Новости партнеров

Родовые муки

Кондолизза Райс объявила о появлении на свет Нового Ближнего Востока

В воскресенье госсекретарь США Кондолизза Райс вылетает на Ближний Восток, чтобы посетить Израиль и палестинские территории, а затем переместится в Италию, чтобы продолжить обсуждение путей выхода из нынешнего кризиса. В пятницу Райс провела брифинг для журналистов, на котором объяснила позицию Белого дома по отношению к событиями, происходящим на ливано-израильской границе. Следует отметить, что это первое выступление высокопоставленного чиновника нынешней администрации, представляющее развернутое объяснение того, каким Вашингтон видит будущее "Хизбаллы", ливанского правительства и всего региона в целом. "Лента.ру" предлагает полный перевод выступления Райс и ее ответов на вопросы журналистов.

Госсекретарь США Кондолизза Райс: Добрый день. В это воскресенье я отправляюсь в Израиль и на палестинские территории, где мне предстоит встретиться с премьер-министром Ольмертом и его кабинетом, а также с президентом Аббасом и его окружением. После этого я отправлюсь в Рим, где проведу встречу с Постоянной группой по Ливану. Страны Постоянной группы образуют ключевую Контактную группу, которая может помочь правительству Ливана справиться с теми политическими, экономическими трудностями, а также трудностями в сфере безопасности, которые в настоящее время переживает эта страна.

Сегодня мне хотелось бы коротко рассказать о тех целях, которые я рассчитываю добиться в ходе своей поездки, а затем, разумеется, я отвечу на ваши вопросы. Важно помнить, что причиной нынешней вспышки насилия в регионе [стало] незаконное нападение "Хизбаллы" с ливанской территории. Ситуация, в которой вылазка террористической группировки способна втянуть в войну целую страну, даже целый регион, недопустима.

В ответ на дерзкую провокацию "Хизбаллы" в и без того неспокойном регионе Соединенные Штаты вместе с другими странами "Большой восьмерки" выступили в Санкт-Петербурге с важной декларацией. Арабские страны во главе с Саудовской Аравией, Египтом и Иорданией также критически расценили эту провокацию. Организация Объединенных наций и Европейский союз, конечно же, послали в зону конфликта своих представителей. Сегодня США еще раз призывает террористов немедленно отпустить захваченных солдат. И в то время как Израиль действует в соответствии с правом любого суверенного государства на самозащиту, мы призываем власти этой страны приложить все усилия для того, чтобы по возможности избежать жертв среди мирного населения и разрушения гражданской инфраструктуры Ливана.

Мы не прекращаем усилий для того, чтобы помочь минимизировать страдания невинных людей, попавших в зону конфликта: ливанцев, израильтян, палестинцев. С удовлетворением могу сообщить, что правительство Израиля согласилось на предложение США и других стран открыть в Ливане гуманитарные коридоры, через которые международное сообщество могло бы оказать столь необходимую ливанскому народу помощь.

В ходе встречи Постоянной группы, которая состоится на будущей неделе, и в дальнейшем мы будем продолжать вместе с нашими партнерами добиваться того, чтобы гуманитарная ситуация в Ливане улучшилась, и кроме того США планируют оказать этой стране прямую гуманитарную помощь. Мы ищем все возможные пути для прекращения нынешнего насилия, и делаем это настойчиво. Но не только - мы также намерены добраться до корней тех причин, которые порождают насилие, чтобы в регионе мог установиться настоящий и длительный мир.

Обычное прекращение огня было бы ложным выходом из нынешней ситуации, если бы оно просто вернуло нас к статус кво и позволило террористам по-прежнему, по своему усмотрению и в любое время, осуществлять нападения и ставить под угрозу жизни неповинных людей, израильтян и арабов, во всем регионе. Это было бы гарантией будущих вооруженных конфликтов. Вместо этого, мы должны действовать более дальновидно и ставить перед собой более амбициозные цели. Мы должны настойчиво добиваться того, чтобы на Ближнем Востоке возникли предпосылки для стабильности и длительного мира.

