Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Украина
Окончен
2:1
Португалия
ЧЕ-2020 - квалификация • Группа B. 8-й тур
Франция
Окончен
1:1
Турция
ЧЕ-2020 - квалификация • Группа H. 8-й тур
Швеция
Окончен
1:1
Испания
ЧЕ-2020 - квалификация • Группа F. 8-й тур
Новости партнеров

"Интересы государства должны стоять выше личных обид"

Интервью с президентом Олимпийского комитета России Леонидом Тягачевым

22 декабря состоится Олимпийское собрание, на котором делегаты со всех регионов и из всех спортивных организаций страны выберут руководителей Олимпийского комитета России на ближайшие четыре года. На должность президента ОКР претендуют семь кандидатов. "Лента.Ру" публикует интервью с главным фаворитом выборов, действующим президентом ОКР Леонидом Тягачевым.

О вашей победе на выборах 22 декабря говорят, как о деле более чем вероятном. У вас есть четкий план, что вы будете делать после 22 декабря - и следующие четыре года?

У меня есть опыт предыдущей четырехлетки. То есть - знание проблем, которые нужно срочно решать. Моя программа – четкая диагностика существующих проблем и рецепты их решения. В моей программе нет общих слов. Только конкретные действия, подсказанные самой жизнью. Исходный тезис этой программы - конечно, необходимость иметь в России сильный, мощный Олимпийский комитет. Который будет создавать все необходимые условия для работы федераций по видам спорта и обеспечивать подготовку наших спортсменов ко всем крупным международным соревнованиям.

Исходный тезис ваших главных оппонентов звучит прямо противоположно: "Деньги дает Федеральное агентство по физкультуре и спорту, а значит именно оно должно главным в стране руководящим спортивным органом".

Я не вижу здесь противоречия. Во-первых, есть "Закон о спорте", который действует уже седьмой год. ОКР как общественная организация никогда не снимал с себя обязательств перед массовым спортом, но, действуя по этому закону, считал основным делом развитие спорта высших достижений. Согласно этому же закону, государственный орган в свою очередь занимается финансированием спорта в целом – в том числе и института сборных команд. В октябре 2001 года мы даже подписал договор о намерениях, который обозначал это разграничение полномочий. И основная задача сейчас – спустя четыре года все-таки подписать соглашение между ОКР и Росспортом. ЮНЕСКО еще в 2003 году в своем докладе рекомендовал усилить роль общественных организаций в делах государственных структур. Самые активные шаги в этом направлении делает и президент России Владимир Путин. Достаточно вспомнить Общественную палату, формирование которой закончилось только что.

Как в соглашении между ОКР и Росспортом предполагается решать финансовый вопрос, который, похоже, является главным камнем преткновения?

Мы - я говорю сейчас о себе и своей команде - собираемся предложить Росспорту по примеру Общественной палаты создать Общественную комиссию. Она должна осуществлять контроль за государственными деньгами, которые направляются в отрасль. Состав этой комиссии, конечно, обсудим коллегиально. Но я уверен, что в него должны войти, в первую очередь, олимпийские чемпионы, заслуженные тренеры, региональные лидеры, а также руководители самых успешных федераций по видам спорта от Олимпийского комитета и представители от Росспорта. Заседание - по мере надобности, раз в неделю или два раза в месяц. Сейчас как никогда необходимо четко задать стратегию распределения средств и ввести строгую отчетность. Чтобы ни у кого не возникало никаких сомнений.

Идея здравая. Только вот Общественная комиссия нужна Росспорту?

Во-первых, согласно "Закону о спорте", о котором я уже упоминал, Федеральное агентство не является неким собственником финансовых средств, выделяемых государством. Оно - лишь распорядитель. Если называть вещи своими именами, Олимпийский комитет в лице федераций по видам спорта имеет на эти средства полное право. Мы только хотим это право упорядочить. А во-вторых, мне кажется, создание Общественной комиссии выгодно обеим сторонам. Тем самым мы прекратим нескончаемые разговоры на тему, куда уходят и правильно ли используются государственные деньги.

