Новости партнеров

Абсурдная свобода

Депутаты хотят наделить Общественную палату новыми полномочиями

"Полный абсурд"... Генеральный секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко считает возмутительно бессмысленными поправки в закон "Об Общественной палате", которые во вторник, 9 ноября, приняла в первом чтении Государственная Дума. Не в восторге от законопроекта правозащитники и участники рынка - в новых полномочиях Общественной палаты они усматривают очередную угрозу демократии в России.

Подправить закон предложил президент. Народные избранники не смогли отказать - при необходимых 226 голосах в поддержку законопроекта высказались 338 депутатов. Поправки наделяют Общественную палату правом привлекать граждан, общественные объединения и представителей СМИ к обсуждению вопросов, касающихся соблюдения свободы слова в СМИ, а также вырабатывать по этим вопросам рекомендации. Кроме того, ОП сможет давать заключения о нарушениях свободы слова в СМИ, которые в зависимости от содержащихся в них выводов могут направляться в регистрирующие, надзорные или правоохранительные органы, допустившие нарушения СМИ, а также в иные компетентные государственные органы или должностным лицам.

Президентская инициатива спровоцировала волну критических публикаций в СМИ, а члены Общественной палаты поспешили сделать большие глаза. В частности, "удивлен ажиотажем" адвокат Анатолий Кучерена. В эфире радиостанции "Эхо Москвы" он заявил, что президентские поправки всего лишь узаконивают право Палаты делиться с обществом своим мнением относительно свободы слова в СМИ. "Совершенно исключено, что Общественная палата сможет применять репрессивные меры, чтобы наказать того или иного журналиста или издателя", - добавил адвокат.

На технической сути поправок настаивают и единороссы, которые немало сделали, чтобы протолкнуть законопроект. Как объяснил председатель комитета Госдумы по общественным объединениям и религиозным организациям Сергей Попов (фракция "Единая Россия"), в базовом законе об Общественной палате вопросы соблюдения свободы слова и права граждан на получение достоверной информации были описаны достаточно обще. А принятые поправки создают правовую основу для того, чтобы гражданское общество могло влиять на ситуацию со свободой слова.

На первый взгляд, может показаться, что ничего особенного в поправках, действительно, нет. Они вполне вписываются в концепцию "палаты №3" (после Госдумы и Совета федерации), которую 17 мая 2005 года на закрытом выступлении на генсовете "Деловой России" озвучил нынешний главный идеолог строительства гражданского общества в России Владислав Сурков: "Мы видим в этом некий механизм, да, и выпускания пара. Но что плохого в этом? Эффективный механизм общественной системы, где прежде всего пар выпускается, массовый выход эмоций и настроения".

А какое же это будет выпускание пара без СМИ! Большой театр не каждый день Сорокина ставит; недостаточно часто, как, может, хотелось бы "Нашим", выходят новые романы Виктора Ерофеева; вымирающим видом приходится признать и "оборотней в погонах". В общем ситуация сложная, и без СМИ никак не обойтись. Даже удивительно, что текст поправок не был изначально включен в закон об Общественной палате. Кто знает - может, тогда бы не было проблем с узнаваемостью нового властного приростка. Согласно октябрьскому опросу фонда "Общественное мнение", большинство россиян (64 процента) по-прежнему не понимают, каковы функции Общественной палаты РФ, и затрудняются оценить целесообразность ее создания (тоже 64 процента).

Наделяя создаваемый орган правом отслеживать нарушения свободы слова, власть будто бы выполняет работу над ошибками. Почему же тогда правозащитники бьют во все оставшиеся в их распоряжении "колокола"?

Кучерена говорит, что Общественная палата будет заниматься не частными вопросами, а "проблемами национальными, общегосударственными, волнующими все общество". Правозащитники же считают, что основная цель законопроекта – найти лазейку, позволяющую власти вмешиваться в работу независимых СМИ. При декларируемых целях Общественная палата должна контролировать деятельность администрации президента, уверен Яковенко. Именно Кремль, по мнению генсека Союза журналистов России, является самым злостным нарушителем свободы слова. Особое внимание нужно уделить и губернаторам, считает Яковенко.

Однако почему-то слабо верится в то, что Палата станет ревизором для Путина. Даже если кто-нибудь из ее членов неожиданно начнет резать правду-матку, в распоряжении Кремля всегда имеется механизм для того, чтобы избавиться от неугодного общественника - в Палату, как известно, попадают не через избирательные урны.

Когда нельзя трогать власть - остается не так уж много объектов для выпускания пара. Не от хорошей же жизни депутаты борются с людоедами на телевидении. Пока у независимых СМИ имеется сильный союзник - общественные организации, которые могут наглядно доказать, что мнение Думы, Общественной палаты и других кремлевских органонов - это отнюдь не глас народа. Проблема, однако, в том, что для правозащитников также наступают непростые время. В одно время с поправками об Общественной палате в Госдуму был внесен законопроект, благодаря которому общественные объединения и некоммерческие организации могут попасть под тотальный идеологический и финансовый контроль государства.

По данным Газеты.Ru, поправки разработаны в администрации президента, однако внесены в Госдуму от имени группы депутатов. Законопроект с туманным названием "О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ" предлагает более чем конкретные поправки в законы "Об общественных объединениях" и "О некоммерческих организациях". Предлагается считать достаточным основанием для отказа в регистрации некоммерческой организации личность учредителя, "цели, задачи и формы деятельности" основанной им организации. Если они "противоречат Конституции" или "направлены на осуществление экстремистской деятельности, способствуют легализации денежных средств, полученных противоправным путем", организация должна быть закрыта. Фактически это означает, что любое уголовное дело, вроде "юкосовского", автоматически лишит его фигурантов права учреждать общественные организации. Еще один президентский завет депутатам предстоит выполнить: 20 июля 2005 года на встрече с правозащитниками Владимир Путин заявил о недопустимости финансирования политической деятельности в России из-за рубежа.

По идее, "палата №3" должна стать для власти своеобразным слуховым аппаратом, которой позволит чиновникам услышать глас народа. После разгрома правозащитников этот аппарат получит монопольное право на озвучивание воли низов. Палата будет лишь советовать, однако почему-то уже сейчас не хочется знать, как много в правительстве тех, кто ради правого дела готов стать врагом народа. А одобренные Думой во вторник поправки не кажутся такими уж абсурдными.

Андрей Ломкин

Интернет и СМИ00:0311 ноября

Сосут соки

Они считают, что мастурбация уничтожает белых мужчин. А виноваты во всем евреи