Новости партнеров

Без права на существование

Новым решением Верховного суда Национал-большевистская партия признана вне закона

15 ноября решением Верховного суда Национал-большевистская партия была-таки запрещена - суд отказал защите лимоновцев в удовлетворении жалобы на решение Московского областного суда о ликвидации НБП. Однако вряд ли этой новостью можно кого-то по-настоящему удивить, особенно самих нацболов. Привыкшие за 12 лет существования своего объединения к гонениям, запретам и судам, лимоновцы и не думают унывать - напротив, строят самые серьезные планы на ближайшее политическое будущее. Новое судебное решение, как ни странно, больше напугало представителей других политических сил, чем самих нацболов.

Естественно, после оглашения решения суда Лимонов разразился возмущенной тирадой и назвал его "унижением в глазах истории". "Я полон негодованием за то, что в нашей стране закон стоит на коленях перед государством", - с привычной патетикой заявил глава НБП. Известный писатель-политик также вновь выразил намерение подать иск в Европейский суд по правам человека, как только будет получено решение Верховного суда. В то же время он подчеркнул, что намеревается в самое ближайшее время создать новую организацию - "Национал-большевистскую партию Российской Федерации". По словам Лимонова, необходимые для регистрации партии 50 тысяч членских подписей уже можно считать собранными.

Оптимизм своего лидера разделяют нацболы из разных частей страны. Так, лидер свердловских лимоновцев Олег Шаргунов, комментируя решение Верховного суда, заявил, что "в этом нет ничего страшного". По его словам, в ноябре 2004 года состоялся съезд, на котором было принято решение о создании общефедеральной партии НБП. "К январю мы рассчитываем собрать необходимое количество подписей и отдадим документы на регистрацию. Если партия будет зарегистрирована, мы сможем участвовать в выборах", - с уверенностью сказал он.

Короче говоря, нацболы внешне спокойны, но волнуются, например, яблочники. Так, зампредседателя партии "Яблоко" Сергей Митрохин заявил, что Верховный суд очевидным образом выполнял заказ Кремля, но это решение вряд ли повредит НБП, скорее наоборот - сработает как реклама. Однако, по его словам, стоит серьезно беспокоиться о судьбе других организаций. "Создан очень нехороший прецедент, и под удар теперь может попасть кто угодно", - заявил Митрохин. Среди тех, кто находится в опасности, он назвал "Яблоко", Движение за гражданские права Льва Пономарева, группу "Совесть", партию "Зеленая Россия", "Солдатских матерей" и все другие движения, выступающие против политики Кремля.

История бюрократического противостояния Национал-большевистской партии, с одной стороны, и Минюста и разнообразных судебных инстанций - с другой, длинна, как "Илиада" и "Одиссея" вместе взятые, и куда более запутанна. Едва ли не с момента своего появления на свет НБП пыталась зарегистрироваться в качестве политической партии. В ответ на все свои запросы объединение неизменно получало отказ, а какая-нибудь инстанция непременно оказывалась тут как тут и требовала объявить лимоновцев вне закона.

Бюрократическая война

Национал-большевистская партия была зарегистрирована Управлением юстиции Администрации Московской области как межрегиональная общественная организация 23 января 1997 года. При этом устав организации, объединившей порядка 50 региональных отделений, был зарегистрирован почти на три года раньше, 8 сентября 1993 года, тем же Управлением юстиции, а 4 июня 1998 года в устав были внесены последние изменения и дополнения.

В 1998 году, вдохновленная такими успехами, НБП попыталась пройти перерегистрацию и приобрести статус общероссийской политической партии, но 6 ноября получила решительный отказ со стороны Минюста по причине ошибок и неточностей в документах. Нацболы решили не отчаиваться и через 10 дней, 16 ноября 1998 года, вновь подали документы. После этого в "Лимонке" появилась серия провокативных статей. В частности, в ноябрьском номере вышел материал под заголовком: "Будущее НБП: регистрация или терроризм?" Лимонов обратился ко всем нацболам с призывом устроить повсеместные "пикеты протеста" в надежде, что "власть поймет, что лучше включить НБП в правовое политическое поле". Естественно, власть не поняла, и в декабре 1998 года Министерство юстиции Российской Федерации вторично отказало НБП. На этот раз министерству не понравилась партийная программа. Нацболы подали иск, и в августе следующего 1999 года Таганский суд провел по нему два заседания и вынес решение в пользу Минюста.

