К бою готов

Тегерану сдалали предложение, от которого он уже давно отказался

Иран получил предупреждение, которое можно назвать последним перед введением экономических санкций против этой страны. На встрече, состоявшейся 1 июня в Вене, Великобритания, Германия, Китай, Россия, США и Франция сделали Тегерану предложение, от которого ему будет непросто отказаться и еще сложнее - принять. Ирану предоставлено право выбора одного из двух путей дальнейшего развития событий. Первый: прекратить обогащение урана и получить за это от Запада массу экономический и политических преференций. Второй: проигнорировать инициативу "шестерки" и оказаться в международной изоляции.

При всей обтекаемости дипломатического языка, полного вежливых сопоставлений, при всей осторожности формулировок, используемых участниками переговорного процесса, ясно, что от Ирана требуется только одно - развивать свою ядерную программу в жестко очерченных рамках под присмотром МАГАТЭ. Причем начать необходимо с главного - полного прекращения работ по обогащению урана, так как именно эти исследования больше всего беспокоят международное сообщество.

В обмен на это Тегерану обещают практически бесплатно построить ядерные реакторы на легкой воде, обеспечивать их ядерным топливом, а также обеспечить Ирану режим наибольшего благоприятствования в торговле и начать широкий политический диалог по всем вопросам, интересующим Тегеран. США, в качестве бонуса, предлагают начать восстановление двусторонних отношений, разорванных еще 26 лет назад.

Несмотря на всю заманчивость этих предложений, Тегеран все же не сможет их принять. Дело тут даже не в том, что они недостаточно выгодны или как-то ограничивают развитие ядерной энергетики Ирана.

Проблема в том, что создание полноценного ядерного цикла от добычи урановой руды до утилизации отработанного топлива стало в Иране национальной идеей. Если даже руководство страны, поставленное перед ультиматумом, попробует свернуть исследования, население страны может выйти на улицы.

Иран - от великого аятоллы до последнего обывателя - буквально одержим идеей создания собственной, полностью автономной ядерной энергетики. Как рассказывают очевидцы, побывавшие в этой стране, даже либерально настроенная молодежь и интеллигенция, голосовавшие против нынешнего президента-консерватора Махмуда Ахмадинеджада, встала на его сторону в противостоянии с миром.

Иранцы считают себя наследниками древнейшей Персидской цивилизации. Национальную гордость жителей страны каждый раз очень ущемляют заявления западных политиков о том, что "нестабильному режиму" ни в коем случае нельзя дать возможность самостоятельно обогащать уран.

В этой связи слова Кондолиззы Райс о том, что "у Ирана есть великое прошлое, а у Америки - великое будущее", в сочетании с действиями администрации Джорджа Буша, иранцами воспринимаются как попытка Соединенных Штатов монополизировать право на передовое развитие.

Разумеется, Иран тоже не против блестящих перспектив для себя, а потому любые запреты на научные исследования там трактуют как сознательное ограничение прав суверенной страны, имеющей куда более древние корни, чем Европа, а тем более - США.

Еще одним фактором, который может повлиять на решение Тегерана и который часто упускают из вида дипломаты и наблюдатели, это готовность к самоограничению и даже самопожертвованию жителей Ирана во имя какой-либо общенациональной идеи. Эта особенность национального характера глубоко укоренена в местных религиозных традициях.

Характерной иллюстрацией этого могут стать очереди у пунктов набора смертников для армии. Люди готовы пожертвовать собой ради безопасности страны. Причем в "шахиды" идут не только неграмотные крестьяне, но и городские жители, получившие вполне современное воспитание и образование. Уже сейчас официальный список потенциальных "живых бомб" насчитывает десятки тысяч фамилий.

Из этого можно сделать вывод, что ради сохранения самостоятельно развивающейся ядерной энергетики иранцы готовы вытерпеть все сложности, связанные с потенциальными экономическими санкциями. Ахмадинеджад нисколько не кривит душой, когда говорит, что его согражданам любое эмбарго будет нипочем. "Все для атома, все для ядерной энергетики" - такой лозунг иранцы поймут и примут.

Любое эмбарго против Ирана в первую очередь будет означать запрет на экспорт нефти для этой страны. В Тегеране отлично понимают, что с введением этой меры цены на энергетические ресурсы в мире совершат невообразимый скачок. И ударит это, в первую очередь, по тем странам, которые угрожают применением санкций (за исключением России, конечно), так как их экономики являются самыми энергоемкими в мире.

Все эти причины в сочетании с моральной поддержкой, оказываемой Ирану Россией и Китаем, скорее всего, приведут к тому, что Тегеран, под тем или иным предлогом, откажется от инициативы, выдвинутой "шестеркой".

В сообщении официального иранского новостного агентства ИРНА об итогах переговоров в Вене скупо говорится, что "встреча "шестерки" в Вене завершилась без новых предложений". Там же подчеркивается, что "Иран неоднократно заявлял, что отвергнет любое требование приостановить обогащение урана как предварительное условие переговоров по ядерной проблематике".

Хотя это пока не прямой отказ, но понять из этих нескольких строк, в каком направлении движется мысль руководства Ирана, можно.

Глава МИДа России Сергей Лавров в пятницу 2 июня вольно или невольно положил еще один камень на чашу весов, в которой находятся аргументы против принятия предложения "шестерки". Он заявил, что все договоренности, к которым стороны пришли на встрече в Вене, исключают применение по отношению к Ирану военной силы.

Можно не сомневаться, что это заявление в Тегеране восприняли с большим облегчением.
Если санкции воспринимались иранскими руководителями лишь как прелюдия к удару по ядерным объектам, то после слов Лаврова вероятность военной операции может показаться им ничтожной. А разрушение ядерной инфраструктуры - это единственное, что может по-настоящему сейчас тревожить Тегеран.

Согласно сведениям, просачивающимся из неофициальных источников, Ирану отводится несколько недель на выработку окончательного решения по предложению "шестерки". Очевидно, любой ответ - как позитивный, так и негативный - будет обсуждаться на встрече глав-государств "Большой восьмерки", которая состоится в июле в Санкт-Петербурге.

По всей видимости, лидеры "наиболее развитых демократий мира" примут окончательное решение по иранскому вопросу именно там.

Учитывая то, что Иран явно не желает прекращать исследования атома и то, что "последнее предупреждение" ему уже было сделано, уверенность министра иностранных дел России в исключительно мирном решении конфликта может со временем рассеяться.

Мир00:01Сегодня

«Человека убивали за неправильную считалочку»

От Чечни до Украины: он прошел все войны бывшего СССР и готов о них рассказать