Обреченные на победу

Российские силовики представили случившееся в Нальчике как свою победу

В среду, 13 октября, на улицах Нальчика еще вовсю звучали выстрелы, город еще не был полностью очищен от захвативших его бандитов, а в средствах массовой информации уже появились две взаимоисключающие версии того, что же произошло в столице Кабардино-Балкарии "на самом деле". Одна из них принадлежала высокопоставленным представителям российских властных, в первую очередь - силовых, структур, другая - аморфному руководству чеченских сепаратистов, называющему себя "правительством Ичкерии". Однако при сопоставлении с фактами, опровергать которые было бы бессмысленно, выясняется, что обе версии весьма далеки от действительности.

"Методом экстраполирования внутренней готовности"

Смысл заявлений, с которыми выступали в среду всевозможные официальные лица - заместитель главы МВД генерал Александр Чекалин, заместитель генпрокурора РФ Владимир Колесников, начальник генштаба ВС РФ Юрий Балуевский, полпред президента в Южном федеральном округе Дмитрий Козак - сводились к одной нехитрой мысли: знали, ждали, готовились, благополучно отбили. Ну, не совсем благополучно - не обошлось без потерь, однако их уровень все же не столь катастрофичен, как было в прошлом году в сходной ситуации в Назрани, а главное - потери боевиков в Нальчике оказались больше, чем совокупные потери среди представителей вооруженных структур и мирных жителей. А значит, мы победили.

В течение среды официальные лица несколько путались в показаниях, сообщая президенту и телезрителям цифры потерь и сведения о характере отряда, напавшего на столицу Кабардино-Балкарии, но к утру четверга окончательная версия выглядела следующим образом. Всего на город напали свыше ста человек, среди которых - выходцы практических из всех районов Северного Кавказа. Из них примерно 70-80 человек были убиты, 27 - взяты в плен (уже в четверг их показали по центральному телевидению), часть (как минимум двое) - раненными попали в больницы Нальчика, отдельным бандитам, возможно, удалось затеряться среди горожан, их поиском сейчас занимаются правоохранительные органы. По данным пресс-службы МВД КБР, ни одному из нападавших не удалось невредимым уйти из города.

Правоохранительные органы, в свою очередь, потеряли 26 человек убитыми (19 милиционеров, двое военнослужащих внутренних войск, трое сотрудников управления ФСБ по республике, один оперативник из управления Федеральной службы исполнения наказаний и один военнослужащий Нальчикского погранотряда) и 59 - раненными (43 сотрудника милиции, восемь военнослужащих внутренних войск, шестеро сотрудников управления ФСБ по республике, один сотрудник управления ФСИН и один пограничник). Потери среди мирных жителей составили от 14 до 24 человек - поскольку напавшие на Нальчик боевики были одеты в гражданскую одежду, не всегда можно было сразу отличить тело законопослушного горожанина от тела бандита. Еще около 120 мирных жителей получили ранения, 97 из них были госпитализированы.

Но, помимо цифр, всех интересовали два вопроса: что нужно было столь значительному отряду боевиков в Нальчике и насколько эффективно действовали защищавшие его правоохранительные органы? Ответы не заставили себя ждать, хотя снова несколько разнились. Так, заместитель главы МВД Чекалин рассказал президенту историю, достойную голливудского вестерна. На самом деле, сообщил он, все началось с того, что еще во вторник сотрудники кабардино-балкарского УВД нашли в окрестностях Нальчика тайник с полутонной мелко расфасованной взрывчатки, поняли, что готовится крупный теракт, и решили действовать на опережение. Им удалось задержать двух пособников боевиков (одним из них оказался бывший сотрудник военного аэродрома) и узнать от них о намерении бандитов напасть на город. В ночь с 12 на 13 октября, в рамках все той же "превентивной" операции, подразделениям милиции удалось заблокировать в пригороде Нальчика, в районе Белой Речки, группу вооруженных ваххабитов, причем "в составе этой группы находился один из крупных организаторов бандподполья". Вот якобы для того, чтобы отвлечь федеральные силы от этого неназванного лидера, остальные боевики и предприняли дерзкое нападение на город в надежде, что там их некому будет встретить. Но бандиты просчитались. На докладе у Путина в присутствии журналистов Чекалин особенно подчеркивал, что все милицейские руководители сработали оперативно, действия по нейтрализации боевиков и эвакуации мирного населения были предприняты своевременно, взаимодействие с другими силовыми структурами - налажено. Чекалин не преминул добавить, что местный руководитель группы оперативного реагирования (после назранских событий такие группы под руководством полковников внутренних войск были созданы во всех регионах ЮФО) находился на своем рабочем месте и сразу взял на себя командование операцией.

