Боль и ненависть в Беслане

С осетинских милиционеров сняли обвинение в халатности

Закрыта еще одна страница в бесланской истории. Суд удовлетворил прошение об амнистии, поданное тремя бывшими руководителями Правобережного РОВД. Они ссылались на принятый прошлой осенью закон, по которому амнистии подлежали участники вооруженных конфликтов на Северном Кавказе, если они не совершили тяжких преступлений. Правда, отведенный для амнистии срок истек 15 января 2007 года.

Мысль о том, чтобы воспользоваться этим законом, посетила адвокатов бывшего начальника бесланской милиции Мирослава Айдарова и двух его бывших заместителей, Таймураза Муртазова и Гурама Дряева только в начале мая. Эта попытка сразу же вызвала резкую реакцию представителей общественных организаций, объединяющих родственников пострадавших в теракте.

"Матери Беслана" и "Голос Беслана" уже в течение нескольких лет безуспешно требуют привлечь к ответственности должностных лиц, по вине которых, как считают пострадавшие, захват школы террористами привел к огромному количеству жертв. Из почти 1200 заложников погибли более 300 человек, из которых свыше половины составляли дети.

Согласно выводам официального расследования, штурм начался после того, как в спортзале, где находились заложники, произошел взрыв. Люди бросились бежать через образовавшийся пролом в стене и через выбитые окна, а террористы открыли по ним беспорядочный огонь. Тогда спецназ вступил в бой, чтобы спасти оставшихся заложников и уничтожить боевиков.

Претензии пострадавших касаются, прежде всего, двух пунктов: почему террористы беспрепятственно смогли захватить школу, и что послужило причиной взрыва в спортзале, который фактически стал сигналом к штурму. Бесланских милиционеров судили именно за халатность, из-за которой, по утверждению пострадавших, террористам удалось захватить заложников, так как торжественное собрание по случаю начала учебного года охраняла лишь одна невооруженная женщина-милиционер.

В то же время большинство личного состава РОВД было выставлено на охрану автотрассы в аэропорт, по которой должен был проехать руководитель республики Александр Дзасохов. Подсудимые милиционеры утверждают, что у них был приказ вышестоящего руководства распределить личный состав именно таким образом. Что касается усиления охраны административной границы с Ингушетией, то у них не было достаточно времени, чтобы разобраться в обстановке, так как начальник райотдела Айдаров и один из его заместителей Дряев были назначены на свои должности лишь в начале августа 2004 года.

Под судом пока остаются бывшие начальник Малгобекского РОВД Ингушетии Багаудин Евлоев и его заместитель Ахмед Котиев. Их также обвиняют в халатности. По мнению следствия, именно на территории района, милицией которого они руководили, находился лагерь террористов, захвативших заложников в бесланской школе. Установлено, что боевики готовились к теракту почти месяц в лесном массиве на границе с Северной Осетией, однако местная милиция якобы ничего об этом не знала.

Суд над ингушскими милиционерами проходит в Назрани, но пострадавшие от теракта требуют перенести слушания на территорию Северной Осетии, опасаясь необъективности суда в связи с напряженными отношениями между двумя республиками после вооруженного конфликта начала 1990-х годов. Вопрос о территориальной подсудности ингушских милиционеров должен был рассмотреть Верховный суд Кабардино-Балкарии, где 11 мая начались предварительные слушания по этому вопросу, но процесс, судя по всему, застопорился.

Не менее важным является вопрос о начале штурма. Официальное расследование утверждает, что взрыв произошел по вине террористов. Альтернативные версии предлагают два иных варианта: или снайпер застрелил боевика, стоявшего на кнопке, приводящей в действие взрывное устройство, или по спортзалу был произведен выстрел из гранатомета.

Кроме того, пострадавшие высказывают многочисленные претензии к членам оперативного штаба, руководившего действиями силовиков во время теракта. Обвинения включают в себя нежелание договариваться с боевиками об освобождении заложников, сокрытие истинных масштабов теракта и подготовка штурма без учета жертв со стороны мирного населения.

В частности, пострадавшие пытаются добиться привлечения к уголовной ответственности бывшего президента республики Северная Осетия Александра Дзасохова, экс-руководителя УФСБ по Северной Осетии Валерия Андреева, бывшего главы МВД республики Казбека Дзантиева, начальника ЦСН ФСБ Александра Тихонова и других должностных лиц, чьи некомпетентные действия, по мнению организации "Матери Беслана", стали одной из причин гибели заложников.

В апреле 2007 года пострадавшим чуть не удалось возбудить против указанных лиц уголовное дело. Однако Верховный суд республики по ходатайству Генпрокуратуры РФ отменил постановление районного суда о признании незаконным отказа в возбуждении уголовных дел в отношении силовиков и членов оперативного штаба. Ходатайство пострадавших было направлено на повторное рассмотрение.

Что касается непосредственных исполнителей теракта, то большинство из них мертвы, а единственный захваченный живым и представший перед судом террорист Нурпаша Кулаев приговорен к пожизненному лишению свободы.

Фактическое освобождение от ответственности бесланских милиционеров вызвало гнев и отчаяние у матерей, которые сначала требовали доставить в суд обвиняемых, а когда судья стал зачитывать постановление об амнистии, выместили свое отношение на зале заседаний. По свидетельству очевидцев, группа из примерно 25 женщин била стекла, переворачивала мебель. Были сорваны шторы и российский флаг, однако судебные приставы не стали вмешиваться в происходящее. Они попытались объяснить женщинам, что им придется заплатить за испорченное имущество, на что одна из потерпевших пообещала тогда вообще сжечь здание суда.

По словам председателя организации "Матери Беслана" Сусанны Дудиевой, пострадавшие не признают решение суда об амнистии, так как оно было вынесено в отдельной комнате, а не в зале заседаний, и в отсутствии обвиняемых. Однако в суде пояснили, что Айдаров, Муртазов и Дряев сами написали заявление о том, чтобы решение было оглашено в их отсутствие. Судья освободил милиционеров от ответственности в малом зале заседаний в присутствии гособвинителя, секретаря, судебного пристава и операторов федеральных телеканалов.

В эти дни в Беслане отмечают тысячу дней со дня теракта. На мемориальном кладбище, где похоронены погибшие заложники, были зажжены сотни свечей. Последняя часть траурной церемонии пройдет 30 мая в школе номер 1, в спортивном зале, в котором в 13:05 3 сентября 2004 года раздался первый взрыв.