Я только что вернулась из Нью-Йорка, где встречалась с Кофи Аннаном и выслушала отчет о положении дел на Ближнем Востоке, подготовленном экспертами ООН, только что побывавшими в этом регионе. Заявление "Большой восьмерки" от 16 июля и резолюции Совета безопасности ООН №№ 425, 1559 и 1680 обозначают рамки международного консенсуса, в соответствии с которыми наши дипломатические усилия направлены на помощь молодому ливанскому правительству по трем направлениям: с точки зрения политики, экономики и безопасности. Эти широкие рамки, разумеется, допускают размещение ливанских вооруженных сил во всех районах этой страны и полную международную поддержку усилиям ливанского правительства по утверждению своего суверенитета и главенства центральной власти на всей ее территории.

Мы ожидаем, что Ливан пришлет своих представителей на заседание Постоянной группы, я же постоянно провожу консультации с премьер-министром Синиорой по вопросам о том, как международное сообщество может помочь его правительству. Цель моей поездки - выработать совместно с нашими партнерами такую программу действий, которая привела бы к созданию предпосылок для полного и длительного прекращения всех вооруженных конфликтов в регионе. Но, вылетая на Ближний Восток, я отдаю себе отчет в том, что на многие стоящие перед нами вопросы нет легких ответов, как нет и готовых рецептов для немедленного исправления ситуации. Я с полным основанием ожидаю, что дипломатические переговоры о мире будут трудными, но мы с президентом Бушем готовы к этой работе.

Прежде чем ответить на ваши вопросы, я хотела бы выразить свою признательность и благодарность сотрудникам Государственного департамента и Министерства обороны США, а также других американских министерств и департаментов, которые помогли осуществить успешную и продолжающуюся эвакуацию гражданских лиц из Ливана. Несмотря на все трудности, связанные с перевозкой людей морем, и несмотря на то, что это сопровождалось повышенными мерами безопасности, нам удалось за неделю провести самую крупную спасательную операцию, осуществленную силами одной страны. По нашим расчетам, уже завтра в безопасности должны оказаться 10000 американцев. Это одна из самых крупных и наиболее сложных операций такого рода со времен Второй мировой войны. Конечно же, еще многое предстоит сделать. Но я уверена, что американцы, состоящие на службе у своей страны, готовы к этим задачам. А теперь, пожалуйста, задавайте вопросы.

Анна?

Госпожа госсекретарь, вы сказали, что Соединенным Штатам и другим странам следует действовать более дальновидно и ставить перед собой более амбициозные цели, чем просто немедленное прекращение огня. Будут ли ваши действия дальновидными и эффективными, если вы не привлечете к переговорам ни Сирию, ни "Хизбаллу"?

Прежде всего, Сирия хорошо знает, что ей надо делать и что именно "Хизбалла" является источником всех проблем. Дело в том, что в резолюции СБ ООН №1559 и в ряде последующих мировое сообщество заявило о необходимости того, чтобы Ливан стал суверенным государством, без вмешательства со стороны иностранных сил - и вот почему сирийским войскам было сказано покинуть территорию этой страны. Эти резолюции настаивают на том, чтобы полномочия правительства Ливана распространялись на всей территории страны. Поэтому недопустима такая ситуация, когда юг Ливана становится прибежищем незаконных вооруженных формирований, которые сидят там и обстреливают ракетами Израиль и тем самым ввергают в хаос всю страну, а ливанское правительство ничего не знает об их планах.

В настоящее время правительство Ливана отказывается нести ответственность за то, что происходит. Правительство Синиоры - хорошее и молодое демократическое правительство, но экстремисты из "Хизбаллы" поставили его в рискованное положение и навлекли бедствие на весь регион. Любое прекращение огня не должно привести к тому, чтобы нынешнее положение дел сохранилось без изменений. Заверяю вас, что если мы будем просто добиваться перемирия, которое восстановит и заморозит нынешнее статус кво, мы снова окажемся свидетелями вооруженного конфликта через полгода или через пять, девять, двенадцать месяцев, и нам снова придется добиваться перемирия, потому что "Хизбалла" снова решит использовать юг Ливана как удобный плацдарм для обстрела территории Израиля.

