Дамский кризис

Отправленная в отставку Саломе Зурабишвили ушла в оппозицию

В начале сентября этого года, когда главный архитектор "оранжевой" революции, госсекретарь Украины Александр Зинченко сенсационно подал в отставку, мало кто мог предполагать, что она обернется глубоким политическим кризисом и расколет власть страны на два враждующих лагеря – один во главе с Виктором Ющенко, второй, руководимый Юлией Тимошенко. В Грузии, где "цветная" революция хоть и произошла раньше, чем на Украине, политическую обстановку всегда оценивали по аналогии с украинской. И теперь, после того как президент Михаил Саакашвили уволил одного из своих ключевых министров – главу МИД Саломе Зурабишвили, многие увидели в этом первые признаки междоусобицы.

Однако не стоит думать, что в команде Саакашвили, пришедшей к власти в начале 2004 года, до сих пор все было безоблачно. Достаточно вспомнить хотя бы противостояние нынешнего министра обороны Грузии Ираклия Окруашвили и его предшественника на этом посту Георгия Барамидзе. Окруашвили возглавил военное ведомство в декабре прошлого года и сразу обвинил прежнее руководство в коррупции и нецелевом расходовании бюджетных средств. Барамидзе, возглавивший министерство по интеграции Грузии в евроструктуры и НАТО, назвал все обвинения в свой адрес абсурдом. "Что самое главное и тревожное - это попытка внести раскол в единство руководства страны. Грузинское общество не для того совершило революцию, чтобы продолжалась вакханалия времен Шеварднадзе, когда страна была доведена до катастрофы противостоянием министров и их интригами друг против друга. Мы не собираемся идти по этому пути, мы обещали грузинскому обществу, что будем вместе бороться за то, чтобы вывести страну из крайне тяжелого положения, вытащить ее из болота", - заявил в свое время Барамидзе. Но конфликт между двумя министрами был аккуратно замят, и о нем даже не вспомнили, когда партия украинских БМП, закупленных у Украины при Барамидзе, в полном составе вышла из строя. До поры до времени грузинская власть действительно не давала повода усомниться в том, что Саакашвили собрал коллектив единомышленников, разделяющих его взгляды на светлое будущее страны, где границы Грузии проходят по Псоу и Рокскому тоннелю, а в штаб-квартире НАТО гостю изТбилиси отведено почетное место.

В том, что именно Зурабишвили стала причиной политического скандала, нет ничего удивительного.

Если не брать в расчет, что ВВП Грузии, минимальная зарплата и прочие показатели, определеяющие уровень жизни населения, балансируют где-то на грани между "плохо" и "очень плохо", то главными проблемами страны являются восстановление ее территориальной целостности и, как было задекларировано президентом, евроинтеграция (читай – выход из сферы влияния России). Именно эти самые акутальные и каверзные вопросы входят в компетенцию МИД. Казалось бы, урегулирование конфликтов с Абхазией и Осетией – это дело, прежде всего, Георгия Хаиндравы, который собственно и является "министром по урегулированию конфликтов". Но понятно, что любой диалог с Цхинвали или Сухуми не может вестись без диалога с Москвой, а это уже дело внешнеполитического ведомства, как например, вывод российских баз из Грузии. Надо сказать, что как раз в этом Зурабишвили преуспела – с ее участием переговоры о выводе войск с грузинской террриторрии кончились к вящему удовольствию Тбилиси. Россия с некоторыми оговорками приняла условия грузинской стороны, и это, без сомнения, можно считать успехом местной дипломатии.

Даже если согласиться с тем, что отставка Зурабишвили в конечном счете стала результатом интриг "при дворе" Саакашвили, нельзя не признать, что ответ на главный вопрос - что делать с непокорными грузинскими автономиями Абхазией и Южной Осетией - так и не был найден. Хотя, согласитесь, называть их "грузинскими" сейчас - значит идти против истины, сложившейся де-факто. За последнее десятилетие самопровозглашенные республики фактически обрели суверенитет, став, с поправкой на негласную российскую помощь, вполне самостоятельными государственными образованиями. Если инкриминировать Зурабишвили пассивность в решении указанного вопроса на уровне диалога с Москвой, не стоит забывать, что с приходом к власти Саакашвили нажим на Цхинвали и Сухуми со стороны Тбилиси усилился, но это привело к обратному эффекту – чем громче звучали обещания "любой ценой" привести к повиновению отколовшиеся регионы, тем больше эти регионы дистанцировались от Грузии. Частые и категоричные заявления Саакашвили в адрес непризнанных республик можно было расценивать скорее как директивы главе Минобороны, но уж никак не советы министру иностранных дел. Что, собственно, и подтвердили события прошлого августа, когда с санкции Тбилиси грузинские войска нарушили в Цхинвали перемирие, длившиееся не один год. Это, в свою очередь, обострило и противоречение между Тбилиси и Москвой.

