Закат эры политических убийств

Дело об убийстве депутата Госдумы Галины Старовойтовой закончилось приговором

Решение суда по делу об убийстве Галины Старовойтовой, принятое 30 июня, стало вторым случаем, когда затяжное, как болезнь, судебное разбирательство по громкому, "общественно значимому", делу закончилось вынесением обвинительного приговора. Ранее правосудие настигло лишь заказчика убийства сопредседателя партии "Либеральная Россия" Сергея Юшенкова. Однако значение приговора, вынесенного по делу Старовойтовой, не стоит преувеличивать: двое окажутся за решеткой, но еще четыре человека, ранее находившиеся под обвинением, вышли из зала суда без наручников и сопровождения. Они отпущены на свободу.

Городской суд Санкт-Петербурга приговорил к 20 и 23 с половиной годам лишения свободы с пребыванием в колонии строгого режима Юрия Колчина и Виталия Акишина. Суд решил, что подсудимые действовали по договоренности и целью их преступления было прекращение общественно-политической деятельности Старовойтовой. Обвинение считает, что Колчин был одним из организаторов убийства, а Акишин - его непосредственным исполнителем. Оба подсудимых признаны виновными по статье 277 УК РФ (терроризм, посягательство на жизнь государственного и общественного деятеля) и статье 105 УК РФ (убийство).

Еще двое подсудимых, Игорь Краснов и Игорь Ионов, были оправданы, а Алексей Воронин и Игорь Лелявин, также проходившие по делу, освобождены от наказания в связи с истечением срока давности преступления. Более того, приговор Колчину и Акишину еще может быть обжалован.

Все шестеро были арестованы летом и осенью 2001 года в Петербурге, Брянске и Поскове, а в ноябре 2002 года с санкции суда заключены под стражу. Суд над Колчиным и его подручными начался в январе 2004 года.

Кроме шести уроженцев города Дядьково Брянской области, которые оказались на скамье подсудимых, в убийстве Старовойтовой обвиняются еще пять человек. Весной этого года следственной службой УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области завершено расследование в отношении Вячеслава и Павла Стехновских, задержанных в Бельгии в июне 2004 года. В настоящее время обвиняемые знакомятся с материалами дела. Еще трое подозреваемых, Сергей Мусин, Олег Федосов и Игорь Богданов, до сих пор находятся в розыске.

Расследованием убийства занимались прокуратура Петербурга и региональное управление ФСБ. По делу были допрошены более тысячи человек.

Персоналии

Юрий Колчин - бывший сотрудник Главного разведуправления Генштаба, работавший затем личным шофером одного из лидеров тамбовской преступной группировки в Петербурге (по другим данным, шофером депутата Госдумы от ЛДПР). Колчин также являлся главой охранной фирмы "Благоверный князь Александр Невский", в которой работали некоторые подсудимые, в частности, Павел Стехновский, обвиняемый в приобретении оружия для убийства депутата.

По словам обвиняемого Алексея Воронина, Юрий Колчин, теперь уже официально признанный организатором преступления, потратил на подготовку убийства около 10 тысяч долларов, выделенных из личных средств. По приказу Колчина другие фигуранты дела установили в квартире Старовойтовой жучки, следили за ней, а затем совершили убийство. Воронин также заявлял, что слышал от Вячеслава Лелявина, будто за Юрием Колчиным стоял бывший депутат Госдумы Михаил Глущенко.

На недавних заседаниях государственный обвинитель требовал для Колчина пожизненного заключения.

Виталий Акишин, согласно показаниям помощника Старовойтовой Руслана Линькова, оказавшегося свидетелем преступления, был одним из непосредственных исполнителей убийства. Именно он стрелял в Старовойтову, тогда как Линькова, по данным следствия, пытался убить второй исполнитель, Олег Федосов, который явился на место преступления переодетым в женское платье и в парике. Как и для Колчина, суд просил для Акишина высшей меры наказания.

Алексей Воронин во время расследования служил для следствия одним из основных источников информации. В апреле Воронин признался, что не только участвовал в незаконной слежке за Старовойтовой (устанавливал прослушивающие устройства), но и помогал в уничтожении улик после ее убийства. После того как Воронин дал показания против себя и согласился сотрудничать со следствием, прокурор предлагал назначить ему срок наказания 4 с половиной года тюремного заключения.

По данным следствия, Игорь Лелявин следил за Старовойтовой, а после совершения преступления вместе с Ворониным участвовал в уничтожении улик, в частности, одежды, в которую были одеты убийцы.

Важные свидетельские показания о связях между подсудимыми дал старший брат Игоря Лелявина Вячеслав. Сам Вячеслав Лелявин, по его собственному признанию, состоял в приятельских отношениях с Колчиным. Лелявин-старший сообщил также, что был знаком с находящимся в розыске Сергеем Мусиным. По его словам, именно Мусин "где-то в 1996-1997 годах" предложил пострелять на военном полигоне в районе Петродворца. В стрельбах, организованных "для развлечения", участвовали братья Лелявины и Воронин, а сам Мусин не приехал. Вячеслав Лелявин рассказал также, что с Ворониным их семья долгое время состояла в дружеских отношениях. Однако Воронин стал, представляясь братом Лелявина, занимать у разных людей деньги, которые впоследствии не отдавал, и отношения испортились. Вячеслав Лелявин упомянул также фамилию Глущенко, но пояснил, что это фамилия кладовщицы.