"Со стопроцентной вероятностью нападение бандитов на объекты силовых структур Нальчика находилось в причинно-следственной связи с блокированием вооруженной группы в районе Белой Речки", - сообщил Чекалин хмуро глядевшему на него Путину. Ситуация возникла щекотливая: президенту предлагалось поверить в то, что тщательно спланированную и хорошо организованную операцию по нападению на забитый войсками и милицией город боевики провели спонтанно, в надежде спасти жизнь группы своих товарищей. Неизвестно, поверил ли Путин Чекалину, но некоторые горячие головы в средствах массовой информации, решившие "отработать" эту версию до конца, к вечеру среды даже распространили сообщение о том, что под Белой Речкой милиционерам попался сам Басаев и что он был убит. (Позже на вопрос журналистов, что стало с этим неназванным лидером, Чекалин ответил так: "Исходя из того, что вся группа уничтожена, методом экстраполирования мы предположили, что он уничтожен".)

Версию о том, что федеральные силы с самого начала держали инициативу в своих руках, несколько подпортил полпред президента по ЮФО Козак. Выступая перед журналистами в среду вечером в Нальчике, он заявил, что сотрудники правоохранительных органов действительно имели "определенную предварительную информацию, но не совсем точную". Впрочем, добавил Козак, главное даже не это, а то, что у милиционеров и военных была "внутренняя готовность к такому развитию событий", и поэтому защитники Нальчика проявили себя достойно, отбив нападение.

Еще больше версию Чекалина поколебал заместитель генпрокурора Владимир Колесников, который опроверг слухи о гибели Басаева и о том, что нападение на объекты силовых структур Нальчика служили "отвлекающей операцией". По мнению представителя Генпрокуратуры, цель у боевиков была иная - "предельно продемонстрировать свои возможности, продемонстрировать, что власть расписывается в своей беспомощности". То есть, имел в виду Колесников, нападали все-таки сепаратисты, а правоохранительным органам пришлось спешно занимать оборону. Замгенпрокурора не стал оценивать действия последних, зато рассказал, что его подчиненным почти сразу же удалось установить организаторов нападения. Это "ярые ваххабиты" Анзор Астемиров и Ильяс Горчханов, которые давно разыскивались за совершение многочисленных преступлений. Оба были убиты в среду во время боев в Нальчике.

Из выступлений указанных лиц и общего развития событий многие эксперты уже сделали вывод о том, что в целом случившееся в Нальчике действительно будет записано в актив правоохранительных органов и не приведет ни к громким кадровым отставкам, ни к реформам силовых структур, ни к политическим потрясениям наподобие тех, что начались после Беслана. Действительно, "повторить Назрань" в Нальчике не получилось (в ночь на 22 июня 2004 года крупный отряд боевиков напал на два десятка зданий силовых структур этого города, в результате чего погибли около ста сотрудников ингушской милиции и ФСБ, а также мирные жители; сами боевики смогли беспрепятственно уйти). Но можно ли говорить о победе и делать вид, что в Кабардино-Балкарии, вообще на Северном Кавказе, все идет по плану, что, в частности, созданная в прошлом году система взаимодействия спецслужб "сработала четко и безотказно", как выразился Чекалин?

