Новости партнеров

Музеи встали на крыло

Крупнейшие художественные собрания мира лихорадочно строят новые здания

Не проходит и недели, чтобы в новостных лентах не появилось сообщение о том, что тот или иной музей возводит или открывает для публики новое крыло. Одна только последняя неделя марта принесла сведения об одобренном проекте второго здания лондонской галереи Tate Modern и об окончании строительства корпуса мадридского Прадо. Однако точечная экспансия - это только один путь развития. Некоторые музеи действуют еще масштабнее, открывая филиалы вдали от главного собрания.

Рядом с домом

Англичане давно знают, что музеи - один из лучших источников дохода. Семь из десяти главных достопримечательностей страны - это публичные художественные и научные собрания. В год только иностранные туристы оставляют в музеях 350 миллионов фунтов стерлингов (почти 700 миллионов долларов), и это не предел. Поэтому никто не удивился, что безмерно популярная галерея Tate Modern добилась одобрения проекта своего нового здания стоимостью 398 миллионов долларов. 12-этажное сооружение из стеклянных параллелепипедов откроется для публики в 2012-ом - в год лондонской Олимпиады. Футуристического вида проект осуществит швейцарское бюро Жака Херцога (Jacques Herzog) и Пьера де Мерона (Pierre de Meuron), переоборудовавшее ранее заброшенную электростанцию в основное здание Tate Modern и превратившее ее в достопримечательность per se. Британскую общественность взволновал вовсе не циклопический бюджет проекта, а его радикальный вид. Но в необходимости нового здания никто не сомневается.

Прадо, гордость Испании и один из богатейших музеев мира, наконец-то обзавелся новым зданием. Неоклассицистическое, просторное, очень светлое сооружение построил Рафаэль Монео, живой классик современной архитектуры. До него Прадо самым буквальным образом задыхался от нехватки площадей: не только тысячи и тысячи достойных произведений искусства не могли быть выставлены в залах по причине отсутствия места, но и посетителям приходилось едва ли не проталкиваться в некоторых узких местах музея. По-настоящему новое крыло Прадо откроется для зрителей 28 апреля, а пока в нем идет монтаж экспозиции.

Стоит отметить, что Прадо стал третьим крупнейшим музеем Мадрида, обзаведшимся новыми помещениями: вслед за Центром королевы Софии, и собранием Тиссен-Борнемиса. Стоимость всех трех проектов по реконструкции составляет около миллиарда евро.

Германские власти выделили на реконструкцию берлинского "Музейного острова" (Museumsinsel) более 2,5 миллиардов евро, из которых 350 миллионов пойдут на Пергамский музей. Ему предстоит обзавестись новой выставочной галереей. Если учесть, что это собрание искусства древнего мира посещает более миллиона человек в год, то успех новому проекту можно считать обеспеченным.

Итальянские власти после многолетних переговоров и мучительных колебаний не только отважились начать строительство нового крыла галереи Уффици, но и частично закрыли самый посещаемый музей в стране на реконструкцию. Они готовы на эту жертву во имя будущих миллионов туристов.

Имперский путь

Расширять собрания и собирать туристов вдали от основного музея первым, вероятно, придумал фонд Соломона Гуггенхайма, в 1997 году распахнувший двери нового здания в испанском Бильбао. За этим проектом последовали венецианский и берлинский филиалы. Музей в Лас-Вегасе просуществовал относительно недолго, но он не закрылся окончательно, а был преобразован в совместный с Государственным Эрмитажем проект. Неутомимые попечители фонда в 2009 году откроют новое здание в Гвадалахаре (Мексика), а в 2011-м - в Абу-Даби (ОАЭ).

Эрмитаж, воодушевленный успешным опытом в США, тоже стал расширять сеть своих филиалов, причем не только за пределами России (в Лондоне, Амстердаме и готовящемся к открытию помещении в итальянской Ферраре), но и внутри страны - в Казани. Пока - это единственный такой опыт в отечественной музейной практике. Кроме того, Эрмитаж постепенно обустраивает помещения Главного штаба, где, в перспективе, появится собственный музей современного искусства.

Парижский Лувр, также как и Эрмитаж, расширяется внутри страны (в 2009 году у него появится новое здание в Ленсе, на севере Франции) и за ее пределами: филиал стоимостью 400 миллионов долларов будет построен в Эмиратах к 2012 году. Похожим образом развивается и Центр Помпиду (современное искусство): в 2008 году у него откроется "продолжение" и в Париже, и в городе Меце (тоже на севере Франции), а в 2010 - в китайском Шанхае.

Вернемся в Россию, где возможности и желание инвестировать в новые собрания пока крайне ограничены. Пока практически все новаторские движения происходят в столицах. Так, ГМИИ имени Пушкина, музеи Кремля, Исторический музей и Третьяковская галерея движутся в сторону создания собственных кварталов. У Пушкинского музея уже три здания, и, вероятно, скоро будет четвертое. ГИМ отвоевал себе бывший Музей Ленина и планирует открывать в будущем помещения в Никольских торговых рядах. Кремлевские музеи рассчитывают на строительство нового комплекса в районе Боровицкой площади, ибо внутренние возможности уже исчерпаны. Третьяковка, которой давно не хватает ни здания в Лаврушинском, ни куска ЦДХ на Крымском валу, тоже постепенно открывает небольшие залы. Из последних приобретений: в конце марта публику впервые пустили в помещение в Малом Толмачевском переулке (там открылась выставка авангардистки Ольги Розановой).

***

В Великобритании, где нет проблем с посещением музеев, чиновники от культуры и сами музейщики не перестают внушать меценатам и инвесторам, что художественные и научные собрания - это не только источники денег от туризма и важные образовательные учреждения, но и прекрасный социальный организм, объединяющий граждан наиболее демократическим и мирным образом. И, что замечательно, к этому мнению прислушиваются.

Юлия Штутина