Обвинение хотело для Игоря Лелявина 12 лет тюрьмы.

Игорь Краснов, по данным следствия, вместе с Ворониным устанавливал "прослушку" в рабочем кабинете Старовойтовой и у нее дома. Краснов является одним из членов охранного агентства "Благоверный князь Александр Невский", которым руководил Юрий Колчин. Суд признал, что хотя Краснов и участвовал в совершении преступления, сам об этом не догадывался. При этом гособвинитель просил для Краснова 15 лет тюремного заключения.

Юрий Ионов, как было установлено, подвозил убийц Старовойтовой - Виталия Акишина и Олега Федосова - к месту преступления. Как и Краснов, а также Воронин и Лелявин, Юрий Ионов работал в охранном агентстве Колчина. Суд пришел к выводу, что Ионов "не ведал, что творил", и отпустил его. Но обвинение просило приговорить Ионова к 15 годам тюрьмы.

Убийство

Депутат второго созыва Госдумы РФ, лидер партии "Либеральная Россия" Галина Старовойтова была застрелена в подъезде собственного дома накануне выборов в Законодательное собрание Санкт-Петербурга 20 ноября 1998 года. Помощник Старовойтовой Руслан Линьков, сопровождавший женщину, получил пулю в голову, однако остался жив и впоследствии выступал в качестве свидетеля. Преступники стреляли из пистолета "Беретта" и автомата "Агран 2000".

В этот вечер Старовойтова прилетела в Петербург из Москвы. В аэропорту Пулково ее встретил Линьков. Как считает следствие, там же ее ждал и Сергей Мусин. Он дал знать о ее прибытии Колчину, который дежурил у дома депутата, на набережной канала Грибоедова. Колчин связался с Акишиным и Федосовым и отдал окончательные распоряжения.

Кому это было нужно?

Заказчик преступления до сих пор не установлен, внятных версий о возможных причинах убийства Галины Старовойтовой все еще немного.

Анонимный источник в следственной группе утверждал, что покойная поддерживала тесные отношения с рядом коммерческих структур Санкт-Петербурга, которые позже стали мешать бизнесу так называемой тамбовской преступной группировки. Кроме того, по его мнению, одной из целей убийц могло быть обычное ограбление. Они якобы знали, что Старовойтова часто возит из Москвы крупные суммы денег, и в тот вечер у депутата было при себе около 100 тысяч долларов.

В этой связи появляется имя Михаила Глущенко (он же Миша Хохол), тогдашнего депутата Госдумы от ЛДПР, который на тот момент считался лидером тамбовского преступного сообщества. Один из свидетелей по делу заявлял, что Глущенко был связующим звеном между Колчиным и заказчиком. Впоследствии причастность Глущенко к убийству подтвердил также еще один свидетель, выступавший на процессе, Леонид Сайкин. Как было сказано выше, об участии Глущенко в убийстве Старовойтовой заявлял и один из обвиняемых, Алексей Воронин. В то же время Владимир Жириновский опроверг в суде сведения о причастности к убийству членов его партии.

При этом Жириновский заявил, что заказчиками убийства могли быть Геннадий Зюганов и Геннадий Селезнев. Версию о причастности к убийству Геннадия Селезнева не исключил и помощник Старовойтовой Руслан Линьков. Он отметил, что незадолго до смерти у Старовойтовой был серьезный конфликт с Селезневым. Конфликт, по его словам, возник в связи с законопроектом о введении акцизных марок на алкогольную продукцию, который Селезнев лоббировал в Думе. Линьков также назвал среди врагов Старовойтовой лидера РНЕ Александра Баркашова.

По некоторым данным, причиной смерти Старовойтовой могло послужить высказанное ею незадолго до смерти намерение выступить в Думе с сенсационным заявлением о махинациях при приватизации одного из оборонных предприятий.

Статья "терроризм"

Характерно, что убийцы Старовойтовой были осуждены по статье "терроризм" - статье, которая стала самой страшной за последние годы, причем не только для обвиняемых, но и для обычных россиян. Террористическая угроза почти вытеснила из сознания живущих на территории России все прочие опасности. Самыми громкими преступлениями 2000-х годов стали именно теракты, - о политических убийствах стали понемногу забывать. После взрывов жилых домов, произошедших в Москве на улице Гурьянова и Каширском шоссе в 1999 году, а также целого ряда других терактов, заказных убийств, которые по-настоящему взволновали бы общество, почти не было. Исключением можно считать разве что убийство Сергея Юшенкова в 2003 году, да и то общественный резонанс тогда был значительно меньшим, чем после убийства Старовойтовой, Холодова или Листьева.

Сложно сказать, то ли в России стали меньше убивать по политическим мотивам, то ли просто гибель одного человека, а не десятков и сотен, уже не привлекает к себе такого внимания, как раньше. Или, наконец, жертвами убийц уже не становятся такие колоритные фигуры, как деятели 1990-х. Так или иначе, прошлое десятилетие останется в общественном сознании эрой политических убийств, а нынешнее - эрой терактов.

Вероника Голицына