Атаку на Зурабишвили начала спикер грузинского парламента Нино Бурджанадзе, известная своей бескомпромиссностью в отношении буйных грузинских автономий ("Абхазия не получит независимости, пока будет жив хоть один грузин", - это из ее репертура). Кстати, многие говорят о том, что конфликт между парламентом и главой МИД вообще имеет чисто "женский" характер - два политика прекрасного пола, гнущие каждая свою линию, просто не смогли ужиться друг с другом, тогда как у мужчин-политиков в данной ситуации было бы больше шансов избежать критической развязки. Спикер, в частности, заявила, что министр иностранных дел нарушает правила "командной работы". "Мы обратились к председателю правительства с предложением рассмотреть вопрос о должностной ответственности министра иностранных дел", - сообщила Бурджанадзе 18 октября, отметив, что решение ряда важных политических задач невозможно при полном отсутствии скоординированной работы МИДа и его взаимодействия с другими государственными структурами.

"Мы не можем позволить себе роскошь закрыть глаза на то, что посольства не знают, согласно каким инструкциям им следует работать. В министерстве царит неразбериха, имеет место неуважение к парламенту как к структуре. Происходит полное игнорирование того политического курса, для выполнения которого требуется совместная работа по командному принципу", - пояснила спикер. Позже, когда Зурабившвили уже покинула свой пост, Бурджанадзе конкретизировала причины отставки. Их, по словам спикера, две – неспособность наладить работу доверенного ведомства и политические амбиции. "Сказывалась не только нескоординированность, а и игнорирование определенных замечаний, определенных требований, которые исходили не только со стороны парламента. Видимо, у госпожи бывшего министра были серьезные политические амбиции, и она готовилась не столько к осуществлению внешней политики, сколько к осуществлению собственной политической карьеры", - подчеркнула Бурджанадзе. К слову, конфликт между спикером и Зурабишвили обозначился еще весной. Тогда парламент обвинил министра иностранных дел в недопустимой заносчивости и пренебрежении к мнению высшего законодательного органа страны. Весной президент страны взял сторону министра, но на второй раз его не хватило.

После заявлений спикера парламентские комитеты по внешним связям и евроатлантической интеграции направили на имя премьер-министра Грузии Зураба Ногаидели обращение с просьбой рассмотреть вопрос о целесообразности нахождения Зурабишвили на своей должности. На следующий день премьер-министр Грузии Зураб Ногаидели подписал распоряжении об отставке главы МИД. Затем последовал и указ президента. Несмотря на то, что Зурабишвили критику спикера прокомментировала довольно осторожно, Ногаидели, объясняя свое решение, заявил, что опальный министр допускала "категоричный тон в отношении парламента, что является совершенно недопустимым".

Позже Зурабишвили выдвинула собственную версию причин отставки. "Все произошло так потому, – рассказала она корреспонденту Liberation, – что последний бастион большевизма в этой стране с самого начала делал все, чтобы меня отстранить. Это клика со своими методами правления, со своей системой коррупции, и она еще держит в своих руках парламент. Я была инородным телом в среде этих людей". Экс-глава МИД считает, что ее опала связана не с каким-то конкретным фактом, а с целой серией конфликтов. "Безусловно, тот факт, что я попыталась сменить послов, вовлеченных в систему коррупции, сыграл свою роль, – утверждает она. – Недавно я выступила против посла на Украине, который провернул сделку с недвижимостью в обход существующих правил. И вызвала сильное раздражение у посла в Москве, приняв решение о продаже собственности грузинского государства в центре Москвы".

Когда отставка Зурабишвили стала свершившимся фактом и был назначен новый глава МИД, ситуацию прокомментировал и президент. Он фактически повторил обвинения Бурджанадзе. По словам Саакашвили, при прежнем министре во внешнеполитическом ведомстве царил хаос, и ему приходилось месяцами ждать нужной документации из МИДа. "Мы за весь этот период не сумели вынести на международную арену вопрос о фактах этнической чистки в Абхазии. Не сумели вынести на всемирное обозрение нарушения с правами человека, которые ежедневно происходят в Цхинвальском регионе", - заявил преиздент. То есть разгильдяйство вкупе с недостаточным вниманием к абхазским и осетинским проблемам и стали, как утверждает глава государства, причиной перемен в руководстве МИД.