Поэтому, когда я говорю, что на этот раз мы действительно должны добиться выполнения тех решений, которые в резолюции 1559 были поняты как необходимость закрепить за ливанским правительством юг страны, распространить его влияние на всю территорию Ливана, чтобы ее больше нельзя было использовать подобным образом, - я имею в виду, что именно в этом и заключается ядро будущего политического решения, которое позволит добиться по-настоящему длительного прекращения огня.

Да?

Госпожа госсекретарь, вас не тревожит, что Израиль, похоже, готовится к широкомасштабному вторжению в Ливан - к крупной наземной операции, возможно, более крупной, чем можно было ожидать?

Пожалуй, я не готова к спекуляциям о том, что пока является не более чем спекуляциями. Израильтяне заявили, что не собираются расширять данный конфликт, и я понимаю их слова буквально - что они не собираются расширять конфликт. Только политическое решение, только некий политический план могут как остановить насилие, так и превратить Ливан и весь регион в гораздо более безопасное место, где подобное никогда больше не произойдет. И я думаю, именно к этому мы сейчас и стремимся.

И еще, позвольте заметить, когда я говорю, что немедленное прекращение огня без всяких политических решений не имеет смысла, я не хочу сказать, что в прекращении огня нет никакой необходимости. Есть, и еще какая.

Пожалуйста, Элиза.

Вы говорите о поддержке правительства Ливана и о необходимости устранить угрозу, которую представляет собой "Хизбалла". Но "Хизбалла" - не только угроза для безопасности региона. Это ведь и политическая партия, выдвинувшая своих министров в кабинет, депутатов в парламент. Можно ли в такой ситуации найти какой-то политический выход? Речь идет о полном уничтожении "Хизбаллы" в Ливане или вы видите для нее место в будущем политическом устройстве страны, когда все проблемы безопасности будут решены?

Очевидно, что "Хизбалла" как политическая сила действует не слишком ответственно. Ведь "Хизбалла" действует без санкции правительства Ливана, в нарушение всех мыслимых международных законов, не говоря уже о множестве международных резолюций Совета безопасности ООН, и даже не беспокоится о том, чтобы поставить в известность об этих действиях своих коллег по кабинету министров. Вот почему и в политических одеждах "Хизбалла" не может быть названа ответственной силой, и я думаю, вопрос надо ставить именно так, и это еще раз напоминает нам о том, против чего была направлена резолюция 1559 - о том, что случится, если в политическом процессе станет участвовать сила, которая одной ногой опирается на терроризм, а другой - на политику. В длительной перспективе такое положение дел не жизнеспособно. Но я думаю, что самая острая задача ближайшего будущего - вернуть процесс в политическое русло, чтобы позволить Ливану начать восстанавливать свой суверенитет.

Да, Джон, пожалуйста.

Госпожа госсекретарь, вы наверняка знаете, что есть люди, которые говорят, которые говорили это в течение нескольких предыдущих дней, что вам надо было ехать на Ближний Восток, - почему вы еще несколько дней назад не объявили об этой поездке и не уехали? И второй вопрос: готовы ли Соединенные Штаты послать свои войска, а именно свои наземные силы, для участия в миротворческой операции на ливанской границе?

Мы активно обсуждаем, какого рода международное военное вмешательство имело бы сейчас смысл, но я не думаю, что кто-то ждет от США непосредственного участия в этом вмешательстве.

