журналистам, что и само дело было заведено "по факту аварии", а значит, не направлено против кого-то персонально. Пока не направлено, во всяком случае.

Так или иначе, всем было ясно: наказывать за отключение Москвы Чубайса президент пока не намерен. К тому же глава РАО "ЕЭС" с самых первых минут, как только стало известно о масштабах произошедшей аварии, вел себя совершенно правильно: взял на себя ответственность за происшедшее, пообещал выплатить пострадавшим все компенсации, которые начислят его ведомству разнообразные суды, извинился перед населением, самым лестным образом отзывался о работниках прокуратуры, с которыми ему, как свидетелю, предстояло сотрудничать в рамках уголовного дела ("прокуратура у нас - это святое"), и вообще демонстрировал лояльность действующей власти и готовность понести заслуженное наказание (но только от нее, разумеется, от этой власти; о попытках ряда депутатов Госдумы призвать его к ответу Чубайс, напротив, отзывался крайне нелестно).

Наблюдатели давно заметили, что истинный секрет непотопляемости "отца российского ваучера" и главы РАО "ЕЭС" заключается не столько в его выдающихся административных и организационных способностях, сколько в его умении в нужную минуту взять под козырек. Обладая в принципе всеми возможностями для того, чтобы превратиться в крупнейшего олигарха страны, Анатолий Чубайс ими так никогда и не воспользовался, предпочитая работать на государство. Так, в марте 1998 года, во второй раз потеряв пост первого вице-премьера РФ, Анатолий Чубайс в многочисленных интервью говорил, что ему поступают самые заманчивые предложения со стороны частного бизнеса, как отечественного, так и зарубежного, готового воспользоваться услугами менеджера такого класса. Но, подчеркивал временно отстраненный от дел чиновник, несмотря на обещание заоблачных гонораров, он остается верным государственной службе. И - подразумевалось между строк - лицу, это государство возглавляющему. Так было при Борисе Ельцине, так осталось и при Путине.

Но совсем никого не наказывать тоже было нельзя. Возможно, решение было принято в окружении президента сразу, уже в день аварии, и именно по этой причине Путин выступил с публичными обвинениями в адрес РАО "ЕЭС". Ждали лишь результатов предварительного расследования причин отключения, проводившегося Федеральным агентством по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор). Выводы Ростехнадзора нельзя считать окончательными - для того чтобы точно восстановить ход аварии и определить виновных, необходим кропотливый труд большого количества технических специалистов, и эта работа еще впереди. Тем не менее к 4 июня, когда Владимир Путин собрал у себя расширенный состав Совета Безопасности, имя главной жертвы было известно - ею должен был стать Аркадий Евстафьев.

На заседание, помимо постоянных членов СБ, были приглашены Анатолий Чубайс, глава МЧС Сергей Шойгу, глава Минпромэнерго Виктор Христенко, мэр Москвы Юрий Лужков и генеральный прокурор Владимир Устинов. Присутствие последнего выглядело особенно зловеще - за последние полтора-два года ведомство господина Устинова приобрело в России столь же сомнительную славу беспощадного карательного органа, какой прежде пользовался разве что Комитет государственной безопасности СССР. Те, к кому приходят подчиненные генерального прокурора, знают - вне зависимости от степени их истинной виновности или невиновности их дальнейшая судьба находится всецело в руках Владимира Устинова, действующего от лица Кремля.

Именно с этими людьми за четыре дня до заседания СБ успел познакомиться глава "Мосэнерго" Евстафьев, потому что и его, как и Анатолия Чубайса, также вызывали на допрос, не делая при этом громких заявлений, что хотят получить от него "всего лишь" свидетельские показания. Кроме того, прокуратура уже начала выемку документов в "Мосэнерго" и РАО "ЕЭС". Очевидно, предчувствуя недоброе и сочтя, что лучший способ защиты - это нападение, Евстафьев еще в первые дни после аварии стал раздавать интервью, в которых утверждал: все беды "Мосэнерго", включая нынешнюю аварию, - от недофинансирования, а значит, единственный выход - как можно скорее поднять тарифы на электроэнергию, чтобы у "Мосэнерго" были средства на ремонт оборудования. Так, в интервью радиостанции "Эхо Москвы" Евстафьев уже в этом году предлагал поднять тарифы на 28%. Кстати, мнение своего шефа публично поддержал и его заместитель по экономике Владислав Назин, который, правда, оказался скромнее и предложил поднять тарифы "всего" на 18%. К слову сказать, закон о бюджете РФ на 2005 год предусматривает повышение тарифов на электроэнергию не более чем на 8,5%.