В июне 2000 года НБП вновь подала документы на регистрацию и вновь получила отказ. В апреле 2001 года Эдуард Лимонов был арестован, а в июле того же года, еще до предъявления писателю основных обвинений, начальник ГСУ ФСБ генерал-лейтенант Балашов направил в Генпрокуратуру "просьбу" ликвидировать НБП. После этого были поданы два иска с требованием запретить "партию" - иск Управления Юстиции Московской области и иск Московской прокуратуры. Однако Московский областной суд решил оба дела в пользу нацболов.

В апреле 2003 года Лимонов был оправдан по основным обвинениям. В конце апреля 2003 года был проведен IV съезд НБП, и 7 августа нацболы подали пакет документов на регистрацию в качестве общероссийской политической партии в четвертый раз. 29 августа был получен очередной отказ. Национал-большевики, не зная, чем объяснить свою горькую судьбу, связали отказ с акцией против председателя ЦИК Вешнякова, которая была проведена за три дня до этого. Во время выступления главы Центризбиркома на форуме "Выборы-2003" находившийся в первых рядах зрителей молодой человек облил главу Центризбиркома майонезом. При этом руководитель департамента Минюста по делам общественных и религиозных объединений Александр Кудрявцев подчеркивал, что "основания для отказа имеют исключительно юридический характер, никакой политики и идеологии здесь нет". 8 октября 2003 года лимоновцы подали документы на регистрацию в пятый раз и в пятый раз получили отказ.

Вконец отчаявшиеся лимоновцы не в силах перенести удара решили "зубами вырвать свое законное право на участие в политической борьбе" у непреклонного Минюста и 3 декабря 2003 года взяли здание штурмом. Неудивительно, что 27 мая 2004 года Минюст шестой раз отказал Национал-большевистской партии в перерегистрации - теперь под названием "Национал-большевистский порядок". При этом еще ранее, в марте 2004 года, прокуратура Московской области подала заявление в Московский областной суд о лишении НБП регистрации за нарушение закона "О политических партиях". В прокуратуре посчитали, что общественная организация носит название партии незаконно.

В мае 2005 года прокуратура дополнила свой иск новыми обвинениями. Сначала было заявлено о нарушении национал-большевиками статьи 15 закона "О противодействии экстремистской деятельности", которая требует от общественной организации публично заявлять о несогласии с экстремистскими высказываниями членов ее руководящих органов. А затем НБП поставили в вину то, что вопреки требованиям закона "Об общественных объединениях", она не представляла в Минюст РФ сведения о своей деятельности с 2001 по 2003 год. Наконец, подмосковная прокуратура увидела в уставных документах НБП нарушение статьи 16 закона "Об общественных объединениях". В бумагах были якобы обнаружены призывы к созданию "Национал-большевистской армии", которая собиралась создать собственное государство на территории Казахстана.

Мособлсуд согласился с доводами прокуратуры и 29 июня 2005 года ликвидировал НБП, однако 16 августа решение суда было отменено судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда РФ. Затем 26 августа Генпрокуратура России опротестовала постановление Верховного суда об отмене ликвидации Национал-большевистской партии. И на заседании 15 ноября Верховный суд изменил свое решение и принял сторону прокуратуры, подтвердив решение Мособлсуда о ликвидации НБП, которое с этого дня вступает в силу.

Это когда-нибудь кончится?

Эдуард Лимонов, как и в прежние годы, настроен решительно и смотрит в будущее с изрядной долей оптимизма, однако решение Верховного суда должно было бы напугать не только "яблочников", но и его самого. Казалось бы, формальная ликвидация НБП не может помешать деятельности объединения. Но это не так: 2 часть 282 статьи Уголовного кодекса предусматривает лишение свободы сроком до двух лет за "участие в деятельности общественного объединения, в отношении которого судом принято вступившее в силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности". Иначе говоря, любая, даже самая мирная, как недавний визит в приемную Госдумы, акция лимоновцев или собрание за чашкой чая может стать поводом для уголовного преследования. И вполне возможно, что скандально известный писатель-политик ближайшие годы так и не сможет создать своей партии, и не почему-либо, а потому что будет вновь любоваться небом в клетку.

Вероника Голицына