Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram

Нож в спину пятого поколения

Ведущие американские эксперты считают, что разработка истребителя F-22 является критической ошибкой Пентагона

Почти сразу после окончания Второй мировой войны в военной авиации началась новая эра - эра реактивных самолетов. Если не брать немецкие машины военных времен, которые были скорее экспериментальными образцами, брошенными в бой, то самыми известными представителями первого "реактивного" поколения являются советский МиГ-15 и американский F-86. C тех пор прошло уже больше полувека, и теперь военная авиация готовится к новому витку гонки вооружений - появлению истребителей пятого поколения. Каждому из этих этапов соответствовали технологические нововведения, порой революционные, и каждый раз новое поколение, казалось, совершенно зачеркивает все возможности предыдущего.

Так считается и теперь. Истребители пятого поколения должны обладать малозаметностью для радаров, сверхзвуковой крейсерской скоростью, способностью "видеть" противника на большем расстоянии, а также высокой маневренностью. По мнению разработчиков американского истребителя F-22 Raptor, их машина по всем этим показателям превосходит все остальные самолеты, уже построенные и только задуманные.

Однако в военных кругах США не все разделяют такую уверенность. В начале апреля 2006 года два американских авиационных эксперта - Пьер Спрей (Pierre Sprey) и Джеймс Стивенсон (James Stevenson) - заявили, что разработка F-22A является критической ошибкой Пентагона, которая в случае полномасштабной войны будет стоить Америке проигрыша чуть ли не всех воздушных сражений.

Стоит отметить, что Спрей является признанным авторитетом в американской военной авиации. Он является активным деятелем группы, которую называют "Истребительная мафия" (fighter mafia). В это полуформальное общество входят пилоты, воевавшие на реактивных истребителях. Они выступают в качестве экспертов и аналитиков, оказывая сильное влияние на развитие американской авиации - в свое время они способствовали продвижению программ F-15, F-16 и А-10. Стивенсон не менее известен - в свое время он возглавлял журнал американской военно-морской авиации Topgun Journal.

Стоит отметить, что у проекта F-22 были оппоненты и раньше. Однако их аргументы сводились не к тому, что этот истребитель недостаточно хорош, а к тому, что он слишком хорош для современного боя. В будущем, утверждали критики, США не будут вовлечены в полномасштабный конфликт, в котором Raptor нашел бы себе достойного противника.

Между тем изначальная прогнозируемая стоимость истребителя (в случае закупки 750 самолетов) в 149 миллионов долларов слишком высока, чтобы принимать его на вооружение только для того, чтобы он охранял территорию США. В ходе дебатов в Пентагоне приняли соломоново решение - закупить F-22 в ограниченном объеме. Сначала объем закупок снизили до 381 самолета, а потом до 183. Это спровоцировало повышение его стоимости до 355 миллионов за единицу. Теперь это самый дорогой истребитель в мире.

По мнению Спрея и Стивенсона, конструкторы "Раптора" повторили ту же ошибку, что их немецкие коллеги времен Второй мировой, которые построили реактивный истребитель Ме-262. Тогда "Мессершмидт", казавшийся вершиной самолетостроения, не спас "Люфтваффе" от поражения в борьбе с многочисленными "Яками", "Мустангами" и "Спитфаерами" - немцы не могли построить достаточное количество реактивных машин, чтобы противостоять поршневым истребителям. Такое же будущее предрекают F-22 и американские эксперты.

В своем докладе (файл PDF) Спрей утверждает, что, любой истребитель необходимо оценивать с точки зрения четырех факторов, обеспечивающих победу в воздушном бою:

  • Первым увидеть противника. По словам экспертов, с Первой мировой войны и до Вьетнама от 65 до 95 процентов самолетов, сбитых в воздушных боях, погибли в результате внезапных атак.
  • Превосходить противника количественно. Самые современные самолеты не смогли помочь "Люфтваффе" противостоять большому количеству машин союзников.
  • Обладать лучшей маневренностью. Не только с технической точки зрения, но и по уровню мастерства пилотов.
  • Возможность быстро поразить противника. Чем больше самолетов участвует в бою, тем больше появляется возможностей нанести удар и тем больше для пилота вероятность стать мишенью для врага, пока он целится в другого.

    Как утверждают аналитики, по всем четырем параметрам "Раптор" уступает своим потенциальным противникам.

    Во-первых, "невидимость" (малозаметность) F-22 является мифом. Чтобы обнаружить противника, самолет должен использовать радар, который немедленно выдаст его расположение. Кроме того, параллельно с развитием технологии Stealth развивались и технологии ПВО, и теперь радары видят намного лучше и дальше, чем раньше. История, которая произошла в Югославии в 1999 году, когда батарея сербской ПВО сбила самолет-невидимку F-117, тому наглядное подтверждение. Авиационные радары, включая и новейшие системы ДРЛО, могут засекать "невидимые" объекты намного лучше старых советских систем, таких как ЗРК С-125, при помощи которой был уничтожен истребитель в Югославии.