Вряд ли. В неофициальных разговорах с журналистами сотрудники силовых ведомств Кабардино-Балкарии, прежде всего местного управления ФСБ, признавались, что подобного масштабного нападения на город никто не ожидал. Эксперты по борьбе с терроризмом утверждают, что подобную диверсионную операцию необходимо было готовить в течение длительного времени (ни о каком "спонтанном" отвлекающем маневре речь тут идти не может). Итого сотня вооруженных боевиков сумела провести тщательно спланированную операцию под носом у милиции и спецслужб, "слепота" которых еще раз подтвердила общеизвестный факт: агентурная работа среди боевиков и людей, сочувствующих сепаратистам, на Северном Кавказе не налажена. Впрочем, опыт последних лет показывает, что подобные промахи спецслужб являются нормой: ФСБ и милиция ничего не знали про Назрань и Беслан, если не вспоминать более ранние случаи, вроде Буденновска, Кизляра, "Норд-Оста" и так далее. Получается, прав Колесников: боевики не только хотели продемонстрировать, что "власть расписывается в своей беспомощности", но и продемонстрировали. До известной степени.

"Моджахеды стали шахидами"

Если теперь обратиться к версии другой стороны, то обнаружится совсем иная картина произошедшего. Краткий отчет о случившемся от имени "Главнокомандующего Вооруженных Сил моджахедов" Шейха Абдул-Халима представил один из интернет-сайтов чеченских сепаратистов. В нем налет на Нальчик был назван "успешной военной операцией", проведенной "силами моджахедов Кавказского Фронта (Кабардино-Балкарский сектор и приданные ему подразделения других секторов КФ)". По данным Абдул-Халима, нападению в Нальчике подверглись 15 "узлов и мест дислокации МВД, ФСБ, МО РФ", причем 9 "военных объектов и штабов" были сожжены или "частично уничтожены". От 140 до 160 "кафиров" (неверных) и "мунафиков" (видимо, местных мусульман, "сотрудничающих" с федеральными властями) убиты, более 150 ранены, более 100 милиционеров попали в плен, 27 единиц боевой техники сожжены.

Уже в четверг с тем же сайтом "по телефону связался один из командиров мобильной группы моджахедов (позывной Ассадула), участвовавших в операции в Нальчике". Он сообщил, что в городе было захвачено несколько складов с оружием и "конфисковано более 300 единиц стрелкового оружия, гранатометов и спецоружия". Отдельно на сайтах, сочувственно относящихся к сепаратистам, подчеркивается, что моджахеды "уничтожили в городе позорный памятник "Марии", жене Ивана Грозного". Речь, по словам авторов этих сообщений, идет о "некой Марии, которую местные мунафики отдали в жены Ивану Грозному как символ своей подчиненности Москве".

Собственные потери чеченские сепаратисты оценили следующим образом: "стали шахидами 11 моджахедов, четверо моджахедов пропали без вести". Кроме того, "кафиры и мунафики убили большое количество мирных жителей" - от от 70 до 80 человек.

Нет нужды специально подвергать сомнению достоверность этих сообщений - достаточно сравнить реакцию жителей Нальчика на произошедшее с тем, что было, например, в Беслане, где погибло по-настоящему большое количество мирного населения, или в Назрани, где были убиты около сотни милиционеров. Да и телевизионные картинки с нальчикских улиц, которые транслировались весь день в среду федеральными каналами (как к ним ни относись), тоже говорят сами за себя. Наконец, никаких достоверных сведений о том, что чеченские сепаратисты имеют непосредственное отношение к событиям в Кабардино-Балкарии, тоже пока нет - правоохранительные органы говорят о смешанном национальном составе банды. Словом, успехи "моджахедов" в сообщении из "Ичкерии" сильно преувеличены.

Кстати, с особым заявлением выступил и вполне известный сторонник чеченских сепаратистов - получивший в Лондоне политическое убежище эмиссар ныне покойного президента Ичкерии Масхадова Ахмед Закаев. Он подчеркнул, что к налету на Нальчик имеет отношение Шамиль Басаев, которые также входит в нынешнее ичкерийское руководство, и добавил, что данная операция не может рассматриваться как теракт, а является частью новой фазы освободительных боевых действий моджахедов на Северном Кавказе. Иными словами, имел в виду Закаев, сепаратисты провели тщательно спланированный и хорошо подготовленный боевой рейд по тылам противника в полном соответствии с международными нормами ведения войны.