Что же касается якобы потерянного времени, то, конечно, Джон, я могла бы сразу сесть в самолет и поспешить на Ближний Восток и начать курсировать туда-сюда, но, боюсь, никому не было бы понятно, в чем смысл этого курсирования. Теперь же мы успели провести ряд консультаций с нашими партнерами, прежде всего, с нашими партнерами по "Большой восьмерке". Я постоянно поддерживаю контакт с другими заинтересованными сторонами, включая Египет, с представителями которого я беседовала пару дней назад. Мы проводили консультации с правительством Синиоры. И разумеется, я постоянно поддерживала контакт с правительством Израиля и совсем недавно посетила штаб-квартиру ООН. И мне кажется, только теперь мы начали различать очертания будущего политического решения, которое может привести к прекращению огня на наиболее надежных условиях, предусмотренных резолюцией 1559, предусмотренных тем, о чем говорилось в заявлении "Большой восьмерки". Детали этого решения становятся все более ясными. Но я не вижу смысла в дипломатических усилиях ради возвращения Ливана и Израиля к статус кво. Я считаю, что это было бы ошибкой.

Мы с вами являемся свидетелями, образно говоря, зарождения - настоящих родовых мук нового Ближнего Востока, и что бы мы ни делали, мы должны быть уверены, что движемся вперед, к новому Ближнему Востоку, а не откатываемся назад, к прежнему.

Пожалуйста, Джеймс.

Госпожа госсекретарь, как вы уже упомянули, ключевое требование резолюции 1559 - призыв к разоружению террористических вооруженных группировок на территории Ливана усилиями полномочного правительства этой страны. Удалось ли вам в ходе консультаций с ливанцами услышать от них, как они объясняют свои столь скромные, на сегодняшний день, успехи по этой части, и что, по вашему мнению, может измениться во внутренней политике Ливана за предстоящие неделю-две, что позволило бы им внезапно переломить ситуацию?

Ну, понятно, что это молодое правительство, у которого еще нет возможностей делать все, что предусматривает резолюция 1559 - все дело именно в этом. Нам как раз и предстоит помочь ливанцам создать такие внутриполитические условия, в которых прекращение вооруженного конфликта приведет, прежде всего, к усилению суверенных полномочий самого ливанского правительства и введению ливанских вооруженных сил в южную часть страны - с определенной международной помощью, возможно, весьма существенной международной помощью. А уже после этого мы начнем сотрудничать с этим правительством на политическом фронте.

Я имею в виду, Джеймс, - и это ответ на вопрос Элизы - что сейчас особенно ясно, почему в резолюции 1559 подчеркивалась недопустимость ситуации, когда в правительстве страны заседают люди, опирающиеся и на террор, и на политику. "Хизбалла" заседает в ливанском правительстве, ее министры входят в кабинет страны, и при этом она же нападает на Израиль, не ставя об этом в известность правительство, и это подвергает весь ливанский народ той опасности, в которой он теперь, к сожалению, находится. Вот почему резолюция 1559 была такой предусмотрительной. Но мы будем работать над политическими условиями, которые помогут ливанцам выполнить требования этой резолюции.

Чарли?

Можете ли вы охарактеризовать ваши переговоры с ливанцами так же, как, скажем, с иракцами - в смысле, когда вы говорите, что правительство Ирака настроено решительно и знает, что ему делать? Можете ли вы сказать, что ливанцы понимают: их цель - противостоять "Хизбалле"?

Я полагаю, что это очень хорошее правительство. Его возглавляет прекрасный премьер министр, который в настоящее время попал в невероятно трудные обстоятельства, и он демонстрирует, что является настоящим лидером своего народа и что в эти трудные времена он правит своим народом с большим мужеством. В Ливане очень сложная внутриполитическая обстановка, вряд ли это кого-то удивит. Я не стану вам пересказывать содержание наших бесед с премьер-министром о том, как именно нам всем лучше всего выйти из этой трудной ситуации. Я полагаю, его очень волнует бедственное положение ливанцев. Мы говорили с ним об этом, и сразу после этого мы вступили в переговоры с Израилем, чтобы получить воздушный и морской гуманитарные коридоры, и будем договариваться о новых коридорах, по которым ливанским гражданам будет доставляться помощь, и одновременно приступим к обсуждению с ливанским правительством тех политических условий, которые позволят выполнить решения резолюции 1559. Но я не готова рассказать вам, о чем именно мы с ним договорились.

Да, Чарлз... Чарли?

