Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

Без свидетелей

Российское правительство будет заседать за закрытыми дверями

С 18 октября телезрители больше не смогут насладиться видом смущенных министров российского правительства, выслушивающих гневные разносы из уст своего босса. Отныне это будет происходить в более камерной обстановке, а точнее вообще без камер - Виктор Зубков принял решение раз и навсегда прекратить присутствие представителей прессы на заседаниях кабинета. Несмотря на тяжелое впечатление, остававшееся от лицезрения публичного унижения членов кабинета мрачным и жестким премьер-министром, запрет на него кажется еще одним шагом на пути back in the USSR.

Прямые трансляции заседаний правительства начались в марте 2004 года, после вступления в должность премьер-министра Михаила Фрадкова, который их и разрешил. За три с половиной года народ успел привыкнуть к тому, что министров постоянно отчитывает их начальник. Но, в отличие от Зубкова, его предшественник делал это как-то нежнее, что ли, с шутками и прибаутками. Чего стоят только все эти "хвостики от морковки", "не пряча голову в одно место", "тупить и лопушить" и так далее, и тому подобное. В общем, все познается в сравнении, и сейчас уже кажется, что при Фрадкове у правительства было человеческое и вполне себе либеральное лицо, хоть и не сильно влияющее на качество работы туловища. А возможность практически ежедневно наблюдать за ходом дискуссии, обменом репликами, комментариями и "гэгами" премьера создавала иллюзию открытости, гласности и прочей свободы слова.

13 сентября, в свой последний рабочий день в правительстве, Фрадков очень трогательно попрощался с журналистами, поблагодарил их за сотрудничество и в своей краткой речи отметил, что представители СМИ даже помогали правительству, "подсвечивая некоторые проблемы, используя журналистские приемы", что было встречено аплодисментами.

"Независимая газета", первой сообщившая в четверг об изгнании прессы из зала заседаний, приводит мнение своего источника, что это решение готовилось давно, но у Фрадкова просто "не хватило духа". Как бы там ни было, новый глава кабинета выдержал присутствие журналистов почти месяц - впервые граждане увидели Виктора Зубкова в кресле премьер-министра 20 сентября, перед "фрадковским" еще составом правительства, которому в тот день не поздоровилось. Тогда начальник департамента экономики и финансов Антон Дроздов прямо с заседания был отправлен на Сахалин исправлять ошибки финансирования ликвидации последствий землетрясения.

С тех пор и пошло - что ни заседание, то мрачный, неласковый Зубков, вжавшиеся в кресла министры, напоминающие школьников, лихорадочно твердящих про себя "только бы на этот раз пронесло...", "отличницы" Эльвира Набиуллина и Татьяна Голикова и "двоечники" Александр Соколов и Игорь Левитин, ну и общая атмосфера публичной порки. Тяжелое, нало сказать, зрелище, не для слабонервных. Вполне понятны жалобы министров на то, что их задевают не столько содержательные претензии премьера, сколько то, что их униженное положение видят миллионы людей. Ну и авторитет у них, понятное дело, после этого падает до нуля.

Так что теперь они могут вздохнуть с облечением - больше их мучений никто из посторонних не увидит, все будет происходить за наглухо закрытыми дверями. В четверг недавно назначенный директор нового департамента протокола, пресс-службы и информации правительства России Александр Жаров сообщил, цитирует его "Интерфакс", что заседания больше не будут транслироваться в реальном времени для прессы, так как это мешает их проведению в деловом режиме. По его словам, отныне для прессы будет транслироваться вступительное слово премьер-министра, а затем, по окончании заседания, в соответствии с указанием Зубкова члены кабинета министров будут рассказывать журналистам об "основных вопросах и решениях, принятых на заседании".

При этом Жаров отметил, что в других странах также не принято транслировать заседания правительства в режиме реального времени для прессы: "Насколько я знаю, это общепринятая практика. Членам кабинета министров, учитывая разный характер информации, обсуждаемой на заседании, гораздо удобнее работать именно в этом режиме".

Что им удобнее - это уже понятно, а вот Зубкову-то как раз эти трансляции шли только на пользу, особенно его электоральному рейтингу. Населению в большинстве своем близок стиль "председателя совхоза", на чем свет стоит кроющего на собрании "зажравшихся бюрократов". Так что теперь Зубкову придется поднажать на другие, совершенно неотразимые для сознания электората акции в духе ручного управления экономикой страны - почаще ездить в "пензы", ходить по магазинам и рынкам, лично проверять уровень цен, качество продуктов и моральный уровень местных чиновников.

А на меньшую часть населения от запрета на прессу в зале заседаний правительства в очередной раз повеяло холодом - власть законопатила, пожалуй, последнюю замочную скважину в своем бронированном панцыре. Окукливается. Готовится к чудесному превращению.

Татьяна Щеглова