Открытое небо Грузии

Тбилиси из-за евроатлантических устремлений окончательно подрывает собственную систему ПВО

5 мая, в понедельник, директор департамента МИД Грузии по отношениям с Россией Ираклий Торонджадзе передал ноту консулу РФ Андрею Смагу, в которой говорилось, что Грузия выходит из договора о сотрудничестве с Россией в сфере противовоздушной обороны. Первоначально сообщалось, что такой шаг Грузии связан с уничтожением 4 мая, в воскресенье, над непризнанной республикой Абхазия двух грузинских беспилотных самолетов-разведчиков и последовавшим за этим обвинением Тбилиси со стороны России в нагнетании напряженности в зоне конфликта, где полеты в военных целях запрещены.

Несколько позже заместитель министра обороны Грузии Бату Кутелия официально прокомментировал данное решение. Он заявил, что Грузия вышла из договора по политическим и техническим причинам. Данное соглашение не приносило Грузии какой-либо пользы и противоречило стратегии по сближению республики с НАТО, при этом шло вразрез с ранее достигнутыми договоренностями с альянсом по обмену данными о ситуации в воздушном пространстве. Кроме того, технической причиной такого решения называлось стремление Грузии создавать систему контроля воздушного пространства в соответствии со стандартами НАТО, а не с российскими. Бату Кутелия выразил при этом надежду, что в России отнесутся к такому решению Грузии с пониманием.
По версии Тбилиси, работа над выходом из соглашения велась грузинской стороной с начала 2008 года. Документ был согласован всеми ведомствами Грузии.

В ответ на решение Тбилиси последовал ряд заявлений с российской стороны. Глава российского МИДа Сергей Лавров заявил, что эти действия свидетельствуют о линии, которая заключается в подрыве всех прежних договоренностей относительно урегулирования южноосетинского и абхазского конфликтов.

В свою очередь, заместитель председателя комитета Совета Федерации по международным делам, представитель в СФ от Народного собрания республики Ингушетия Василий Лихачев отметил, что решение Грузии "в какой-то степени является логичным, поскольку это один из шагов так называемой операции по раздражению России. В целом складывается впечатление, что Грузия получила и выполняет заказ от проевроатлантических сил на разрыв всех отношений с СНГ".

25 января 2006 года Грузия уже сделала шаг на пути дезинтеграции с СНГ. В этот день Михаил Саакашвили подписал указ о прекращении участия Грузии в Совете министров обороны стран СНГ. А 3 мая текущего года Саакашвили в ходе конференции стран Содружества демократического выбора "Общее видение общего соседства" (Вильнюс) заявил, что СНГ утратил свое значение и Грузия может в скором будущем выйти из состава этой организации.

Словом, все по плану. Тбилиси давно заявляет, что стремится строить свои вооруженные силы с оглядкой на Брюссель, а не на Москву. Что, однако, означает это решение с технической точки зрения и сможет ли Грузия самостоятельно защитить свое небо?

Что такое ОС ПВО СНГ?

Объединенная система ПВО стран СНГ (ОС ПВО СНГ) была создана на основе соглашения десяти стран содружества, подписанного 10 февраля 1995 года в Алма-Ате. Из стран СНГ в нее входят Армения, Белоруссия, Грузия, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан и Украина. Не являются участниками Азербайджан и Молдавия.

Срок действия соглашения не ограничен, оно открыто для присоединения других стран, разделяющих положения Концепции охраны воздушного пространства государств-участников СНГ и Плана взаимодействия сил и средств Объединенной системы ПВО.

В 1997 году Грузия и Туркмения де-факто свернули свое участие в ОС ПВО СНГ, а Украина и Узбекистан сотрудничают с Россией только на двусторонней основе.

В настоящее время ведется обсуждение вопросов создания региональных пунктов управления ОС ПВО "Запад" (в Белоруссии), "Кавказ" (в Армении) и "Центральная Азия" (в Казахстане). Первоочередное внимание уделяется Единой региональной системе ПВО Союзного государства Белоруссии и России.

Основными задачами ОС ПВО СНГ являются охрана воздушных границ государств СНГ, совместный контроль за использованием воздушного пространства, оповещение о воздушно-космической обстановке, предупреждение о ракетном и воздушном нападении, согласованное его отражение.

С целью выполнения данных задач осуществляется автоматизированный обмен информацией о воздушной обстановке между командными пунктами ВВС и ПВО России, Белоруссии, Казахстана, Украины и Узбекистана. Обмен информацией с ПВО остальных стран-участниц происходит периодически из-за отсутствия у них современных автоматизированных систем управления. Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия и Узбекистан осуществляют совместное боевое дежурство сил ПВО.

Согласованием деятельности и разработкой стратегии развития системы занимается Координационный комитет по вопросам ПВО при Совете министров обороны государств - участников СНГ, в него входят командующие ПВО государств-участников.