    К тому же в настоящее время самолеты вооружены более эффективными ракетами, которые наводятся на источник радиоизлучения. "Кем бы вы хотели быть - полицейским на темной аллее с включенным фонарем, или затаившимся преступником, вооруженным пистолетом с пулями, которые сами наводятся на свет?", - пишет эксперт.

    Численное превосходство в воздухе также никогда не будет достигнуто из-за чрезвычайно высокой стоимости самолета. США просто не смогут построить столько же "Рапторов", сколько ранее было построено F-14 F-16, F-15 и F-18. 183 заказанных истребителя будут стоить, по самым приблизительным подсчетам, 65 миллиардов долларов.

    Однако американские военные программы имеют свойство расти в цене, и поэтому окончательная цифра может превышать эту на порядок. Обеспечить количественное превосходство в воздухе с таким воздушным флотом США не смогут никогда. По подсчетам Спрея, со времен F-86 "боевая эффективность" каждого вложенного в авиационный проект доллара снизилась в четыре раза.

    Маневренность нового самолета в ближнем бою эксперты также ставят под сомнение. По их словам, конструкторы пренебрегли этим качеством в пользу скорости, и теперь, если "Раптор" вступит в ближний бой с противником (к тому же и численно превосходящим), то у него не будет никаких шансов уцелеть. Между тем, как считают Спрей и Стивенсон, именно "собачьи схватки" будут самым распространенным видом боестолкновения между истребителями в случае начала полномасштабной войны.

    При этом основным оружием в этих схватках и вовсе может стать авиационная пушка. Эффективность вооружения истребителей, по мнению аналитиков, значительно снизилась со времен Второй мировой. По отношению к 12-миллиметровым пулеметам P-51 ракеты с тепловым наведением стали вдвое менее эффективны. В свою очередь, ракеты, которые наводятся на излучение радара, вдвое менее эффективны, чем те, которые оснащены головками с инфракрасным наведением.

    Аналитики также отмечают, что вследствие чрезмерно раздутого бюджета проекта ВВС были вынуждены сократить программы обучения пилотов, что также скажется на их способности вести маневренные бои. В будущем, полагают Спрей и Стивенсон, истребители будут вообще воевать практически без применения радаров, используя лишь пассивные системы поиска и идентификации объектов в воздухе.

    В этом случае F-22, оснащенный суперсовременным радаром, потеряет свой приоритет и способность нанесения первого удара. В целом, сопоставляя характеристики современных американских истребителей с самолетами и средствами ПВО других стран, эксперты считают, что со времен F-86 у истребительной авиации США сильно снизилась способность нанесения первого удара.

    "Единственное, за счет чего Америка сможет выжить в этой ситуации, это большое число F-16, которые до сих пор остаются в строю. День, когда их отправят на свалку, станет началом превращения ВВС в не-воздушные силы", - резюмирует Спрей.

    Спорить с экспертом сложно. Реальных масштабных воздушных боев между истребителями не было уже достаточно давно. При этом статистика, которая приводится в докладе Спрея, действительно свидетельствует о том, что F-86 был более эффективен, чем его последователи.

    Каждый из аргументов, которые приводит автор, также достаточно уязвим для критики - к примеру, тезис о том, что "Раптор" легко поразить ракетой с наведением на луч радара, противоречит его же утверждению о неэффективности таких ракет. К тому же современные истребители обычно работают в тесном взаимодействии с самолетами ДРЛО, что может и вовсе исключить применение ими радаров.

    Главный тезис Спрея заключается в том, что эффективность самолета можно оценивать только на основании его боевого применения, а критерии оценки новых машин надо создавать, также основываясь на боевом опыте прошлых лет. В прошлых войнах зачастую новое и более совершенное оружие действительно часто проигрывало более простому и надежному.

    Однако это чаще всего происходило не от его несовершенства, а в результате неумелого применения. США и другие страны строят новые истребители не в спешке. Вместе с этими машинами разрабатывается и другая техника, которая обеспечивает их работу. Параллельно совершенствуется мастерство летчиков. Поэтому проверить эти (весьма спорные) суждения аналитиков, скорее всего, можно будет только в реальной боевой обстановке.

    Павел Аксенов

  • АПЛ К-278 «Комсомолец» на дне Норвежского моря

    «Не надо ничего там бередить»

    Радиация затонувшей АПЛ «Комсомолец» угрожает жизни людей. Почему ее не торопятся поднять

    Самое пекло

    Америка боится извержения супервулкана. Чем он грозит человечеству?

    С миру по нитке

    Почему самый засекреченный российский спецназ воюет в американском снаряжении