Слепые против слепых

Как и в случае с выступлением "главнокомандующего моджахедов", идеологическую и пропагандистскую составляющую этого заявления можно пропустить мимо ушей, но следует обратить внимание вот на какое обстоятельство. Во всех просепаратистских выступлениях в интернете никак не объясняется то странное обстоятельство, что дерзкий рейд на Нальчик, кем бы и с какой целью он ни был предпринят, был, мягко говоря, обречен на провал. Одновременное нападение на несколько военных объектов, да еще с намерением их захватить и удержать (как было в здании УФСБ и 3-го ОВД города), свидетельствует о грамотной партизанской тактике и далеко идущих стратегических планах, но попытка занять несколько отделений милиции и ФСБ, контртеррористический центр, аэродром, исправительную колонию и прочие объекты в том же роде силами ста человек выглядит настоящим самоубийством. Количество погибших и захваченных в плен боевиков говорит само за себя.

Несомненно, на стороне сепаратистов был фактор внезапности и расчет на то, что, когда в нескольких районах города начнется стрельба, жителей охватит паника и можно будет без серьезного ущерба для себя нанести превосходящим силам противника значительный урон. В первые часы казалось, что именно так и будет. Но уже к двум часам дня среды Нальчик был блокирован, большая часть боевиков - убита или пленена, и сопротивление вели лишь те бандиты, которым удалось укрыться в зданиях - в помещении 3-го ОВД и в магазине "Сувениры" в центре города (они были уничтожены к утру четверга). И дело здесь не только в пресловутой "внутренней готовности", о которой упоминал Козак, но и в том, что Нальчик буквально нашпигован войсками, о чем сепаратисты не могли не знать.

Так, в окрестностях города в поселке Звездном дислоцируется полк ВВ МВД РФ, а кроме того, с июня этого года еще один полк ВВ был сформирован в самом городе из трех отдельных батальонов. В 2005 году были усилены и спецподразделения нальчикских сил МВД: создан спецбатальон для охраны общественного порядка на улицах города, в два раза увеличена штатная численность местных ОМОНа и СОБРа. Кроме того, в городе расположен штаб подразделений обеспечения погранотряда ФСБ РФ, а также дислоцированы части 135-го мотострелкового полка. Наконец, когда стали поступать сведения о нападении на Нальчик, к месту событий подтянулись части 58-й армии Министерства обороны РФ. Против бронетехники и большого количества войск малыми силами удобно воевать в лесу. В городе, да еще недружественно настроенном по отношению к боевикам, это чревато гибелью. По сообщению средств массовой информации, с первых же часов боя многие жители взяли свои дома под вооруженную охрану - это неудивительно на Кавказе, который буквально нашпигован оружием. О существенной помощи населения в операции по ликвидации боевиков говорили и представители МВД Кабардино-Балкарии.

Получается, что не только российские силовики не представляют себе, кто, где и какими силами им противостоит. Выходит, что и руководство боевиков допускает стратегические просчеты при планировании операций, в том числе не учитывает состояние морального духа противника и не просчитывает реакцию мирного населения на свои действия. А это в условиях столь существенного неравенства сил равносильно провалу всей кампании. Едва ли можно согласиться с тем, что боевики намеревались "дестабилизировать обстановку на Северном Кавказе" ценой гибели нескольких десятков своих сторонников - сейчас не 1995 год, и вряд ли руководство сепаратистов изначально сделало ставку на столь существенные невосполнимые потери, да еще при столь малом пропагандистском эффекте, по сути позволив противнику представить операцию в Нальчике своей победой.

А значит, зря в сентябре президент Путин упрекал сотрудников правоохранительных органов ЮФО за то, что их там слишком много. По словам президента, в этом регионе создана "самая высокая плотность правоохранительных сил" в сравнении не только с остальной территорией России, но также с Европой и Северной Америкой, - 1200 милиционеров на 100 тысяч мирных жителей. "Штатная численность правоохранительных органов постоянно растет, думаю, подчас в ущерб качеству и профессиональной подготовке сотрудников. Отсутствие четкого разграничения полномочий, параллелизм в работе размывают персональную ответственность и служб, и их руководителей", - заявил тогда Путин и оказался неправ: через два месяца в Нальчике перевес сил оказался на стороне милиционеров, и это предопределило исход боев за город.

Что ж, видимо, такова специфика российской государственной власти - там, где она не умеет брать умом и гибкой внутренней политикой, она берет числом. Числом штыков и потерь среди своих солдат и мирных жителей.

Дмитрий Иванов