А вот Директор Института региональной безопасности Южного Кавказа Александр Русецкий считает, что Зурабишвили пала жертвой интриг. "Приехавшая из-за границы, она не смогла сориентироваться в ожесточенных закулисных схватках. Но очевидно, что она была несравненно большим профессионалом, чем остальные нынешние министры. Удар, нанесенный по ней, - это удар и по президенту Саакашвили, позиции которого ослабнут", - полагает эксперт.

На место неуважительно относившейся к парламенту Зурабишвили глава государства назначил главу Совета безопасности Гелу Бежуашвили, который сразу дал понять, что хотя бы в одном – в отношениях с законодательной властью - не повторит ошибок своей предшественницы. Заявив о том, что внешнеполитический курс страны при нем не претерпит изменений, глава МИД особо подчеркнул, что этот курс определен президентом и парламентом, которых избрал народ. Вместе с тем из слов Бежуашвили стало понятно, что структура министерства не будет подвержена перестройке, хотя некоторые перестановки в дипломатическом корпусе новый министр все же пообещал. Получается, что правы были те наблюдатели, которые утверждали, что весь конфликт закрутился действительно исключительно вокруг персоны Зурабишвили, а не дееспособности грузинской внешней политики.

Лишившись своего поста, Зурабишвили не стушевалась, а наоборот, сделала президенту весьма интересное предложение. Обращаясь к главе государства, она заявила, что для того, чтобы избежать политического кризиса, следует распустить парламент и назначить досрочные выборы. Поддержать ее Зурабишвили предложила всем гражданам республики, в том числе и оппозиционерам, у которых к правящей власти претензий хоть отбавляй. Правда при этом экс-министр подчеркнула, что не видит себя ни в одной из оппозиционных партий. Пока не видит.

Но уже 22 октября Зурабишвили заявила, что создает собственную партию, которая, понятное дело, будет находиться в оппозиции к официальному Тбилиси. Экс-министр еще раз подтвердила , что "не намерена заключать альянс ни с одной из ныне действующих в стране оппозиционных партий и движений, но не откажется сотрудничать с их представителями, которые будут разделять взгляды нового движения". По ее словам, "новое движение будет принимать участие и в выборах местных администраций, и в парламентских, и в президентских". Вместе с тем сама она выставлять свою кандидатуру на президентских выборах не собирается. "Это не означает, что я готовлюсь стать президентом Грузии – это не в моем характере", - пояснила Зурабишвили.

Вряд ли появление очередного оппозиционера, пусть и работавшего бок о бок с президентом, способно еще больше раскачать и так не очень стабильную политическую обстановку в Грузии. Власти утверждают, что ничего экстраординарного в отставке Зурабишвили нет и она ни в коем случае не означает, что власть дала трещину. "Что касается правительственного кризиса - я не думаю, что в Грузии будет правительственный кризис, – заявила спикер парламента Бурджанадзе, посетившая на днях Киев (надо думать, ради приобретения антикризисного опыта). - Была действительно не очень приятная ситуация за последние 2-3 дня, в связи с отставкой министра иностранных дел. Но я думаю, что это нормальный демократический процесс. В каждом демократическом государстве масса примеров, когда министры уходят в отставку, когда даже правительства уходят в отставку. Но это не вызывает в нормальных демократических государствах ничего сверхъестественного".

Когда Михаила Саакашвили спросили, что он думает по поводу заявления Зурабишвили о переходе в оппозицию и создании собственной партии, грузинский лидер честно и откровенно ответил: "Ничего". "Я ничего не думаю. Я думаю о том, чтобы сделать страну действенной и сильной", - признался президент. Не исключено, что сказал он это абсолютно искренне – при всем уважении к бывшей главе грузинского МИД, не того полета эта птица, чтобы глава государства утомлял себя размышлениями о ее планах. Но вот если бы на месте Зурабишвили была фигура масштаба Юлии Тимошенко, вряд ли президент Грузии смог позволить себе расслабиться. Дерзайте, госпожа Зурабишвили.

Бывший СССР00:01 8 ноября

Сказке конец

Туркмены построили свой СССР. Теперь они много работают, мало едят и любят вождя