Масхадов и Басаев прятались в одном бункере

Басаев покинул Толстой-Юрт за полторы недели до штурма убежища

Завершился судебный процесс по делу охранников Аслана Масхадова, задержанных 8 марта 2005 года в чеченском селе Толстой-Юрт. Вахида Мурдашева, Висхана Хаджимуратова, Скандарбека Юсупова и Ильяса Ирисханова приговорили к лишению свободы на срок от 5,5 до 15 лет. Согласно их показаниям, в бункере, где скрывался и был убит Масхадов, провел некоторое время и Шамиль Басаев. Он прятался там до тех пор, пока ему не подготовили отдельного надежного убежища.

Приговор вместо премии

Суд над Мурдашевым, Хаджимуратовым, Ирисхановым и Юсуповым начался 10 октября 2005 года. По данным следствия, Вахид Мурдашев - "бригадный генерал Ичкерии", назначенный руководителем аппарата правительства самопровозглашенной республики, - являлся личным помощником и спичрайтером Масхадова. Он помогал лидеру экстремистов готовить речи, которые тот произносил перед боевиками, готовившимися совершить новое нападение.

Висхан Хаджимуратов, племянник Масхадова, исполнял роль адъютанта бывшего президента Ичкерии - готовил и дегустировал пищу для Масхадова, который очень боялся быть отравленным. Ильяс Ирисханов помогал обеспечить безопасность. О деятельности Скандарбека Юсупова, хозяина домовладения номер 1 и пресловутого бункера, практически ничего не сообщалось. Сами боевики утверждали, будто он не был их сообщником.

Тем не менее, всем четверым были предъявлены обвинения в участии в незаконных вооруженных формированиях и незаконном ношении оружия. В добавление к этому Мурдашева обвиняли еще и в вооруженном мятеже. Приговоры всем были вынесены разные: если Ирисханова Верховный суд Чечни приговорил к пяти с половиной годам колонии строгого режима, а Юсупова к шести, то Мурдашева - к 15 годам.

К лишению свободы на семь лет с отбыванием в колонии строгого режима был приговорен и Висхан Хаджимуратов. По официальной версии, именно он убил Масхадова. Обвинение в убийстве ему, кстати, предъявлять не стали. Но не стали и выплачивать премию за ликвидацию лидера боевиков. А вот не убивавшие Масхадова участники штурма бункера по личному поручению Владимира Путина были представлены к государственным наградам.

Информации о том, что защита или обвинение - а прокурор просил назначить всем четверым более жесткое наказание - хотят опротестовать приговор, пока не появлялось.

Надежное убежище

Убежище, в котором с 20 ноября 2004 года прятались Аслан Масхадова и его подчиненные, не было комфортным, но считалось вполне безопасным. Во-первых, село Толстой-Юрт всегда славилось своими антимасхадовскими настроениями, так что там лидера экстремистов стали бы искать в последнюю очередь. Во-вторых, если верить показаниям боевиков, Юсупов вообще не знал, кого ему предлагают спрятать, пока сам не увидел Масхадова.

Что же касается мер безопасности, принятых обитателями бункера, то наружу боевики практически не выходили. Продукты для них закупал Юсупов, причем не в Толстой-Юрте, а в соседнем селе, чтобы не привлекать к себе внимания. Покупались продукты все время у разных людей. Сидевшие в бункере никому не звонили, даже Масхадов лишь отсылал сообщения. Он полагал, что разговор может быть прослушан, голос идентифицирован, а местонахождения сразу же вычислено.

До последнего дня Масхадов был настолько спокоен за свою жизнь, что даже решался принимать гостей. В частности, по словам боевиков, в феврале 2005 года у него побывал Шамиль Басаев. Он приехал в Толстой-Юрт один.

Басаев пробыл в бункере около недели. Его поселили в "комнате" Мурдашева. Спал он на полу, на матрасе, который дал хозяин дома. Свой приезд Басаев объяснил желанием укрыться в надежном месте до тех пор, пока ему не подготовят хорошее убежище. Все время пребывания "в гостях" он постоянно о чем-то совещался с Масхадовым. Как уверяли охранники, слушать разговоры и присутствовать в тот момент, когда Масхадов и Басаев работали на компьютерах, им не разрешалось.

Однако кое-что охранникам все же показывали. По словам племянника Масхадова, на экране компьютера Басаева он видел фотографии боевиков, которых Басаев называл исполнителями теракта в Беслане. Видел он и план захвата бесланской школы.

Гибель Масхадова

По некоторым данным, к Масхадову приезжал и Абдул-Халим Сайдуллаев, нынешний президент Ичкерии. Прямых предположений о том, что Масхадов вызывал его к себе, чтобы передать бразды правления, в СМИ не появлялось. Тем более что журналисты и ряд политиков склонялись к мнению, что Сайдуллаев будет президентом только формально, а реально влиять на обстановку в Чечне будут по-прежнему полевые командиры Шамиль Басаев и Доку Умаров.

Впрочем, никакой связи между появлениями Сайдуллаева с Басаевым и скорой гибелью Масхадова никто не заподозрил. Скорее всего, ее и не было. А что именно навело федералов на убежище Масхадова, до сих пор неизвестно. Сообщалось, будто о бункере федералам рассказал задержанный несколькими днями ранее боевик. Однако эта информация не подтвердилась.

Высказывались, впрочем, и версии о том, что федералы неплохо представляли себе местонахождение Масхадова, так как он прибыл в Толстой-Юрт для подготовки мирных переговоров с представителями федеральных сил. Однако на суде была озвучена версия Мурдашева. Помощник Масхадова предполагал, что вычислить их местонахождение федералам удалось лишь благодаря тому, что Масхадову позвонил Тим Гульдиман, который в 1995-1997 годах занимал пост руководителя группы ОБСЕ в Чечне.

Любопытно, что повторить эти показания на судебном процессе Мурдашев отказался. Их зачитали по материалам уголовного дела.

Мария Мстиславская