А такие разговоры ходят?

Они не могут не ходить, учитывая практически полную непрозрачность механизмов выделения денег для той или иной федерации. Люди приходят, задают вопросы… Вот, например: почему бюджет Федерации спортивной борьбы России на 2006 год по сравнению с 2005-м уменьшился – при том, что на главных стартах 2005 года сборные выступили в целом успешней, чем в 2004-м? Интересно, правда? Или другой вопрос: как можно в год зимней Олимпиады выделять на мужскую сборную России по горнолыжному спорту всего 15 тысяч долларов? Этих денег не хватит даже одному спортсмену! На подготовку лыж за сезон больше уходит! А ведь мы говорим о целой национальной сборной команде! При этом совершенно не бедствуют мастера, к примеру, шорт-трека, очевидно имеющие не менее призрачные шансы на олимпийские медали, чем горнолыжники. Понятно, что профессионалы, знающие свое дело и болеющие за него, таких глупостей не допустят ни по незнанию, ни намеренно, чтобы насолить. Именно такие люди должны войти в Общественную комиссию. Дело даже не в частных случаях. Существует закон, определяющий права и обязанности всех сторон, задействованных в процессе подготовки национальных и олимпийских сборных команд России. Моя мысль простая: интересы государства должны стоять выше личных обид.

Но у Олимпийского комитета как у общественной организации по сравнению с Росспортом не так много возможностей самостоятельно обеспечить подготовку сборных команд.

Мы это понимаем. Поэтому ищем - и находим! - альтернативные способы. Благодаря помощи губернаторов, мы открываем региональные Дирекции Олимпийского комитета - своего рода филиалы. Уже открыты две Дирекции в Южном федеральном округе – в Краснодаре и Ростове-на-Дону и одна - в Санкт-Петербурге.

Что это за дирекции? В чем их функции?

В Дирекциях состоят представители местных органов власти, бизнес-кругов и общественных объединений. Такая структура позволяет содержать детские спортшколы и местные федерации, строить офисы, спортплощадки и стадионы. Например, сейчас в Краснодаре решается вопрос о передаче Олимпийскому комитету России знаменитого гребного канала и гостиницы. Там же, возле Центрального футбольного стадиона строится наш олимпийский медицинский центр. Список можно продолжать. Главное - мы доказываем действенность нашего подхода по привлечению регионов к решению государственных задач.

Это еще один повод руководителей Росспорта обидеться на вас, на весь Олимпийский комитет.

В этой ситуации они должны обижаться только на себя. Мы не можем спокойно и отстраненно смотреть, как Росспорт по разным причинам не решает стоящие перед ним задачи - в том числе прямые поручение президента и правительства Российской федерации. Наверное, потому что мыслим немного другими масштабами… Помните, еще в 2002 году была принята к реализации государственная программа "1000 ФОКов", которую мы с губернатором Челябинской области Петром Суминым представили на Госсовете. На одном из последних заседаний правительства Михаил Фрадков несколько раз спрашивал председателя Росспорта Вячеслава Фетисова: насколько программа реализована? сколько физкультурно-оздоровительных комплексов построено по стране? Руководитель Росспорта каждый раз отвечал так неубедительно, что премьер-министр не выдержал, попросил: принесите карту и покажите, где вы построили ФОКи! Ясно, что свои вопросы Михаил Ефимович задавал не просто так, потому что Росспорт за три года не построил ни одного комплекса! А я этот вопрос поднимаю на каждой встрече с губернаторами, градоначальниками. И уже пролоббировал строительство нескольких ФОКов в Южном и Сибирском федеральных округах. Потому что понимаю, что физкультурно-оздоровительный комплекс - это место, куда будут приходить заниматься дети и подростки. На самом деле программа "1000 ФОКов" - это готовая программа оздоровления нации и развития детско-юношеского спорта. Кстати, гораздо более дешевая и действенная, чем различные массовые мероприятия вроде "Лыжни России" и "Кросса наций", проводимые Росспортом за сумасшедшие деньги.

