Новости партнеров

"ОКР приближается к системному кризису"

Интервью с кандидатом в президенты Олимпийского комитета России Валентином Балахничевым

22 декабря в 11:00 по московскому времени начнет работу Олимпийское собрание, где пройдут выборы высших руководителей Олимпийского комитета России (ОКР). На пост президента претендуют семь кандидатов - действующий президент ОКР Леонид Тягачев, президент Стрелкового союза России, председатель совета дирекоров Новолипецкого металлургического комбината Владимир Лисин, председатель ВДО "Спортивная Россия", трехкратная олимпийская чемпионка по фигурному катанию Ирина Роднина, член Международного олимпийского комитета, четырехкратный олимпийский чемпион по плаванию Александр Попов, президент Ассоциации летних олимпийских видов спорта, первый вице-президент ОКР Валерий Кузин, президент Всероссийской федерации легкой атлетики Валентин Балахничев и вице-президент ОКР Виктор Хоточкин.

По стрингерской информации "Ленты.Ру", главным конкурентом Леонида Тягачева станут вовсе не Владимир Лисин с Ириной Родниной, а Валентин Балахничев - единственный кандидат в президенты, разработавший и представивший кандидатам программу развития ОКР. Он ответил на вопросы АСИ "Весь спорт" - специально для "Ленты.Ру".

Вы пришли на интервью с двадцатью с лишним листами вашей предвыборной программы. Это в лучшую сторону отличает вас от других кандидатов.

Многие почему-то считают, что на выборах президента программа - необязательный, лишний элемент, который не имеет значения для реального выбора. Но я слишком уважаю Олимпийское собрание и коллег-делегатов, чтобы выходить на трибуну просто так.

Надеетесь их убедить?

Я далек от распространенной позиции: "Я не оратор, я человек дела". Голосование будет тайным, поэтому делегаты должны четко понимать, что им предлагают. Я надеюсь, что в этот раз как никогда самую большую роль сыграет не административный ресурс, а профессионализм кандидатов, конкретность и реальность их программ.

Получается, вы не слышали разговоры, что все давно решено?

Я уважаю действующего президента ОКР Леонида Тягачева, и не думаю, что ему нужна поддержка сторонних сил. Его позиции и так достаточно крепки.

Что вас не устраивает в нынешнем Олимпийском комитете?

Анализируя ситуацию, я пришел к мнению, что ОКР приближается к системному кризису. Отсутствует четкая концепция развития олимпийского движения в России. Никто не может внятно сказать, куда мы движемся, чего мы хотим.

Судя по выступлениям главного кандидата Леонида Тягачева, задачей ОКР, в частности, является увеличение бюджета и средств, выделяемых на олимпийский спорт.

Позвольте, но ведь мы не коммерческая организация. Я считаю, что тех денег, которых мы получаем от государства, спонсоров и партнеров - более чем достаточно. Сейчас скорее стоит вопрос их рационального использования.

Что вам не нравится?

Бюджет ОКР должен формироваться более открыто, с обязательным участием и коллективным решением членов исполкома. Сейчас бюджет перекошен в сторону призовых выплат. При всей громадной работе, которую проводит нынешний президент ОКР по поиску партнеров и подписанию спонсорских контрактов, нельзя не отметить, что непосредственно на поддержание федераций по видам спорта уходит минимальная часть этих денег. Скажем, за последние пять лет Всероссийская федерация легкой атлетики получила от ОКР не более 60 тысяч долларов. При этом что часть денег ушла тому же Олимпийскому комитету в качестве арендной платы. Кстати, потенциальными реципиентами ОКР могут - и должны стать - субъекты Российской Федерации.

То есть вы отрицаете финансовую составляющую в целях и задачах ОКР?

Скорее мне не нравится контекст, в котором об этом говорится. В конце концов, деньги можно искать не только у спонсоров. Можно составить четкую и конкретную федеральную программу по развитию олимпийского движения и выйти с ней на государственные органы. Об этом уже много раз говорили, но никто этим так и не занялся. Такое ощущение, что ОКР легче искать внебюджетные средства, чем составлять значимые для государства социальные программы по развитию олимпийского движения и массового спорта.

Возможно, подразумевается, что государственные деньги можно получить и через Росспорт?

Одним из основных недостатков организационного обеспечения олимпийского движения России является отсутствие конструктивного взаимодействия с федеральным органом исполнительной власти в области физической культуры и спорта. Являясь главным распорядителем средств федерального бюджета, Росспорт должен оставаться стратегическим партнером ОКР. Это, безусловно, тонкая политика, но ОКР обязан искать точки соприкосновения.

Назовите другие пункты вашей предвыборной программы?

Это, в частности, усиление роли субъектов федерации в олимпийском движении страны. Кумулятивный бюджет всех 88 регионов РФ, в особенности – Москвы, намного выше бюджетов всех остальных организаций, участвующих в работе ОКР. Но на грядущем Олимпийском собрании только 62 делегата из 320 всего – будут представлять регионы. Иными словами, около 20 процентов. Однако именно на них, а не на федерациях по видам спорта, лежит большая часть нагрузки по подготовке резерва, обеспечению сборов национальной команды, строительству инфраструктуры.

Что еще?

Я не вижу в ОКР организации или структуры, которая бы системно занималась борьбой с допингом. В ОКР она явно носит плакатный, декларативный характер, выражающийся не в профилактике, а в юридических и даже политических разборках с международными организациями. Чем дольше такая ситуация будет продолжаться, тем больше проблем у нас будет на Олимпийских играх. ОКР постоянно занимает защитную позицию в этом вопросе, вместо того, чтобы заниматься превентивными мерами. По меньшей мере, антидопинговой пропагандой.

Как люди из регионов, делегаты Олимпийского собрания, с кем вы общались, расценили ваше выдвижение?

Пару дней назад я проводил онлайн-конференцию - и прочитал много хороших пожеланий. Учитывая формат, больше, чем я рассчитывал. И я не слышал от коллег, в том числе и от тех, кто обычно критично относится к моим действиям, мнений, что я себя переоценил. Ни одного замечания.

Кто те люди организации, структуры, кто вас поддерживает? Кто ваша команда?

Вернее будет сказать, я сам вхожу в определенную команду. Ее в широком смысле можно назвать командой государственников. Я проработав четыре года в Госкомспорте, стал еще большим государственником, чем был раньше. Я верю в преобразующую силу государства. И думаю, что в 2008 году в Пекине у нас колоссальный шанс выиграть Олимпиаду.

В четверг все решится. Какое у вас сейчас настроение?

Нормальное. От того, изберут меня или нет, мое будущее принципиально не изменится. Буду продолжать работать. Но мне приятно, что, возможно, впервые за свою жизнь я выйду на трибуну и буду знать, что меня будут слушать мои коллеги, которых я уважаю и которым доверяю как профессионалам.

Если избирают вас, все понятно. Есть программа, которую вы стараетесь реализовать. Вариант второй – вас "прокатывают". Вы отдадите свою программу победителю?

Программа - не моя собственность, не мое ноу-хау. Ее подсказала сама жизнь. Она не идеальна, ее нужно дорабатывать. И я готов помогать в ее доработке, ее реализации любому победившему кандидату. Дело в том, что мотивом моего выдвижения не было занятие места и желание делить денег. Двигало только желание принести пользу. И я первым поддержу человека, который сможет реализовать мою программу.

Агентство спортивной информации "Весь спорт" – специально для "Ленты.Ру"