Госпожа госсекретарь, поскольку вы сами не вступали в переговоры с "Хизбаллой" и Сирией, можете ли вы сказать, что кто-то из союзников США, с кем вы уже беседовали, уже встречался или собирается встретиться с их представителями? Были ли какие-то прямые контакты с "Хизбаллой"? Есть ли основания полагать, что впереди видны проблески какого-то дипломатического решения?

Что ж, прежде всего, с сирийцами у нас были контакты всевозможного рода. Не секрет, что самые разные правительства вели переговоры с Сирией в течение длительного времени. Властям Сирии предстоит сделать выбор. Хотят ли они в самом деле быть причастными к обстоятельствам, способствующим росту экстремизма в регионе, или готовы стать частью консенсуса, объединяющего ведущие арабские страны Ближнего Востока, согласно которому экстремизм - одна из главных проблем региона?

С этой точки зрения, я предлагаю вам оглянуться назад и обратиться к тому, что говорили раньше некоторые из этих арабских стран. Все хотят прекращения насилия. В этом все едины. Но есть одно отличие по сравнению с тем, что было раньше, когда арабские страны давали неопределенные ответы. На этот раз, мне кажется, есть очень определенные указания на то, в чем, по мнению многих, скрывается корень проблем, и Сирия должна решить, согласна она присоединиться к этому консенсусу или нет.

А что до "Хизбаллы", то, как я уже сказала", "Хизбалла" и есть источник всех несчастий, и это должно быть предметом договоренностей между правительством Ливана, международным сообществом и Израилем, потому что в Ливане правит ливанское правительство, а не "Хизбалла". И это даже не предмет договоренностей - и я хочу подчеркнуть это. Резолюция 1559 обязательна к выполнению для всех - и для правительства Ливана, и для его соседей, и для международного сообщества. "Хизбалла", какой она сложилась сейчас, - это террористическая организация, и, думается, вряд ли стоит говорить о каких-то договоренностях между "Хизбаллой" и международным сообществом.

Робин?

Соединенные Штаты развернули свои силы - или это были международные силы, разделившие палестинцев и израильтян в 1982 году.

Ливанцев.

Нет, это были палестинцы...

А, вы имеете в виду палестинские лагеря в Ливане?

Да-да.

Просто я хотела убедиться, что мы говорим о Ливане.

Я был там в то время.

Да.

В чем, по вашему, могло бы быть отличие нынешних стабилизационных сил от того, что было раньше? Будет ли у них больше мускулов? Ходят разговоры о модели, подобной тому, что было в Косово. Не могли бы вы чуть подробнее рассказать о содержании этих переговоров?

Я обсуждала часть этих вопросов в Нью-Йорке с генеральным секретарем Аннаном. Мы также ведем переговоры об этом с нашими союзниками. Я полагаю, все понимают, что речь идет о силах, достаточно мощных для того, чтобы справиться с этой задачей, чтобы обеспечить в Южном Ливане такие условия, которые раз и навсегда покончат с самим источником насилия в регионе - а этим источником сейчас остается тот факт, что Южный Ливан используется "Хизбаллой" как плацдарм для нападений на Израиль. Такая задача потребует мощных сил.

А вот вопросы о том, какие это будут силы, кто ими будет командовать, будут ли это силы ООН или какие-то другие международные силы - все это предмет переговоров, которые сейчас продолжаются и, я думаю, еще будут продолжаться несколько последующих дней.

Можно следующий вопрос?

Да.

Потребуют ли от "Хизбаллы" разоружиться прежде, чем введут в Ливан международный контингент, или он получит мандат на ее разоружение?

Думаю, содержание мандата предстоит обсудить, прежде всего, с ливанцами и израильтянами, которые больше всего заинтересованы в происходящем, а затем с международным сообществом. Я бы не хотела предвосхищать события и рассуждать о несуществующем мандате, но он должен допускать значительное применение силы и должен быть таким, чтобы позволить ливанским вооруженным силам сделать так, чтобы Южный Ливан больше не был плацдармом для террористических атак.

Да, Сильвия?