И все-таки, как Олимпийский комитет собирается зарабатывать деньги?

Я не скрываю: зарабатывать - это проблема. Она решается, но, к сожалению, не так быстро, как мне хотелось бы. Но в декабре наконец-то заработает олимпийская лотерея, доходы от которой пойдут на финансирование олимпийских команд. Думаю, уже в ближайший год мы обзаведемся собственной недвижимостью, которую в крайнем случае можно будет сдавать в аренду. И, конечно, нам нужны свои стадионы, восстановительные центры, инфраструктура…

Как вы планируете их заполучить?

Рассчитываем на помощь государства. Пока, увы, интересы бизнеса зачастую оказываются выше интересов общества. Почему-то считается более выгодным продать объект коммерческой структуре, которая кладет прибыль в собственный карман, чем организации, доходы которой будут направлены на решение социальных задач. Например, что мешает построить сеть фитнес-центров по примеру World Class? Ее можно назвать, допустим, Olympic Class или Olympic Center. Полагаю, подобные заведения с олимпийским брэндом быстро окупятся. И нам, спортсменам, не придется глубоко залезать в карман к государству.

Спонсорские контракты, которые заключает Олимпийский комитет, не решают проблему?

Да, у нас есть около десятка действующих контрактов с нашими партнерами. Их помощь для нас неоценима. Это Samsung, Bosco, Сбербанк, "Аэрофлот", "Лукойл", "Росно", Внешторгбанк… Также недавно заключили договор о намерениях с компанией Fedcom Media Алексея Федорычева. В случае, если его утвердит исполком ОКР и он вступит в силу, мы в 2006-2014 годах получим 110 млн. долларов. Более того, Федорычев пообещал материально поощрить чемпионов и призеров уже Олимпийских игр в Турине. Несмотря на то, что это не входит в условия подписанного контракта.

Заступая на свой пост в 2001 году, вы назвали первоочередной задачей – улучшение финансового и социального обеспечения спортсменов.

Благодаря недавнему учреждению "Фонда поддержки олимпийцев России" эта задача, будем надеяться, решена. Но теперь настал - черед тренеров. Сейчас специалистам работать со сборной страны и в финансовом, и в моральном плане невыгодно. Во-первых, это временная работа, которая в любой момент может закончиться увольнением. Во-вторых, низкооплачиваемая. Зарплата тренеров сборной России составляет от 500 до 1 тысячи долларов в месяц. При этом с командой они находятся минимум 8 месяцев в году, а то и того больше. Как они отнесутся к предложению коммерческих фитнес-центров или горнолыжных курортов перейти на более престижную, спокойную и высокооплачиваемую работу? Зарплата - более чем приличная, семья - рядом, рабочий день - строго регламентирован. Нормальный человек, раз попробовав такую жизнь, возвращаться на "электрический стул" уже не захочет.

Выход – оплачивать труд тренера по той же шкале, что и спортсмена?

Именно. Я сам был тренером и, смею надеяться, неплохим. Знаю не понаслышке: большинство наставников наших сборных команд – абсолютные фанатики своего дела, в хорошем смысле. Если им платить адекватную усилиям зарплату – ни в какую заграницу или на спокойную работу они не уйдут. И Олимпийский комитет сделает все, чтобы такая зарплату у них была. Мы уже ведем переговоры с учредителями "Фонда поддержки олимпийцев России". Настоятельно просим включить в список грантополучателей, наряду со спортсменами, и их тренеров, других специалистов. Иначе у нас просто не останется квалифицированных наставников, способных научить побеждать. Решение этого вопроса для меня, если хотите, – дело чести.

Не громко говорите, Леонид Васильевич?

