"А я не испугался"

На границе Южной Осетии президента Польши встретили автоматным огнем

Лех Качиньский на брифинге после совместной поездки с Саакашвили. Фото (c)AFP.

Визит в Грузию польского президента Леха Качиньского, приуроченный к очередной годовщине "революции роз", не обошелся без происшествий. Вместе с президентом Грузии Михаилом Саакашвили Качиньский решил посетить российский блок-пост, находящийся на границе Южной Осетии: когда президентский кортеж приблизился к этому посту, раздались выстрелы. Кто и в кого стрелял, неизвестно. Высокий гость не пострадал. Журналистам он заявил, что нисколько не испугался и о визите в зону конфликта не жалеет.

Качиньский давно уже считается верным союзником Грузии, готовым даже пренебречь ради нее личной безопасностью. 13 августа, когда в республике еще шла война и значительная часть территории была под контролем российских войск, президент Польши (вместе с коллегами из Украины и стран Балтии) прилетел в Тбилиси, чтобы лично выразить Грузии свою поддержку. Саакашвили позднее заявил, что только их присутствие спасло город от российской бомбардировки.

Куда ехали

Нынешний визит должен был пройти в более спокойной обстановке. Прибыв в Тбилиси, Качиньский в сопровождении Саакашвили направился в лагерь беженцев, организованный в селе Метехи (село находится на территории Каспского района, граничащего с Южной Осетией). По пути президенты решили свернуть к границе, в том месте где с Грузией граничит Ленингорский район Южной Осетии (бывший Ахалгорский район Грузии).

Как сообщает грузинский телеканал "Рустави-2", это было сделано для того, чтобы зарубежный гость смог своими глазами увидеть расположенный на границе российский блок-пост и "засвидетельствовать, что Россия нарушает соглашение о перемирии".

Ленингорский район, напомним, является предметом отдельного спора между Грузией и Южной Осетией. До войны начала 1990-х годов он входил в состав Южной Осетии (и вместе с ней - в состав Грузии). После этой войны основная часть района (где жили как грузины, так и осетины) оказалась под контролем грузинских властей (в Грузии район официально именовался Ахалгорским).

Однако в ходе августовской войны 2008 года российские войска взяли эту территорию под контроль. Таким образом, она де-факто вошла в состав Южной Осетии. Во время войны и после нее часть грузинского населения покинула этот район (официальный Тбилиси заявил, что грузины стали жертвами "этнических чисток").

Машина
Машина "скорой помощи" в районе обстрела. Фото пресс-службы президента Польши

Власти Грузии, не имея сколько-либо существенной возможности вернуть всю Южную Осетию, пытаются оспорить принадлежность Ленингорского района, упирая на то, что присутствие там российских войск нарушает мирный план Медведева-Саркози. По пятому пункту этого соглашения, напомним, Россия должна отвести свои войска за линию, за которой они находились до начала боевых действий. В Москве на это заявляют, что район является частью Южной Осетии, с которой Россия теперь строит официальные отношения (затрагивающие в том числе и размещение российских войск в регионе).

Между тем позиция Грузии получила поддержку со стороны Европы: президент Франции и автор упомянутого мирного плана Николя Саркози, выступая по итогам недавнего саммита Россия-ЕС, заявил, что необходимы дальнейшие шаги по реализации этого соглашения. "У меня была возможность сказать господину Медведеву, что следует активизировать вывод российских войск из Ахалгори", - сообщил он.

Кто стрелял

Версий того, что произошло у российского блок-поста, более чем достаточно:

* российские (осетинские) солдаты стреляли в Качиньского;

* стреляли, но не в Качиньского, а в воздух;

* стреляли, но не российские солдаты, а спрятавшиеся неподалеку грузинские провокаторы;

*стрельбы вообще не было;

* и так далее.

Когда президентский кортеж (около 30 автомобилей) подъехал к блок-посту, вокруг было темно. По словам Качиньского, машины остановились в 30 метрах. Примерно через полминуты после того, как польский президент вышел из машины, он услышал автоматный огонь. Позднее, рассказывая об инциденте, он заявил, что по звуку определил, что автоматы были российскими. "Я прошел военную подготовку и помню, как звучит выстрел из российского автомата", - сказал он журналистам. Президент также сообщил, что слышал крики на русском языке.

По информации пресс-службы грузинского президента, выстрелы продолжались около пяти-семи минут. При этом Саакашвили настаивает, что огонь велся с российского поста в направлении президентского кортежа. Сам Качиньский не был столь уверен: он честно признал, что из-за темноты не смог разобрать деталей. "Возможно, стреляли и в воздух", - сказал он. Примерно так охарактеризовал произошедшее и сотрудник его канцелярии Михал Каминьский, входивший в состав польской делегации. Каминьский добавил, что, несмотря на нештатную ситуацию, его шеф "сохранял железное спокойствие".

Агентство Reuters, описывая произошедшее, цитировало личного фотографа президента Грузии, который находился в одной из машин. По его словам, находившиеся на блок-посту люди, увидев приближавшиеся с грузинской стороны автомобили, потребовали остановиться, а затем начали стрелять в воздух. После того как началась стрельба, Саакашвили и Качиньский снова сели в машины и уехали. В целях безопасности, как сообщалось, они решили изменить программу визита и вернуться в Тбилиси.