Отчасти Евстафьева и Назина понять можно. В самом деле, почему тарифы на услуги таких естественных монополистов, как РАО "ЕЭС" или, скажем, РЖД, должны расти не быстрее годовых темпов инфляции, а вот другому монополисту, "Газпрому", разрешено эту границу пересекать, так что только за первые пять месяцев 2005 года тарифы на газ возросли уже на 23%? Тем более что, по словам Евстафьева, 96% топлива, используемого предприятиями "Мосэнерго" для выработки электроэнергии, - это именно газ, на оплату которого уходит до 40% всех расходов компании. Получается, что тарифная политика государства наносит РАО "ЕЭС" прямой убыток.

Однако Владимир Путин это мнение не разделяет. Президент сразу начал с того, что обвинил руководство "Мосэнерго" в непрофессионализме, в невнимании к нуждам отдельно взятой Чагинской подстанции, где всего-то требовалось купить новых трансформаторов на 180 тысяч рублей. И это при том, что, по словам Путина, чистая прибыль "Мосэнерго" за 2004 год составила почти 4,5 миллиардов рублей! При этом президента особенно возмутил тот факт, что совет директоров компании предложил направить на выплату дивидендов акционерам почти миллиард рублей (если быть точным, то 964 миллиона).

Тут, правда, следует заметить, что Владимир Путин, скорее всего, немного напутал с цифрами. Финансовый отчет о деятельности "Мосэнерго" за 2004 год на сайте компании пока отсутствует, но зато есть отчет за его первые девять месяцев, где чистая прибыль указана на уровне 1067 миллионов рублей, а значит, по итогам года она вряд ли превышает полтора, ну от силы два миллиарда рублей. Да и дивидендов за этот год акционеры "Мосэнерго" также получат меньше - уже 27 мая, почти сразу после аварии, совет директоров компании постановил сократить сумму выплат держателям акций примерно на треть - с 964 миллионов рублей до 625 миллионов. Высвободившиеся без малого 340 миллионов решено пустить на ремонт и реконструкцию электрооборудования. В таком виде выплаты по дивидендам примерно соответствуют ежегодным показателям "Мосэнерго": в 2003 году его акционеры получили 613,1 миллиона рублей, в 2002 - 519,3 миллиона, в 2001 - 517,6 миллиона.

Но поправить президента было некому, так как самого Евстафьева на расширенное совещание с членами СБ в Кремль не позвали, а присутствовавший там Анатолий Чубайс, скорее всего, не стал заступаться за своего подчиненного. Тем более что Владимир Путин указал на необходимость разобраться с цифрами, налогами и объектами недвижимости, принадлежащими РАО "ЕЭС" (и в том числе "Мосэнерго"), в присутствии не кого-нибудь, а упомянутого Владимира Устинова. К тому же упомянул президент и о структурных изменениях в "Мосэнерго", вступивших в силу с 1 апреля текущего года. В ходе этих изменений компания разделилась на 14 самостоятельных компаний, работающих на едином оборудовании параллельно: одни производят электроэнергию, другие ее продают, третьи доставляют до потребителя и так далее. И хотя подобное раздробление, как справедливо заметил Путин, вряд ли пошло на пользу надежности работы предприятий "Мосэнерго" в целом, ответственным за него по идее надо считать не Евстафьева, а организатора и вдохновителя этой реформы Чубайса. Заодно неожиданно досталось и главе Минпромэнерго Виктору Христенко - за недосмотр.

Так что "похороны" Аркадия Евстафьева прошли под молчаливое одобрение членов СБ и приглашенных лиц, присутствовавших на заседании. Наблюдатели отмечают, что за всю свою президентскую карьеру Владимир Путин еще никого не снимал с такими резкими формулировками - за цинизм и профессиональную непригодность. Хотя слово "отставка" не прозвучало ни разу, сам Евстафьев, узнавший о сути выступления президента из телерепортажа, сразу понял, что надо делать. Он позвонил Анатолию Чубайсу и заявил, что уходит с поста гендиректора "Мосэнерго". Чубайс, который обычно защищает своих людей, на этот раз ответил, что это - единственное правильное решение. Вскоре примеру своего шефа последовал и Владислав Назин. Хотели последовать и другие заместители теперь уже бывшего главы "Мосэнерго", но Евстафьев уговорил их этого не делать - впереди летний период, в течение которого электроэнергетическое хозяйство Москвы необходимо готовить к зимнему отопительному сезону. В результате обязанности главы "Мосэнерго" временно взял на себя другой заместитель уволенного гендиректора Владимир Чистяков.