Госпожа госсекретарь, не опасаетесь ли вы, что промедление в вопросе о прекращении огня и гибель множества гражданских лиц в Ливане помешают вашим попыткам завоевать симпатии и доверие арабского мира?

Меня волнуют потери среди гражданских лиц, потому что меня всегда волнуют потери среди гражданских лиц. Никто не хотел бы, чтобы ни в чем не повинные люди оказались в центре подобных сражений. Вот почему мы намерены не прекращать наших усилий по оказанию гуманитарной помощи. Вот почему мы так часто и так решительно просили Израиль умерить масштабы его боевых операций. Вот почему мы работаем над тем, чтобы были открыты гуманитарные коридоры. То, что происходит с ливанским народом - ужасно. Но прискорбный факт заключается в том, что если мы не выйдем из нынешнего положения правильным образом, если мы не создадим политических условий, которые помогут покончить с насилием и к тому же уничтожат главную причину насильственных действий, если мы не уничтожим обстоятельства, которые порождают насилие, то все повторится через несколько месяцев.

Потому что важное отличие нынешней ситуации от той, что была в Ливане в 1982 году, когда там был Робин, заключается в том, что теперь в этой стране есть молодое демократическое правительство, свободное от сирийского военного вмешательства, которые пытается установить свой суверенитет на всей территории Ливана, пытается быть хорошим соседом своему окружению и частью международных усилий по поддержанию мира и стабильности. А экстремисты хотят задушить его в колыбели. Их пугает, что в будущем Ливан превратится в страну, которая больше не будет источником нестабильности, больше не будет настолько слабой, чтобы позволять кому угодно использовать свою территорию подобным образом, - таким же образом эти экстремисты хотели бы задушить и другие новые правительства, новые демократические правительства на Ближнем Востоке.

То есть речь идет о другом Ближнем Востоке, и это новый Ближний Восток, и ему нелегко, и мы переживаем очень страшные времена. Я хочу, чтобы насилие в отношении гражданских лиц прекратилось, потому что насилие в отношении гражданских лиц должно быть прекращено, но я знаю, что пока мы не покончим с причиной всего этого, перемирие не продлится долго, насилие вскоре начнется вновь.

Я готова ответить на последний вопрос.

Госпожа госсекретарь, скажите, почему вы сами не хотите поехать в какую-нибудь арабскую страну? Правда ли, что, как рассказывали кое-кому из нас, что ряд арабских стран не хотят принимать вас, пока продолжается военная операция израильтян?

Послушайте, я собираюсь туда, где мы все можем встретиться и договориться о дальнейших шагах. Чего я точно не хочу - так это лететь куда-то и добиваться прекращения огня, которое, я уверена в этом, не продлится долго. Мы находимся в особенной ситуации, и я полагаю, искренне полагаю, жители Ближнего Востока понимают это так же хорошо, как жители самого Ливана. Всех волнует рост числа потерь среди мирного населения и всех волнует судьба молодого ливанского правительства. В этом нет никакого сомнения.

Но нам всем нужно объединиться. Всем. Сейчас нужно держаться крепко, потому что пришло время не просто добиться временного решения, которое развалится изнутри, - и я даже не могу сказать, сколько потребуется часов, или дней, или недель, или месяцев, прежде чем наступит прочный мир. Вот почему я запланировала свою поездку и запланировала ее на эти дни, я чувствовала, как важно было провести как можно больше консультаций, я понимала, что нужно свести вместе всех заинтересованных в этом мире людей. Но я также понимала, как важно добиться взаимопонимания между теми, кто действительно способен найти политическую модель для достижения прочного мира на Ближнем Востоке.

Спасибо всем большое. Увидимся в самолете. Спасибо.

Перевод с английского Lenta.Ru

Мир00:0115 сентября
Raneen Sawafta

Попутали берега

Евреи и арабы живут здесь вместе десятилетиями. Скоро тут может начаться третья мировая
Мир00:02 9 сентября

«Не думаю, что Бог простит»

Священники превратили тропический остров в царство разврата. Их жертвы молчали десятки лет