В ранних сообщениях грузинских СМИ говорилось, что в результате обстрела были повреждены несколько машин (то есть стреляли, если верить этой информации, все-таки не в воздух). Однако подтверждения эта информация не получила.

Грузинская полиция на дороге в Ахалгори. Кадр видеозаписи корреспондента TVN24 с сайта телеканала
Грузинская полиция на дороге в Ахалгори. Кадр видеозаписи корреспондента TVN24 с сайта телеканала

Российские и южноосетинские власти выступили с опровержениями. Председатель КГБ Южной Осетии Борис Аттоев заявил, что к блок-посту на границе Ленингорского района подъехал кортеж примерно из 30 автомобилей. По его словам, делегация хотела проехать дальше, на территорию Южной Осетии. Получив отказ, несколько машин, как утверждает Аттоев, "пытались прорваться через заграждение". А пограничники, как следует из его рассказа, в ответ не стреляли, а только "предупредили грузинскую делегацию о незаконности ее действий". После этого колонна развернулась и уехала.

Не остался в стороне и южноосетинский президент Эдуард Кокойты, заявивший, что у блок-поста имела место "провокация со стороны президентов Грузии и Польши, серьезно спланированная и направленная на дестабилизацию ситуации в регионе". Правда, его объяснения внесли дополнительную путаницу: Кокойты заявил, что никакой автоколонны вообще не было, к границе, по его словам, подъехала только одна машина. "Если в этой машине действительно находились два президента, то они пошли на очень серьезный шаг", - добавил он. Вообще-то, если сопоставить рассказы Кокойты и Аттоева, это действительно можно считать "серьезным шагом": получилось бы, что Саакашвили и Качиньский, без автомобилей сопровождения, таранили пограничное заграждение, подставляя себя под пули.

P.S. Едва ли инцидент на границе будет иметь какое-то продолжение. Учитывая, что в результате обстрела, если он все же имел место, никто не пострадал (да и никто толком ничего не видел), произошедшее может стать разве что еще одним поводом для дипломатической перебранки. Правда, польский президент все же увез с собой свидетельство того, что он считает нарушением мирного соглашения, а именно присутствия российских войск в Ленингорском (Ахалгорском) районе. "Мы увидели, что российские силы на территории Грузии, это демонстрация того, что мирное соглашение выполнено не полностью", - заявил он на пресс-конференции, пообещав, что свяжется с коллегами из европейских государств и обратит их внимание на ситуацию. После этого страны ЕС, в частности, Франция, выступившая посредником при заключении мирного соглашения, теоретически получат повод для того, чтобы еще раз обвинить Москву в нарушении договора. Хотя даже в этом случае дело, скорее всего, ограничится сотрясанием воздуха. После признания Россией Абхазии и Южной Осетии Европа достаточно ясно продемонстрировала, что всерьез ссориться с Москвой она не хочет.

Обсудить
Путешествие в Аль-Бирмингем
Как пролетарская столица Британии превратилась в гнездо джихадистов
FILE - In this Saturday, June 4, 2011 file photo made by Associated Press photographer Anja Niedringhaus, injured U.S.Marine Cpl. Burness Britt reacts after being lifted onto a medevac helicopter from the U.S. Army's Task Force Lift "Dust Off," Charlie Company 1-214 Aviation Regiment. Location:
Sangin, AfghanistanПадение Сангинграда
Десятилетнее сражение за столицу наркоторговли завершилось победой «Талибана»
Два года для развода
Сколько времени понадобится Британии, чтобы выйти из ЕС
Томми Эммануэль«Мысли о славе не дают свободно дышать»
Томми Эммануэль о бизнесе счастья, гитарах и пропаганде
Глубины глубинки
Редкие картины русского авангарда на выставке «До востребования. Часть II»
«Меня не напугать сильной, умной женщиной»
Режиссер «Большой маленькой лжи» Жан-Марк Валле о работе с Кидман и Уизерспун
Колумбийский огонь
Тайные желания Шакиры, страховой полис Depeche Mode и другие новости мира музыки
Тест-драйв быстрейшего «Мерседеса» без крыши
Первый тест родстера Mercedes-AMG GT C, в котором крыша вообще не главное
Необычные многоэтажные автобусы
Самые удивительные двух- (и более) этажные автобусы
Супергрузовики. Часть вторая
7 грузовиков с безграничными возможностями
Лучшие машины для подростков. Американских
Американцы назвали идеальные автомобили для молодых водителей
Талант расправил плечи
Лучшие архитектурные проекты 2017 года: от города в пустыне до термальных ванн
Адская машина
Ученые и урбанисты придумали, что делать с заполонившими города автомобилями
«Если у тебя нет любовника, квартире взяться неоткуда»
Исповедь россиянки, ставшей ипотечницей в 20 лет
Тариф «Хватит»
За услуги ЖКХ можно платить в разы меньше