Несомненно, слушая субботнее выступление президента перед членами СБ, внутренне ликовал Юрий Лужков, также присутствовавший на заседании. Ведь именно его ставленника Александра Ремезова в 2001 году сменил на посту гендиректора "Мосэнерго" Аркадий Евстафьев (естественно, с помощью Анатолия Чубайса). Причем дело тогда дошло до рукопашной: старый директор не соглашался со своим увольнением и отказывался покидать свое рабочее место, так что Евстафьеву пришлось воспользоваться некогда распространенным в российских хозяйственных спорах "автоматным правом" и штурмовать свой будущий кабинет с помощью спецназовцев. С тех пор Юрий Лужков не раз публично настаивал на том, что электроэнергетическое хозяйство Москвы должно вернуться под крыло столичной мэрии. Похоже, сейчас Лужков близок к осуществлению своей мечты как никогда. Вряд ли Чубайс станет в нынешних условиях бороться за "Мосэнерго" с прежней уверенностью в своих силах.

То, как была осуществлена и обставлена отставка Евстафьева и Назина, отчетливо свидетельствует о шаткости нынешних позиций главы РАО "ЕЭС". Резкость слов Путина в адрес бывшего гендиректора "Мосэнерго", а также тот факт, что его уволили до того, как была проведена тщательная проверка всех обстоятельств аварии на Чагинской подстанции, говорят о показательном характере этой акции. И главный адресат этой демонстрации силы - сам Анатолий Борисович. Ведь дело даже не в том, на самом ли деле Евстафьев такой плохой руководитель. Дело в том, что Путин заставил Чубайса публично отступиться от "своего" человека, который был верным помощником нынешнему главе РАО "ЕЭС" на протяжении бурных 90-х годов.

Начинал Аркадий Евстафьев в далеком уже 1992 году в качестве пресс-секретаря Чубайса, занимавшего в ту пору, вплоть до 1995 года, пост главы Госкомимущества (и именно в это время заработавшего себе славу "отца российской приватизации" и "непотопляемого реформатора"). В 1993 году Евстафьев даже возглавил рекламную кампанию "ПриватиЗА!ция", а в 1995-м попал на ОРТ, где сначала занял пост руководителя информационного вещания, а затем и заместителя гендиректора канала. Ему даже вменялось в обязанность провести реформирование Информационного телевизионного агентства, но после того, как в январе 1996 года Чубайс был уволен с поста первого заместителя председателя правительства РФ, Аркадию Евстафьеву пришлось покинуть телевидение.

Вместо этого он занялся политикой, включившись в работу предвыборного штаба Бориса Ельцина, готовившегося к переизбранию на второй срок. Именно господин Евстафьев на пару с руководителем акции "Голосуй, или проиграешь!" Сергеем Лисовским в июне 1996 года был задержан на выходе из Белого дома со знаменитой коробкой из-под ксерокса. По поводу полумиллиона долларов США, лежавших в этой коробке, было даже возбуждено уголовное дело. Однако тогда Чубайс спас своего помощника, причем этот случай помог нынешнему главе РАО "ЕЭС" "свалить" его противников во властных структурах - в отставку были отправлены глава Службы безопасности президента Александр Коржаков, глава ФСБ Михаил Барсуков и вице-премьер Олег Сосковец. Уголовное дело в конце концов было закрыто, так как у коробки и ее содержимого не нашлось владельца, а сам Евстафьев получил от благополучного переизбравшегося Ельцина благодарность за ударную работу в ходе кампании.

В 1997 году Аркадий Евстафьев снова попал в историю, на этот раз связанную с литературой. Став фигурантом "дела писателей", Евстафьев был обвинен в незаконном получении гонораров за работу над книгой "История приватизации в России". Тогда же, в ноябре, он впервые познакомился со следователями из Генпрокуратуры, которые хотели выяснить, как можно получить 90 тысяч долларов США за участие в создании коллективного труда общим объемом около двадцати авторских листов, который, к тому же, так и не был издан. "Дело писателей", по которому вместе с Евстафьевым проходили также чиновники и сотрудники администрации президента Чубайс, Казаков, Бойко и Мостовой, было закрыто по амнистии в 1999 году. К тому времени Евстафьев попытался попасть в Госдуму от одного из саратовских избирательных округов, но проиграл выборы. Пребывание Евстафьева в "Мосэнерго" началось в 2000 году, когда он получил назначение на пост заместителя Генерального директора компании по связям с общественностью. Как уже говорилось, через год с помощью автоматчиков Аркадий Евстафьев занял кресло своего непосредственного начальника.

Вряд ли между деятельностью господина Евстафьева на посту главы "Мосэнерго" и сгоревшими на Чагинской подстанции трансформаторами стоимостью в 180 тысяч рублей существовала прямая связь. Но, похоже, что электроснабжение Москвы и Московской области от ухода такого руководителя если и пострадает, то не очень...

Дмитрий Иванов