Говорю - как думаю и как искренне считаю. Очень важно заботиться о тренерах, специалистах и ветеранах спорта. Они не частые гости в высоких государственных кабинетах и на первых полосах газет, но именно они - наша гордость и гарантия будущих побед. Росспорт не проявляет о них должной, системной заботы. Поэтому Олимпийский комитет пытается это сделать с помощью своих партнеров. Надеюсь, что тренеров и специалистов возьмет под свою опеку "Фонд поддержки олимпийцев России". А ветеранами пока занимается только мы. Организовали выезд на Игры в Афинах двухсот олимпийских чемпионов. Большую группу повезем в Афины. А двадцати наиболее нуждающимся ветеранам отечественного спорта выделили ежемесячные стипендии. У тех, кто забывает прошлое, не может быть никакого будущего. Тем более - великого.

После выборов 2001 года вы сетовали, что не смогли привести вместе с собой команду. Как складывается дело сейчас?

Я обязательно обращусь к Олимпийскому собранию с просьбой поддержать некоторых людей. С другой стороны, в исполком Олимпийского комитета войдут только те, за кого отдадут свой голос делегаты – вне зависимости от моего желания.

Кого вы можете назвать членами своей команды - из тех, кого выдвинули на разные должности в Олимпийском комитете?

Я не хочу навешивать ярлыки: этот - мой, тот - чужой. Программу каждого кандидата можно использовать правильно, с пользой для общего дела. Главное, чтобы было обоюдное желание работать, а не соперничать. Но я чувствую очень мощную поддержку - и из регионов, и из федераций.

Для вас стало неожиданностью столь большое количество претендентов на пост президента Олимпийского комитета – семь человек?

Если честно, я думал, что кандидатов будет меньше - три-четыре. Валерий Кузин был выдвинут по согласованию со мной – чтобы "подстраховать" в случае чего. Обещал перед выборами снять свою кандидатуру в мою пользу. Так же собирается поступить Виктор Хоточкин.

Что скажете о кандидатуре Владимира Лисина?

Мы с ним соседи – то есть почти родственники (улыбается). Наши центры - мой горнолыжный и его стрелковый - находятся поблизости. Как о профессионале, поднявшем Стрелковый союз России, могу сказать о нем только хорошее. Причин его выдвижения я не знаю, но, полагаю, они достаточно веские. В любом случае, к Владимиру Сергеевичу у меня отношение не изменилось. Мы как были друзьями – так ими и останемся.

Сколько медалей запланировали выиграть на грядущей зимней Олимпиаде в Турине?

25 медалей – 7 золотых, 5 серебряных и 13 бронзовых. Но подчеркну, что этот план – ориентировочный.

Предвыборная лихорадка не скажется на подготовке спортсменов?

Не моя вина, что Олимпийское собрание проходит в такие неудобные сроки. Если бы приняли решении в очередной раз перенести его - до окончания Олимпиады в Турине, возникла бы угроза признания ОКР нелегитимной организацией и - как следствие - неучастия сборной России на Олимпиаде. А вообще я очень сильно сомневаюсь, что хоть один спортсмен забивает себе голову мыслями: кого же выберут президентом Олимпийского комитета. Им сейчас не до этого. Главное, что все условия по подготовке по-прежнему выполняются без срывов.

А как вообще настроение, Леонид Васильевич? Выглядите уставшим.

Мало сплю. Вчера, например, приехал с работы домой в два ночи - встречи, переговоры... А уже в шесть утра выехал в Калугу. Вместе с губернатором Анатолием Артамоновым посмотрел за ходом работ в Центре гимнастике Ларисы Латыниной, посетил святые места, окунулся, а уже в двенадцать был в Москве на деловой встрече. Нормальный рабочий график президента Олимпийского комитета России. Привык. И не вижу никаких причин и даже поводов отвыкать.

Агентство спортивной информации "Весь спорт" специально для "Ленты.Ру"

Спорт21:3513 октября

Это пять!

Сборная России разгромила Кипр. Черчесов вывел команду на Евро-2020
Спорт10:1513 октября
Александр Усик (слева) и Чезз Уизерспун

Танцующий убийца

Усик дебютировал в супертяжелом весе и уничтожил Уизерспуна. Бой за титул будет жарким