В состав ОС ПВО СНГ входят 19 истребительных авиаполков (в том числе 11 российских и 2 белорусских), 29 зенитных ракетных полков (11 российских), 22 радиотехнических подразделения (9 российских), 2 российских батальона радиоэлектронной борьбы.

На вооружении состоят зенитные ракетные комплексы "Оса", "Бук", С-75, С-125, С-200 и С-300, истребительная авиация вооружена самолетами МиГ-23, МиГ-29, МиГ-31 и Су-27.

Испытания зенитного ракетного вооружения войск ПВО стран СНГ и проведения войсковых учений с применением данного оружия проводятся на военном полигоне Ашулук в Астраханской области России.

Ежегодно организуются совместные учения сил и средств ОС ПВО СНГ. Последняя командно-штабная тренировка состоялась в конце апреля текущего года. В ней приняли участие органы боевого управления и дежурные силы Объединенной системы, были привлечены дежурные расчеты зенитных ракетных и радиотехнических войск, более 25 воздушных судов различных типов России и Белоруссии, в том числе российский авиационный комплекс радиолокационного дозора и наведения А-50.

А что у Грузии?

В середине 1990-х года в Грузии в рамках формирования ОС ПВО СНГ были созданы и модернизированы шесть радиолокационных станций, в основном П-15 и П-18 (в Тбилиси, Гори, Алексеевке, Марнеули, Поти, Батуми), а также три гражданские РЛС в западной и центральной частях страны. Для работы на станциях грузинские специалисты проходили обучение в вузах России. Первоначально планировалось создать войска ПВО численностью 6-7 тысяч человек, подразделяющиеся на три составные части: истребительная авиация, ракетные-зенитные дивизионы и станции радиолокационного контроля. Однако с 1998 года большинство программ стало постепенно сворачиваться.

В настоящее время, по сообщениям некоторых СМИ, средства ПВО у Грузии практически небоеготовы. Грузия не обладает ни системой управления, ни радиолокационным полем над территорией страны, ни активными радиолокационными средствами. После выхода из договора она самостоятельно не сможет контролировать свое небо.

Согласно заявлениям заместителя секретаря президиума Генерального совета партии "Единая Россия" по вопросам международной политики и межпартийным связям, председателя комитета Государственной Думы по международным делам Константина Косачева, с практической точки зрения выход Грузии из договора в сфере ПВО имеет нулевое значение, потому что Грузия и так не участвовала в последние годы в функционировании этой совместной системы противоракетной обороны. Выход Грузии из этого соглашения де-юре фиксирует ситуацию, которая существовала де-факто на протяжении многих лет.

В свою очередь, бывший заместитель главкома ВВС России по Объединенной системе ПВО СНГ генерал-лейтенант Айтеч Бижев заявил, что военно-техническое значение присоединения Грузии к системе по обмену информацией о ситуации в воздушном пространстве НАТО невелико.

По его словам, чтобы стать полноценным участником этой системы, Грузия должна оснастить свои средства контроля воздушного пространства самым передовым технологичным оборудованием, поставить сеть радиолокационных станций, а потом создать систему разведки, наблюдения, управления. Грузия не готова к этому. Все указанные мероприятия очень дорогостоящие. Технически это сложно сделать, нужны большие затраты и время (5-7 лет).

В данной связи следует отметить, что события последних недель в очередной раз продемонстрировали неэффективность предпринимаемых Грузией усилий по модернизации своей армии и оснащению ее современными видами вооружения и военной техники. Появление в небе над Абхазией беспилотных летательных аппаратов Hermes 450 израильского производства (потерю как минимум одного из них Тбилиси официально признал), с одной стороны, подтвердило взятый Грузией курс на развитие военно-технического сотрудничества с ведущими производителями оборонной продукции, а с другой, - низкий уровень боевой подготовки и общего развития грузинских вооруженных сил, ставший основной причиной потери четырех дорогостоящих аппаратов.

Как показывает мировой опыт, применение отдельных, даже наиболее передовых, образцов вооружения и военной техники само по себе не способно дать ожидаемый результат, если общее состояние войск не соответствует современным требованиям. Следует также отметить, что шаги Грузии в военно-технической сфере далеко не всегда однозначны. Так, в январе 2008 года Тбилиси заявлял, что грузинская армия отказывается от автоматов Калашникова в пользу автоматических винтовок М-4 американского производства. Тогда наблюдатели отметили неоправданность этого шага с технической точки зрения: опыт боев в Афганистане и Ираке, где эти винтовки прошли испытание в деле, показал их низкую эффективность. По сути, грузинское руководство тем самым избавило Пентагон от запасов ненужного оружия, одновременно понизив собственную боеспособность.

Таким образом, имеются все основания полагать, что нынешний выход Тбилиси из Объединенной системы ПВО СНГ также обусловлен исключительно политическими причинами и может привести к аналогичным последствиям.

Марс наш

Россияне полетели на Красную планету, но их сгубила водка: Surviving Mars